Дата: 19.04.2021
Помочь Фонду

Догнать и перегнать

Помочь Фонду

Час дня. Уроки в Верхнепышминской школе-интернате имени Мартиросяна для первой смены закончились. Но со звонком на залитый апрельским солнцем двор здесь не высыпается орава ребятни, а медленно открывается дверь школы и из неё выходят десятилетние Рома, Даша и мама Елена, ведущая за руку Пашу. Рома и Даша резво спускаются по ступенькам, за плечами у них — объёмные школьные рюкзаки, а за ними осторожно следует мама и их младший брат.

Фотография Марии Брыксиной для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Брыксиной для Фонда Ройзмана

День сурка

Каждый будний день Елены похож на предыдущий и в точности повторяет следующий. Вот и сегодня с утра мама десятилетних тройняшек проснулась в шесть утра, приготовила завтрак, помогла одеться Паше и отвезла детей из Среднеуральска, где живёт семья, в Верхнюю Пышму, в школу.

Часто поездка до учебного заведения или обратно, домой, превращается в тот ещё квест. Её и трёх её детей отказываются брать на борт водители: «Так и говорят: "Не повезём!". Приезжает машина, видит нас, разворачивается и уезжает». Но сегодня утром семья добралась до Пышмы без инцидентов: Паша с бабушкой — на такси, а Рома и Даша с мамой — на автобусе. У семьи есть абонемент в социальном такси, но его Елена бережёт для дальних поездок, например, в Екатеринбург, где Паша часто занимается лечебной физкультурой или проходит курс массажа.

Фотография Марии Брыксиной для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Брыксиной для Фонда Ройзмана

До часу дня у тройняшек — занятия в школе, а у Елены — свободное время, в которое она успевает вернуться домой, приготовить еду, прибраться, чтобы к обеду вновь приехать к школе, забрать детей и отвести их на занятия к логопеду, ЛФК или английского языка. Сегодня по расписанию — английский.

От школы до репетитора бодрым шагом даже по обледенелым тротуарам Пышмы добираться от силы минут 15. Для Елены и её детей такая дорога занимает около 40 минут.

Суровый малый

Уже через минуту нашего знакомства Рома доверяет мне нести свой тяжёлый рюкзак — в нём не только его тетрадки и учебники, но и школьные принадлежности брата. Скинув ношу, он и Даша, весело перепрыгивая лужи, наперебой рассказывают последние важные детские новости: «А учительница физкультуры поставила Паше "двойку" за то, что он долго переодевался», «А Рома читает 66 слов, а Паша — 36, а я прочитала 29! А ещё Стёпа [имя одноклассника тройняшек изменено] сегодня утром закатил глаза и сказал: "О-о-о, опять этот Паша пришёл!" и толкнул его».

«Мама говорит, что нельзя разговаривать с незнакомыми», — осекает брата и сестру суровый Паша. Он рыжий, в очках и не похож на старших. На мой вопрос, дабы разрядить обстановку, о любимых предметах отвечает также строго и кратко: «Матем и литер».

Фотография Марии Брыксиной для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Брыксиной для Фонда Ройзмана

Потеряв интерес к нам, старшие ребята обгоняют маму и Пашу. Мы же с Еленой идём медленно и разговариваем. А Паша то и дело прерывает рассказ мамы вопросами: «А ты точно их знаешь?» и «А им правда можно всё рассказать?».

Один диагноз на троих

Беременность Елены протекала с осложнениями. За неделю до родов, несмотря на плохие показатели УЗИ, её выписали с сохранения. Роды начались внезапно, на 29 неделе. Первым родился Рома, через минуту — Даша, а ещё через две — Паша.

«Мальчики родились по кило четыреста, а дочь — 690 граммов, — Елена с Пашей огибает подтаявшие лужи. — Изначально дочка была лучше всех по здоровью, а мальчики были тяжёлыми: родились с гипоксическими диагнозами, ишемическими поражениями. В 11 месяцев нам дали инвалидность — ДЦП, всем троим».

Глядя на бегущих впереди и не обращающих внимание на окрики мамы Рому и Дашу, невозможно поверить, что им поставлен такой серьёзный диагноз. Паша же ходит осторожно, с поддержкой: в полтора года рентген показал у него грубый подвывих второго и третьего шейного позвонка — такая травма может быть только при родах.

Фотография Марии Брыксиной для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Брыксиной для Фонда Ройзмана

«Бессмысленно копаться в том, кто виноват, лучше потратить силы и время на лечение, — философски констатирует Елена и продолжает. — В 11 месяцев никто из детей не встал, Паша даже не переворачивался и не держал голову. Даша с Ромой в полтора пошли. Старший до сих пор ходит перебежками дома, на цыпочках, а Даша пошла нормально».

У Паши же первые шаги случились только в четыре года, но до этого он перенёс десятки курсов реабилитации (всего же за 10 лет таких курсов было около 50) и операцию по надсечке голеностопного сустава.

Фотография Марии Брыксиной для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Брыксиной для Фонда Ройзмана

«Он не просто пошёл, он бежал, не мог остановиться, — Елена останавливается, прикрывает свободной рукой лицо, быстро смахивает слёзы, берёт себя в руки, крепче сжимает руку сына — идём по гололёду, ещё пара десятков метров и мы будем на месте. — Он радовался: "Я наконец-то хожу, как Рома и Даша"».

Вторая операция тоже прошла успешно: мальчику пересадили часть берцовой кости в голень и исправили вальгусную деформацию.

«На все бесплатные реабилитации я стараюсь возить всех детей, на платные только Пашу — ему сложнее, — мы сидим в фойе частной школы иностранных языков. Здесь к нам присоединилась и мама Елены — бабушка Любочка, как её называют тройняшки, она сегодня поможет Елене с детьми добраться до дома. — Помогают нам и фонды, и сама я одно время собирала деньги в соцсетях, занимала в долг… Я мечтают, чтобы все мои дети ходили и играли в подвижные игры, чтобы Паша успевал за Ромой и Дашей».

Фотография Марии Брыксиной для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Брыксиной для Фонда Ройзмана

Пока мы ждём ребят с урока, Елена проверяет дневники детей, хмурится, а потом протягивает их нам. Четвертные оценки у тройняшек только хорошие и отличные.

Успеть до 18-ти

После занятия Елена вызывает такси, а Паша, прощаясь, внезапно спрашивает меня: «А вы в Майнкрафт играете? А давайте как-нибудь в сети поиграем? Поиграем?».

«Поиграем», — обещаю я мальчику. Он наконец-то улыбается, садится вместе с бабушкой в приехавшую машину и едет домой. Елена же с Ромой и Дашей идут на остановку, где прождут свой автобус больше получаса.

Роме, Даше и Паше инвалидность установлена до совершеннолетия, а это значит — у Елены есть только восемь лет, чтобы её дети, особенно младший, могли поправиться. Вы можете помочь Паше скорректировать походку и скорее побежать по весенним или летним лужам вместе с братом и сестрой. Для этого необходимо оплатить ему очередной курс реабилитации в челябинском Медицинском центре «Сакура». Поддержите Пашу, ему это необходимо. Это просто сделать: оформите любое комфортное пожертвование в его пользу по форме ниже. Спасибо!