Память в мансарде

За 56 лет Данила Широков прожил как будто три жизни: так много в ней было нажитого, прожитого и потерянного. Сейчас он рискует оказаться на улице с тремя детьми, и ему нужна ваша помощь

Собрано: 78 550 руб. Нужно: 160 738 руб.
49%
Автор фото: Аня Марченкова
Автор статьи: Настя Перкина

Очень крупные дела

Данила живёт в мансарде большого трёхэтажного дома. Здание принадлежит ему, но занимать его целиком он не может: на первых двух этажах находится детский сад. В нулевые он был бизнесменом: руководил разными финансовыми структурами, а потом стал эксклюзивным представителем компании PepsiCo в Нижнем Тагиле. В его ведении было почти тридцать процентов оборота Свердловской области.

В бизнес Данила Широков пришёл через трудную юность и лихие девяностые: в 1986 году бросил журфак — не было денег, нужно было работать. В девяностые познакомился с большим количеством людей, в том числе, с членами разных ОПГ. Они постепенно уходили в бизнес к началу нулевых. Там же оказался и Данила: работал директором крупного автомобильного холдинга — «нужен был свой, чтобы приглядывать». На него в этом можно было положиться.

В мансарде Данилы кругом семейные фотографии/Фото: Аня Марченкова для Фонда Ройзмана


В 2010 году Данилу «выдавили» из бизнеса: руководство PepsiCo сменилось, и эксклюзивный контракт с его предприятием не продлили. Вместе с проблемами, которые хвостом потянулись вслед за выходом из бизнеса, Даниле достались коробки с нереализованным товаром, которые деть было некуда, кроме гаража при недостроенном доме. 

Ещё в 2007, когда ничего не предвещало беды, Данила Юрьевич взял ипотеку. Дом активно строился, кредит мужчина выплачивал спокойно. Его жена Наталья в 2009 родила двоих детей — двойняшек Олю и Андрея. Этот год Данила Юрьевич запомнил как самый счастливый: там не было проблем с деньгами, были большие путешествия, спокойствие в семье, дети и, главное, все были «живы-здоровы». 


Данила во второй комнате мансарды — здесь его кабинет, где хранятся книги и материалы для рисования/Фото: Аня Марченкова для Фонда Ройзмана



В 2010 Данила оказывается без работы, Наталья рожает третьего ребёнка, Александра. Нужно было быстро принимать решение о том, чем заниматься, и пара открыла в недостроенном доме детский сад. Им самим пришлось переехать в подвал — с тремя маленькими детьми они год жили в помещении, где не было ни единого окна. Тогда же Данила взял второй кредит, чтобы платить ипотеку, а кредитор наложил второе ипотечное обременение на дом. Но садик работал, и деньги, которые Данила выручал, шли на выплату кредита. Не сказать, что было хорошо, но по крайней мере, стабильно. 

«Что-то» заболело 

В середине 2012 года у Натальи обнаруживают рак. «Это произошло случайно: у неё долго "что-то" болело в животе. Мы думали, что это последствия кесарева сечения — ей два раза его делали. Однажды стало совсем больно — давило что-то внутри, вызвали "скорую". Врачи на месте ей сказали "Так вам покакать надо" и уехали. Анализы начали сдавать позже. Когда стало известно, что это рак, я был в Москве. Это была третья стадия рака кишечника. Я сразу всё бросил и полетел к ней».

Фотографии и рисунки детей в комнате Данилы/Фото: Аня Марченкова для Фонда Ройзмана


Данила бросил дело, которое начал в Москве. Сбережения, которые были у семьи, сразу ушли на лечение Натальи — консультации и операции проходили в Израиле и Германии: «Сколько бы денег ни было, пришлось бы ужиматься. У меня и мысли не было в России её лечить после случая про "покакать". Мне было важно сохранить ей жизнь. Когда она заболела, старшим детям было три года. Она умерла, когда им было шесть. Эти три года, которые мы выгадали, они общались — дети её запомнили». 

