Дата: 10.06.2022 Автор: Ирина Гильфанова Фотограф: Ирина Гильфанова
Помочь

Рулить вслепую

Помочь

«19, 20, 21» загорается на табло, двери лифта открываются. 21 этаж. Вид отсюда захватывающий: половина Екатеринбурга как на ладони. Но Сергею, который тут живёт около полугода, это не так уж и важно.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

Стройный мужчина средних лет открывает мне стеклянную дверь в общий коридор и стремительно направляется к своей квартире. В левой руке он держит трость, а правой ведёт по шершавой стене, доходит до своей двери и открывает её.

— Я живу в танцевальной студии хореографа Андрея Захарова, — говорит Сергей и пропускает меня в квартиру. — Здесь он ставит пластические номера с участием незрячих танцоров, я в них тоже участвую. Вот, на полу наклеены тактильные полоски, чтобы люди чувствовали направление.

Сергей проходит по чёрным выпуклым полоскам к длинному панорамному окну. На широком подоконнике стоит немного посуды, чай, кофе, мультиварка; рядом с открытым окном лежат яйца, колбаса, сыр — здесь нет холодильника. В студии белые стены и чёрная мебель: вешалка в прихожей, двухэтажная кровать, высокий барный стол и два стула.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

— Это нежилое помещение, поэтому до недавнего времени из техники у меня был только электрический чайник. Но месяц назад в одном благотворительном фонде мне подарили компьютер, кофеварку и умную колонку.

В этой студии абсолютно без каких-либо вещей Сергей оказался несколько месяцев назад, сразу после того, как сгорел его дом вместе со всем имуществом. Но в ближайшие недели он переедет в комнату, которую предоставит во временное пользование администрация Железнодорожного района.


Так будет не всегда

Новый 2022 год Сергей встретил в компании любимых людей: своей девушки, дочки Регины и лучшего друга в собственном доме. Но, как оказалось, в последний раз. Этот деревянный дом Сергей построил вместе со своим отчимом около 30 лет назад. Сначала в нём жили родители, а потом и он сам.

25 января Сергей вернулся один домой после репетиции их очередного с Настей танца, поставил кастрюлю на плиту в кухне, а сам ушёл в другую комнату.

— Минут через десять слышу: что-то гремит на кухне, — вспоминает мужчина. — Я решил сходить туда. Чем ближе подхожу, тем страшнее становится. Открываю дверь, а там — огненный ад.

Кухня полыхала во всю. У Сергея тут же вспыхнули волосы, на руки упали горячие капли, а сланцы начали плавиться. Он побежал босиком к скважине, чтобы дотащить до кухни шланг, но понял, что его длины не хватит. Бросился в комнату, сдёрнул с дивана покрывало, попытался сбить пламя. Но справится ли одному человеку с таким пожаром, да ещё и вслепую?

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

— У меня было отчаяние от собственного бессилия, когда я понял, что не смогу спасти этот дом, что всё сгорит дотла, а мне надо делать ноги.

Возвращаться в комнату пришлось уже через окно, так как огонь добрался и до неё. Запрыгнул внутрь, схватил паспорт, телефон и бежать — на крыше в этот момент начал взрываться шифер. Пожарную службу вызвали соседи, а Сергея увезли с ожогами на скорой в больницу.

Согласно заключению пожарных, дом подожгли. Но кто и как — узнать не удалось, Сергей же вдаваться в подробности не захотел.

— Печально всё это, я до сих пор не могу свыкнуться с мыслью, что этого дома больше нет. Сгорело всё, чтобы было нажито за 50 лет. Но я вспоминаю свою любимую фразу: «Так будет не всегда». Всё может измениться в любую минуту, человеческая жизнь так хрупка и не надёжна. Но надо иметь внутри себя опору и фундамент, тогда найдутся силы, появятся настоящие друзья, которые не бросят и протянут руку помощи, найдётся любимый человек, которому ты нужен не из-за денег, а просто так — что с домом, что без него. В одиночку в этой ситуации я бы не справился, — проговаривает Сергей, а его голубые глаза, затянутые поволокой, несколько секунд поблескивают от слёз.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана


Проблемки в глазу

Сергей терял зрение постепенно. В детстве он всё видел, правда, всегда носил очки и сидел на первой парте. А потом, в 23 года, после армии, его правый глаз ослеп.

