Дата: 16.08.2021 Автор: Василий Петухов Фотограф: Марина Молдавская
1472
Помочь Фонду

Громко!

Помочь Фонду

Негнущиеся пальцы

При встрече Вероня, как её ласково называет бабушка Зоя Михайловна, почти сразу начинает тянуть ручки и жизнерадостно улыбаться. Но уже через несколько минут прячется, закрывая ладошками глаза, смущённо краснеет и отворачивается. «Она любит общение, но в первые минуты всегда стесняется. Скоро это пройдёт», — уверенно говорит бабушка.

У Марины, мамы Вероники и её сестры Виктории, не было никаких осложнений во время протекания беременности. Но вот сам момент родов запомнился семье надолго: «У Марины отошли воды ночью. Её муж Денис тогда был на работе. В скорой мне ответили, что беспокоить роженицу не нужно, если схватки ещё не начались. Сейчас мне кажется, надо было настоять на скорой», — говорит Зоя Михайловна потускневшим голосом. Она до сих пор чувствует вину перед своей дочерью за то, что не отвезла её в больницу во время схваток.

Фотография Марины Молдавской для Фонда Ройзмана
Фотография Марины Молдавской для Фонда Ройзмана

До полугода никто не замечал, что с девочками что-то не так. Беспокоиться начали, когда стало понятно, что дети в  свои семь месяцев не могут сесть. «У меня самой была парализована мама, поэтому я обратила внимание на пальчики Вероники. Смотрю, они у неё будто скрючены — совсем не сгибались», — вспоминает бабушка девочек. Однако в Качканаре местные врачи ничего не замечали и лишь к восьми месяцам в больнице Екатеринбурга у обеих малышек диагностировали ДЦП. Тогда же и начался долгий процесс реабилитации.

Фотография Марины Молдавской для Фонда Ройзмана
Фотография Марины Молдавской для Фонда Ройзмана

Через несколько лет в московской клинике Зое Михайловне сказали, что у Вероники свёрнут третий позвонок, а у Виктории — первый и третий. И если у первой девочки ещё есть шансы на поправку, то у её сестры их минимум: она почти полностью слепа — может реагировать только на яркий свет — и практически не двигается. «Когда они собираются вместе, можно не заметить, что они больны. Так заразительно и громко они хохочут», — сдержанно улыбается пожилая женщина.

Когда девочкам исполнилось по пять лет, неожиданно для всех умерла их мама. Ей был всего 31 год. «Я в тот момент была в огороде, она же сидела на диване в доме. Она встала с дивана резко, а потом слышу — упала. Мне потом врач сказал, что у неё было слабое сердце. Так бывает», — рассказывает бабушка. 

Фотография Марины Молдавской для Фонда Ройзмана
Фотография Марины Молдавской для Фонда Ройзмана


Два детских дома

После смерти Марины детьми стали заниматься бабушки: Викторию взяла на воспитание мама Дениса, а Вероника осталась у Зои Михайловны. При этом их папа продолжил жить в квартире тёщи, но практически перестал заниматься детьми. Так продолжалось два года, пока в какой-то момент он не решил, что дальше делить жилплощадь с дочкой не будет и отправил её в детский дом.

«Я прихожу с работы, а дома никого. Я понять ничего не могу. Тут приходит Денис и говорит, что отвёз Веронику в дом ухода за инвалидами в Екатеринбург. А почему — не вашего ума дела, — чуть ли не кричит Зоя Михайловна, но быстро успокаивается, когда видит, как девочка в испуге прижимает ладони к ушам. — Громко?», — спрашивает она внучку. «Да», — шёпотом говорит Вероня.

Фотография Марины Молдавской для Фонда Ройзмана
Фотография Марины Молдавской для Фонда Ройзмана

В том доме Вероника провела полгода. Всё это время Зоя Михайловна не оставляла попыток забрать её оттуда, обращаясь в органы опеки, к прокурору и в суды. В итоге она добилась своего. Веронику вернули домой, но только на 2 недели. «Прихожу с работы, а Верони снова нет дома. Я к Денису. На этот раз сказал — отвёз в Карпинск в детский дом», — говорит бабушка, еле сдерживая гнев.

Через месяц Зоя Михайловна, оформив необходимые документы, приехала к внучке и даже не сразу её узнала: «Она была в ужасном состоянии: простужена, всё время сопливила, тело покрывали коросты, Вероня даже не могла говорить — только хрюкала. Лицо было будто деревянное. Она даже не могла нормально улыбнуться». Снова начались споры с опекой, директором детского дома и закончились судами. Это продолжалось долгих шесть месяцев, но бабушке всё же удалось вернуть внучку домой. После этого баба, как её называет Вероня, дважды получала опеку над девочкой на год. А 13 мая Денис написал доверенность на Зою Михайловну до совершеннолетия Вероники, но тем не менее в родительских правах его так и не ограничили, хотя последние пару лет он даже не живёт в Свердловской области — переехал в Салехард.

Фотография Марины Молдавской для Фонда Ройзмана
Фотография Марины Молдавской для Фонда Ройзмана


Бабушкина помощница

Вероника плохо говорит из-за своего заболевания: на фоне ДЦП у неё развилась моторная алалия — речевое нарушение, характеризующееся недоразвитием речи при сохранном интеллекте — но упорно занимается в спецклассе с логопедом и другими специалистами. Вероня оказалась наиболее способной среди других ребят. Для неё урок длится целый час, а её одноклассники могут выдержать только 30 минут.

Такие старания не проходят даром. Вероника уже давно вспомнила, как нужно улыбаться и теперь изо всех сил пытается участвовать в разговоре. «Вероня, покажи нам, чему ты научилась в школе», — просит бабушка. Вероника высовывает язык. Зоя Михайловна довольно смеётся и объясняет, что она только недавно научилась его высовывать. Раньше он совсем её не слушался, и такой трюк было невозможно провернуть.

Кроме того, Веронике с трудом удаётся справиться со своими ногами. Ходить она может только с поддержкой. Несколько лет назад она разучилась ходить прямо, образовался перекрест. Однако с этим можно справиться при помощи операции по методу Ульзибата, которая удлиняет мышцы и устраняет этот дефект. Несмотря на сложности, Вероня обожает гулять. «Даже не скажу, что она не любит… Точно! Она терпеть не может возвращаться домой с улицы. С большим трудом удаётся уговорить вернуться в дом», — смеётся Зоя Михайловна.

Фотография Марины Молдавской для Фонда Ройзмана
Фотография Марины Молдавской для Фонда Ройзмана

На этом список дел Вероники далеко не заканчивается. Она по мере возможности помогает на кухне: замешивает вместе с бабушкой тесто, помогает мыть посуду, кормит птенцов. Одним словом, делает всё, что только может, чтобы помочь бабушке.

Зоя Михайловна уверена, что реабилитация в медицинском центре «Сакура» в Челябинске поможет Вероне. Она уже несколько раз ездила в это учреждение, где ей регулярно делали укрепляющие массажи, занимались ЛФК и проводили занятия с логопедами и другими специалистами. Но с продажи овощей и мяса, даже если прибавить крошечную пенсию, сложно накопить на полноценный курс терапии. К тому же осенью, в октябре-ноябре, должна состояться операция по устранению перекреста, за которую тоже нужно отдать несколько десятков тысяч рублей. 

Вы можете помочь Веронике уверенно встать на ноги. Если она вовремя пройдёт необходимые процедуры и получит квалифицированную помощь, она сможет стать по-настоящему самостоятельной девочкой. Для этого оформите пожертвование по форме ниже, все деньги пойдут на реабилитацию Вероники. Спасибо!