Последние полгода жизни Наталья жила у родителей в соседнем городе — Данила всё время работал, а ей нужен был постоянный уход. С ней были дети, муж приезжал при первой возможности. Она умерла во сне в июне 2016 года.     

«Сколько осталось мне, я не знал» 

Через несколько месяцев Данила не смог подняться по лестнице к себе в мансарду — начал задыхаться. Вызвал скорую, его госпитализировали, поставили трахеостому, чтобы он мог дышать, взяли анализы. По результатам анализов в сентябре 2016 года выяснилось, что это рак гортани. 

Данила с трахеостомой/Фото: Аня Марченкова для Фонда Ройзмана


Операцию по удалению опухоли назначили только через два месяца. «Я знал, что люди с онкодиагнозами, бывает, сгорают за месяц. Сколько осталось мне, я не знал». У него трое детей, думать было некогда — нужно было делать. К тому моменту денег у Данилы совсем не осталось, зато были большие долги: у него не осталось возможностей платить по всем кредитам с апреля 2014 года, потому что в приоритете было здоровье жены.

В марте 2017 года проходит первая операция в Екатеринбурге, в июне вторая — в Гамбурге. Деньги на лечение Данила Юрьевич собирал сам: помогли старые контакты и форум автолюбителей, участником которого он был едва ли не с самого появления интернета. Там он проводил камерные аукционы: продавал сувениры, которые привёз из путешествий, и акварели, которые писал сам. 

Данила в спальне — здесь висит основная часть фотографий и детских рисунков/Фото: Аня Марченкова для Фонда Ройзмана


Пока Данила лежал в онкологическом отделении в Екатеринбурге, кредитор подал в суд на взыскание долга. Вместе с пенями он стал в два раза больше остатка по задолженности — почти 800 тысяч рублей. Возможности платить у Данилы не было. 

Наследство от брата

В апреле 2018 года у Данилы умирает мама. Она была журналисткой и всю жизнь работала в редакции. Последние несколько лет она жила с младшим сыном Дмитрием, с которыми у неё были сложные отношения: мужчина много пил, мало работал, выпрашивал деньги на выпивку у неё, у тётки. Но больше ему жить было негде, она не могла выставить его на улицу. 

Данила в спальне/Фото: Аня Марченкова для Фонда Ройзмана


За несколько дней до смерти они с сыном подрались. Дмитрий толкнул мать, она упала и сломала шейку бедра. Умерла в реанимации. В квартире остался жить её сын, которому удалось избежать срока. 

В первых числах 2020 года погиб и Дмитрий — его убили. Мужчина начал сдавать одну из комнат, чтобы были хоть какие-то деньги, продолжал пить и иногда брал деньги у тётки — она была единственной, кто из семьи поддерживал с ним отношения. Жилец в пьяной драке нанёс Дмитрию несколько ударов, которые стали смертельными, и спрятал тело в шкаф. Спустя две недели, после звонка тётки в полицию, тело Дмитрия нашли. Его хоронили в закрытом гробу.

Сейчас Даниле приходится много заниматься документами и ходить по инстанциям, чтобы его мансарда, его дом остались у него/Фото: Аня Марченкова для Фонда Ройзмана


После себя Дмитрий оставил долг за коммунальные услуги — 150 тысяч рублей, которые управляющая компания будет взыскивать с Данилы Юрьевича, и грязную квартиру с чёрной паутиной и полом, не мытым два года, по которому всё это время ходили в уличной обуви. Косметический ремонт делать бесполезно — нужно снимать всё до кирпича, на что сейчас у Данилы нет денег и сил. 

Хозяин мансарды

Мы с Данилой в его мансарде. В ней две комнаты и пара небольших кладовок. В комнате, где мы говорим, стоят пакеты с крупами и мукой, термопот, простенькое кресло и диван, где он спит. В другой комнате — компьютер и стол с аккуратно разложенными материалами для рисования и бумагой. Здесь хозяин мансарды пишет акварели и работает: заполняет ворохи бумаг в суды и другие инстанции. Здесь же он пишет сопроводительные записки — тексты, в которых объясняет свою ситуацию. В кабинетах его никто не услышит: вместе с опухолью ему удалили голосовые связки. Поэтому к каждой встрече он готовит письмо, в котором коротко описывает трагичные обстоятельства, в которых оказался. 