— У меня были всякие проблемки в глазу: отслойка сетчатки, внутреннее глазное давление, миопия, дистрофия зрительного нерва и так далее. Это было общее заболевание. Всё произошло само по себе, — буднично рассказывает Сергей.

Следующие десять лет мужчина жил с одним глазом и чувствовал себя абсолютно нормально. Но в 33 года у него началась отслойка сетчатки на левом глазу. Сергею сделали операцию, и десять дней он радовался хорошему зрению. А потом произошёл рецидив. Врач предупредил сразу: «Лет через пять всё потухнет совсем, и ничего сделать уже нельзя». Так и вышло: в 38 лет Сергей перестал видеть.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

— Я точно не плакал, не переживал. Ну, не вижу, но жить-то нужно дальше. Собственно говоря, так и живу: встречаюсь, влюбляюсь, пишу стихи, танцую. Всё потому, что я оптимист, — на этих словах Сергей улыбается, в уголках его глаз собираются морщинки, но с этой улыбкой он становится моложе на несколько лет.
— Вы продолжаете видеть сны? — спрашиваю.
— К сожалению, да.
— Почему к сожалению?

— Снится обычно что-то из того времени, когда ты видел. Просыпаешься, и хочется всё крушить, ломать! Но больше всего мне грустно от снов, в которых я управляю машиной. Когда уже ностальгия меня совсем замучает, прошу какого-нибудь друга поехать на пустырь и дать мне порулить вслепую, пока он комментирует, куда ехать.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана


Вдоль по стеночке

Решаем прогуляться до ближайшего магазина.

— Я всегда старался общаться с людьми и выходить из дома, даже когда потерял зрение, — говорит Сергей, запирая дверь своей квартиры.

Мы проходим мимо лифтов и оказываемся на лестничной площадке. На 21 этаж Сергей спускается и поднимается по лестнице, а не на лифте. Сначала он считал этажи, чтобы не пропустить свой. А потом для простоты приделал на перила на 21-м маленькую наклейку.

Мы выходим на улицу, и Сергей замедляет шаг, расправляет сложенную трость, ведёт ей перед собой, а другой рукой касается стены дома.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

— Вот так я хожу в магазин: по стеночке, по стеночке и далее, — усмехается он. — В принципе самостоятельность незрячих ограничена тем, что мы не можем сделать абсолютно всё и периодически нуждаемся в помощи. Определить, чистая ли у меня футболка, какой продукт я сейчас взял и так далее. Даже на улице бывает трудно. Да, я в своём районе прожил всю свою жизнь, и знаю каждую его улочку. Но здесь за четыре месяца я всё ещё плохо ориентируюсь.

Сергей признаётся, что не любит ходить с тростью и ему проще всего передвигаться вместе с сопровождающим. Когда мы выходим из магазина, этим сопровождающим становлюсь я. Сергей складывает свою трость, убирает в карман брюк и кладёт руки мне на плечи. Мы проходим дверной проём, мужчина немного запинается о косяк. Я оборачиваюсь.

— Это ничего, — тут же говорит он. — Ты иди дальше, не беспокойся. Моя девушка со мной первое время тоже всё комментировала: «Здесь направо, здесь ступенька». А мне это не нужно, я доверяю сопровождающему и чувствую, куда идти.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана


Незрячий программист

Сергей перебирает пальцами по клавиатуре. Из колонок раздаётся женский голос, который на большой скорости, словно скороговорку, озвучивает каждую клавишу и всё, что происходит на экране.

— Просмотр элементов, документ, стихи, ссылка на танец, — жужжит компьютер.

Сергей открывает один за другим документы с объёмными текстами, которые сам напечатал и потом выставил в своих социальных сетях. Это стихи собственного сочинения, рецензии на спектакли, впечатления от выступлений на творческих конкурсах, об обучении или спорте — у него хватает событий, о которых можно рассказать.

— Первое, что должен выучить незрячий пользователь, — все 102 клавиши клавиатуры. Но я в молодости служил в армии телеграфистом, где и освоил десятипальцевую слепую печать. А ориентироваться в компьютере помогает программа, которая всё озвучивает.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

В 2010 году после полной потери зрения по найму Сергея брать не хотели, поэтому ему пришлось стать самому себе начальником. Мужчина прошёл курсы по подготовке системных администраторов от службы занятости, написал бизнес-план, получил безвозмездную субсидию в 58 тысяч рублей от государства и запустил собственное дело. Его фирма по ремонту компьютеров на дому просуществовала семь лет, а в штате было нескольких человек, в том числе ещё один сотрудник с ограниченными возможностями здоровья.

