Дата: 06.09.2021 Автор: Индира Габбасова Фотограф: Маргарита Власкина
Помочь Фонду

Заново

Помочь Фонду

В десять месяцев Семёну первый раз поставили ДЦП, в четыре года диагноз был подтвержден. Годы реабилитаций и несколько медицинских центров на счету его любящей семьи — вот, что позволило Сёме научиться самостоятельно передвигаться и удерживать свой вес.

В десять лет мальчик перенёс две плановых операции на тазобедренных суставах. В каком-то смысле они стали роковыми — после них Сёма утратил свои навыки ходьбы. Теперь ему необходимо пройти уже знакомый путь: заново научиться подниматься на колени, ползать, стоять у опоры. 

Фотография Маргариты Власкиной для Фонда Ройзмана
Фотография Маргариты Власкиной для Фонда Ройзмана


«У меня ребёнок умер!»

«Сколько слёз я выревела, сколько проклятий я наговорила на себя тогда за то, что согласилась!», — тяжело вздыхает Елена. Горечь в её глазах заметна даже через экран смартфона. Вместе с нею чувствуется некоторая безысходность и понимание ситуации: у семьи просто не было другого выбора. 

Несмотря на своё раннее рождение (Елену прокесарили на седьмом месяце беременности) и непростые первые месяцы жизни Сёма развивался так же, как и обычные дети. В год радовал родителей ходьбой в ходунках и простыми словами «мама», «папа», «дай», «на». К двум годам Сема говорил разборчиво и понятно. В таком маленьком возрасте не было заметно, что с мальчиком что-то не так. 

В два года у Семёна случился единичный эпилептический приступ. «Он просто замер и посинел. Я думаю “Господи, что такое, у меня ребёнок умер!”», —  но женщина не растерялась: принялась делать непрямой массаж сердца и искусственное дыхание. Она спасла Сёму. Но приступ не прошёл бесследно: мальчик перестал вставать на ноги, а речь стала сумбурной и непоследовательной.

Фотография Маргариты Власкиной для Фонда Ройзмана
Фотография Маргариты Власкиной для Фонда Ройзмана

Ещё один откат назад в развитии Семёна случился спустя восемь лет, в 2019 году, — после тех двух операций. Для Елены это стало еще одним ударом: «Понимаете, это всё таким большим трудом достигается: чтобы он сел, встал, пополз, необходимо пройти несколько курсов [реабилитации]. Сделали операцию, и произошло это…». 


Иначе — нельзя

Для детей и взрослых с ДЦП непрерывная реабилитация критически необходима. Именно так поддерживаются уже имеющиеся навыки и развиваются новые. Если этот процесс прекратить, всё вернётся к отправной точке. Например, при ДЦП зачастую нижние конечности закручиваются в обратную сторону. Это происходит потому, что мышечный тонус в теле низок. Реабилитация позволяет его поднять — например, с помощью массажа, ЛФК или иглоукалывания.

Фотография Маргариты Власкиной для Фонда Ройзмана
Фотография Маргариты Власкиной для Фонда Ройзмана
 

Именно поэтому  из года в год Семён проходит медицинские обследования, посещает развивающие занятия, учится на домашнем обучении в коррекционной школе, работает с дефектологом и нейропсихологом. 

Благодаря родителям Сёма побывал в нескольких медицинских развивающих центрах Екатеринбурга, Кургана и Челябинска. По словам Елены, лучшим из них оказался МЦ «Сакура» в Челябинске: «После операций у Сёмы произошла атрофия мышечной ткани. И до пандемии мы успели пройти один курс: разработали руки и ноги, сделали упор на сгибательные навыки». 

Фотография Маргариты Власкиной для Фонда Ройзмана
Фотография Маргариты Власкиной для Фонда Ройзмана

Спектр предоставляемых услуг в «Сакуре» широкий и весь направлен на комплексную реабилитацию. В него входят ЛФК, работа с мануальным терапевтом, разработка мышц рук и ног, сенсорная интеграция на равновесие (например, игры с качелями, матами, ковриками с насыпью), развитие мелкой моторики, консультации с неврологами и нейропсихологами, магниты, иглоукалывание. Елена ни от чего не отказывается, потому что убеждена, что только так, с полной серьёзностью, можно помочь сыну. 

Благодаря «Сакуре» у Семёна появился хватательный рефлекс правой рукой. Он научился перекладывать предметы из левой руки в правую, а также их удерживать. До курса стопы мальчика были скручены вовнутрь — сейчас же они прямые, начали двигаться. Мышцы Сёмы стали крепче, чем раньше. Если бы не случился большой перерыв из-за пандемии — он снова поднялся бы на ноги. Утраченный навык всё ещё к нему не вернулся, и мальчику остаётся только ползти по-пластунски. 

Непрерывная реабилитация крайне важна для Сёмы, но один только курс — неподъёмная сумма для его семьи, где работает один отец и растёт пятнадцатилетний брат. Пожалуйста, оформите небольшое пожертвование по форме ниже в пользу мальчика. Только благодаря вам у него появится шанс заново пойти.