Данила с папкой документов — в ней он носит не только обязательные бумаги, но и записки, в которых кратко описано его положение. Воспроизвести их голосом он не может/Фото: Аня Марченкова для Фонда Ройзмана


Несмотря на всё, что с ним происходило, мужчина держится спокойно и приветливо. У него сосредоточенный взгляд, он внимательный слушатель. На все вопросы о том, как он переживал всё, что с ним происходило, отшучивается: «Чего расстраиваться? За это деньги не платят». В нём много сил и много любви к жизни: её он вкладывает в акварельные картины и иконы.

В его мансарде много фотографий Натальи, которые он делал сам, их совместных снимков, фотографий из путешествий, которые тоже делал Данила. Почти всю стену занимают детские рисунки — коты, деревья, снежинки и портрет мамы с подписью «один раз жыла» — как будто это начало книги о Наталье. В углу комнаты стоит шкаф, где хранятся сувениры из поездок — жетон из казино в Монако, кружки, разная типичная мелочь и моделька автодома, в котором Данила вместе с женой исколесили всю Европу. В этой мансарде хранится всё лучшее, что было с этой семьёй — даже две фотографии брата с отсечённым чёрной лентой уголком не рассказывают о нём как о человеке с зависимостью, который много лет трепал нервы родным: на них он крепкий, спокойный, отдыхает где-то на природе. Всё это бережно хранит Данила, у которого кроме родителей жены и троих детей никого не осталось. В этих двух небольших комнатах хранится память о большом, но коротком семейном счастье. 

Данила в очередной инстанции ждёт очередь на приём/Фото: Аня Марченкова для Фонда Ройзмана


Единственный законный способ спасти это жильё для Данилы и его детей —  признать мужчину банкротом — так часть его долгов спишется. Те небольшие пенсии, которые он получает по инвалидности и уходу за детьми, он сможет тратить на детей, на ремонт небольшой части дома над гаражом, где у его детей появятся комнаты и они наконец смогут жить с отцом. Чтобы вести дело Данилы, нужен профессиональный управляющий, заинтересованный в том, чтобы разбирательство пошло в сторону клиента, а не на сторону банка. Юридическая приёмная Фонда Ройзмана подобрала нужного специалиста, но его работу нужно оплачивать в течение года. Пожалуйста, сделайте любое пожертвование по форме ниже — это поможет Даниле после всех невзгод, которые на него обрушились, наконец спокойно жить с любимыми детьми под одной крышей и не бояться, что завтра они могут оказаться на улице.  


1278

Помочь проекту

Через интернет

SMS с кодом

Через сбербанк

Банковской картой или электронными деньгами

Регулярные списания с вашей банковской карты или PayPal для поддержки проекта Трудная жизненная ситуация будут списываться пока не будет собрана вся требуемая сумма. После завершения сбора средств ваши автоматические пожертвования будут перенаправлены на следующий сбор в рамках такой же категории нуждающихся или на уставные цели фонда.

Единоразовое пожертвование в пользу проекта Трудная жизненная ситуация.

Я хочу пожертвовать: 100 руб.

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения: ЛЮДЯМ 100

«ЛЮДЯМ» - идентификатор пожертвования нашего фонда, 100 - сумма пожертвования в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Для пожертвования конкретному проекту, укажите его название после суммы, поставив между ними пробел.

Услуга доступна для абонентов: sms

Комиссия с абонента - 0%.
Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполните необходимые поля и оплатите ее в любом отделении банка.

Скачать квитанцию

Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Напомнить

Напоминать сделать пожертвование в другое время

Частота напоминания

Собрано: 0 руб.
Нужно собрать: 160 738 руб.