В 2017 году дела в бизнесе Сергея пошли на спад, и фирму пришлось закрыть. А на следующий год его жена попросила развода. В браке у них родилась дочка Регина. Сейчас девочке четыре года, и с отцом она видится на выходных. Но в этот период произошло и хорошее событие — Сергей стал артистом.


Хулиган и девочка-красавица

Мы смотрим видео с выступлений Сергея. Вернее, смотрю только я, а он слушает и вспоминает. Вот его первый выход на сцену: 2018 год, конкурс силы духа для мужчин с ограниченными возможностями «Мистер цивилизация — Урал». Сергей в ярко-жёлтом пиджаке задорно танцует под песню группы Браво «Я то, что надо» вместе с двумя профессиональными танцорами. В итоге он займёт третье место в конкурсе, напишет первое стихотворение и влюбит в себя свою будущую девушку Настю.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

— Настя увидела меня на сцене в жёлтом пиджаке и запала именно на него, — смеётся Сергей. 
На следующем видео играет грустная вальсовая мелодия. Мужчина и женщина кружатся в танце.
— Вы помните это выступление? 
— Конечно, я её представляю. Господи, это был первый танец с любимой девушкой! Я помню каждое движение.

Сергей и Настя выступают на танцевальных и поэтических конкурсах, часто побеждают, становятся лауреатами международных инклюзивных проектов. У Насти третья группа инвалидности по зрению: видит, но плохо. Хотя для Сергея она всегда является сопровождающей.

Вместе они мечтают создать студию организации праздников в Екатеринбурге, где будут не только модерировать мероприятия, но и выступать на них.

— Я думаю, что вся моя дальнейшая жизнь теперь будет связана с творчеством! И в целом я хочу приносить пользу людям. Мне столько помогают, но как я могу сидеть и ничего не делать? Я не хочу жить как попало, я хочу ещё что-то совершить.

В пожаре Сергей потерял все личные вещи, технику, одежду, но не свой позитив, желание выступать и наслаждаться жизнью. Однако для работы их с Настей творческой студии по организации праздников им необходим ноутбук, который можно брать с собой и использовать на месте: включать музыку, руководить процессом мероприятия. Также на ноутбук необходима специальная программа для озвучивания всего, что происходит на экране: без неё незрячий человек не сможет пользоваться техникой. Но даже самое дешевое такое оборудование стоит 176 тысяч рублей — неподъёмная сумма для того, кто совсем недавно потерял свой дом. Пожалуйста, поддержите Сергея любым пожертвованием по форме ниже — вместе мы сможем помочь ему начать новый лучший этап в его жизни.

Спасибо, что дочитали до конца!

Благотворительные организации и социальные проекты решают важнейшие социальные проблемы, с которыми не может справиться государство. Они системно помогают людям, образуют общественный диалог на тему насущных проблем, будь то социальное сиротство, социально значимые заболевания или экстренная помощь пострадавшим от насилия людям или животным.

Вы можете поддержать описанное НКО, оформив ежемесячное пожертвование по форме ниже, чтобы сотрудники могли планировать работу, расширяться и просто продолжать поддерживать тех, кому это необходимо. Спасибо за ваше неравнодушие!

Назад

При оплате с помощью короткого номера

Отправьте SMS-сообщение на номер 3443 с ключевым словом «ЛЮДЯМ» и через пробел укажите цифрами сумму пожертвования в рублях.

Например: ЛЮДЯМ 100

В ответ вы получите SMS для подтверждения платежа. Подтверждение платежа может прийти с короткого номера, на который отправляли первоначальное SMS-сообщение, или с сервисного номера оператора связи.

Услуга доступна для абонентов МТС, Билайн, Мегафон, Tele2, Тинькофф Мобайл, Yota.
Допустимый размер платежа — от 1 до 15 000 рублей.
Стоимость отправки SMS на номер 3443 – бесплатно.Комиссия с абонента - 0%.

Уральский банк ПАО Сбербанк
БИК 046577674
к/с 30101810500000000674
р/с 40703810716540002434
ИНН/КПП 6685104760/668501001

Ф ТОЧКА БАНК КИВИ БАНК (АО)
БИК 044525797
к/с 30101810445250000797
р/с 40703810710050000610
ИНН/КПП 6685104760/668501001