Дата: 20.08.2021 Автор: Алина Мелехина Фотограф: Полина Скомаровская
884
Помочь Фонду

Плохая это примета

Помочь Фонду

— Как-то ночью споткнулся в ванной и разбил зеркало. Оно упало и разлетелось на мелкие осколки, а я знаю — плохая это примета. Посмеялся тогда, а через неделю — инфаркт.

С этого инфаркта всё и началось. Сейчас, спустя шесть лет, медицинская карта Вячеслава, раньше не знавшая серьёзных диагнозов, сильно потолстела: инфаркт, сложный винтовой перелом ноги, атеросклероз второй ноги, приведший к ампутации и проблемам с левой рукой. Эти диагнозы — тяжёлые и по отдельности, а все вместе они работают в команде, практически приковывая мужчину к постели.

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана


Удочки пришлось раздать

Вячеслав Матросов — из тех людей, которых называют по фамилии. Его легко представить в кругу друзей: таких же работяг, как и он, любящих рыбачить, возиться с автомобилями и смотреть по телевизору условный футбол. К сожалению, от былого образа жизни Матросову пришлось отказаться из-за проблем со здоровьем. 

Левую ногу он сломал вскоре после инфаркта, поскользнувшись на льду. Перелом оказался сложным, проблемным, заживал плохо, и тогда хирург предложил вставить в бедро титановые штыри, которые будут держать части кости вместе и тем самым помогут перелому срастись. Штыри установили неправильно, оставив слишком большой зазор между частями кости, из-за чего срастись они не смогут никогда. Кость Матросова до их пор скреплена 45-сантиметровыми штырями.

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

Вскоре после этого подводить начала и правая нога. Впервые она заболела, когда когда Матросов рыбачил. 

— Я тогда окуней выловил — сто штук! — с гордостью рассказывает мужчина. Про рыбалку он может говорить бесконечно: про азарт, ожидание, часы, проведённые в наблюдении за поплавком. В аквариуме у него плавают караси, которых он выловил сам. 

В тот день дул ветер, и поначалу рыбак решил, что ногу просто застудил. Решил отогреть горячей водой, но боль только усилилась.

— Мне врач сказал, что если бы я холодную воду включил, ничего бы не случилось. Произошло что-то вроде спазма артерии из-за тепла. Вот нахрена я эту горячую воду включал? — на секунду Матросов, который до этого бодро шутил и хвалился своими рыбацкими достижениями, становится хмурым. Это быстро проходит: он машет рукой и продолжает свой рассказ.

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

Поначалу поражённую атеросклерозом правую ногу спасали стенты: трубки, которые проводили артериальную кровь через руку в обход повреждённой артерии. Они быстро забивались, и их приходилось менять каждые полгода. После установки очередного стента мужчина поехал в санаторий, в котором шрам из-за трубок в руке решили вылечить лазером. Позже оказалось, что это нельзя было делать из-за высокого риска образования тромбов. 

В прошлом году правая нога заболела так сильно, что Вячеслав, к боли привыкший, терпеть больше не смог. Врачи скорой отказались везти его в больницу и дали обезболивающее, ничуть не уменьшившее боль. Объяснили, что больницу маленького Березовского отдали под ковидный госпиталь и класть больных некуда. На следующий день Матросов, уже кричавший от боли, не смог добиться помощи: машин нет, ковид, в больницу не примут.

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

На третий день скорая всё-таки приехала и увезла его в больницу. 

— Мне врач сказал потом, что привезли бы на день раньше, был бы шанс спасти ногу. Дал мне обезболивающее сильное, сказал, что редко кому наркотики выписывает, потому что с бумажками потом много возиться нужно, но мне выписал, такая боль ужасная была.

Ногу пришлось ампутировать полностью, до тазобедренного сустава. 

Матросов предлагает показать фото ноги через три месяца после операции. Рассказывает, что рассылал его знакомым девушкам в мессенджерах: не просто так, конечно, а чтобы узнать, смогут ли они делать ему перевязки. Он показывает фото так, как будто гордится им: посмотрите, молодые девчонки, через что я прошёл.

— Я как в первый раз увидела, чуть в обморок не упала, — говорит Галина, мать Вячеслава. Он смеётся в ответ. 
— Хирург сказал просто: живи с этим, товарищ Матросов. Придётся тебе всю жизнь ездить на коляске.

После ампутации правой ноги Вячеслав удочки раздал.

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана


Не положено

После этого все случайности и ошибки врачей как будто объединились, чтобы причинить как можно больше неприятностей: ходить на костылях мужчина не может, потому что напрягать вторую ногу нельзя — штыри могут погнуться, а если они погнутся, то понадобится операция по их замене, которую он не выдержит из-за того, что сердце ослаблено пережитым инфарктом. Ездить на коляске с ручным управлением тоже нельзя: левая рука повреждена и серьёзная нагрузка противопоказана. Чтобы сделать операцию на руку, нужно ездить в больницу, а это целый квест с поиском машины и людей, которые помогут колясочнику спуститься со второго этажа, попасть в больницу и вернуться домой. Одна такая поездка обходится в 5000 рублей: немалые деньги для Вячеслава и его пожилой матери Галины, которые тратят все средства на лекарства — и вот круг замкнулся.

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

Вырваться из него помогает мама. Когда сыну поставили третью группу инвалидности, она выбила для него первую группу, несмотря на все «не положено» от чиновников. Конечно, помощь по хозяйству тоже на ней: почти каждое утро 84-летняя женщина приезжает к сыну и проводит у него большую часть дня. Когда стало ясно, что нужна коляска с электронным приводом, она обратилась в Фонд Ройзмана.

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

— Я даже кастрюлю с плиты не могу сам снять, если она тяжелая: одной рукой не поднимешь, а второй нужно держаться за стол для равновесия. Мама очень помогает.

Коляска с электронным приводом Вячеславу тоже «не положена», но она необходима, чтобы сохранить здоровье. И вы можете помочь. Пожалуйста, оформите пожертвование любой сумме по форме ниже. Коляска облегчит жизнь этой маленькой семьи и даст Вячеславу возможность выходить из дома без посторонней помощи. Спасибо!