Дата: 29.07.2021 Автор: Марина Бушуева Фотограф: Аня Марченкова
1178
Помочь

Земская школа

У Верхнего Тагила большая история, которая хранится в стенах дореволюционных построек. Местные власти продавали их за копейки, обрекая на разрушение. Земская школа стала единственным зданием, которое удалось спасти от сноса

Помочь
Двухполосная дорога круто огибает пруд, по берегам которого теснятся невысокие деревянные домишки, среди них — бело-голубая колокольня церкви, тянущаяся к тяжёлым серым облакам. Дальше начинаются виды, типичные для уральского заводского посёлка, начавшего свою историю в XVIII веке: притулившееся у плотины одноэтажное здание бывшего заводоуправления, монструозная дамба, отчего-то выкрашенная в розовый, и когда-то величественный каменный дом заводоуправителя. 

Ветшающая дореволюционная архитектура — немногое, что осталось от истории Верхнего Тагила. В нём живёт всего десять тысяч человек, а единственное градообразующее предприятие несколько лет назад сократило почти две тысячи работников. Но местные жители трепетно оберегают память о прошлом места, в котором живут. 

Волостное управление

Фото: Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

В голубом двухэтажном доме, в здании бывшего Волостного управления, украшенном белыми полуколоннами, необычной остроконечной башней и шрамами от потрескавшейся штукатурки — городской краеведческий музей. Среди залов представляющих славное прошлое чугуноплавильного и железоделательного Верхнетагильского завода, — кабинет Ларисы Вениаминовны, его директора. 

Она сидит спиной к большому окну, которое выходит на широкое поле и статное красно-кирпичное здание Земской школы. Сейчас оно принадлежит музею, и Лариса Вениаминовна хотела бы перенести туда часть его большой коллекции. Но ещё несколько лет назад дом с прогнившей крышей и обваливающейся стеной собирались сносить местные власти.
Фото: Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

«Там у нас люди в администрации работали нетагильские. Когда всё начиналось, мэр у нас был из Новоуральска, заместители его из Новоуральска, они приходили ко мне и говорили: "Снести и всё!". Случалось разное. И до слёз меня доводили. Для них было важнее разрушить школу, чтобы не вкладывать деньги в реставрацию».

В спор с властями вступили местные жители: бывшие ученики школы, неравнодушные горожане, даже члены общественной палаты Городской Думы вместе с Ларисой Вениаминовной пытались отвоевать здание, к которому заместитель мэра однажды уже подгонял бульдозер. Но их попытки оказывались тщетными — Земской школе, первой школе построенной в Верхнем Тагиле, по-прежнему угрожал снос.  

Единственная в городе

Фото: Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

До 1911 года в многотысячном рабочем посёлке, существующем к тому моменту вот уже два столетия, не было своей школы. С 1870 года дети рабочих и крестьян учились грамоте в трёх комнатах заводского госпиталя. Места для всех желающих было недостаточно: ежегодно там отказывали трети просящих о приёме в школу детей. В 1890-е местные жители просили о постройке отдельного школьного здания, даже собрали для того крупную сумму, но её было недостаточно. Земство отказало в помощи. Жители почти пятнадцать лет собирали деньги на постройку школы буквально по копейкам, открыв специальный налог — копеечный сбор. Так, к 1905 смогли начать строительство. 

Почти тридцать лет Земская школа оставалась единственной школой в городе, затем стала начальной: в её стенах за семьдесят лет отучились почти все жители города. В восьмидесятые годы туда надолго переехала библиотека, до этого кочевавшая по разным зданиям. В девяностые она была названа библиотекой им. Флорентия Павленкова. Этот крупный книгоиздатель и просветитель Российской империи завещал своё состояние на открытие бесплатных библиотек в деревнях. От его распорядителя в Верхний Тагил в 1903 году пришёл груз с сотней книг — они стали началом библиотечного дела в рабочем посёлке. 
Фото: Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

Библиотека, открывшаяся на месте школы, хранила память о просветителе до 2013 года. К этому времени в здании невозможно было находиться — начал рушиться потолок — единственная в городе библиотека была закрыта. Сейчас в тёмных и сырых комнатах здания табличка с именем Павленкова грузно опирается на одну из стен.  

Испорченный выходной

Фото: Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

Оглядывая заколоченный парадный вход, над которым висела табличка, и задний двор, заваленный грудами дореволюционного кирпича, Лариса Вениаминовна вспоминает: «Когда здание передали музею, и я зашла туда впервые, это было что-то страшное. Везде дыры в потолке, везде течёт вода. Обваливается северная стена. Всё равно надежда была, что будут её ремонтировать».

Заброшенное школьное здание кажется разрушающимся. От многоскатной крыши как будто отъели кусок — в покрытии видно закрытую железным листом дыру. Стены школы украшают ряды высоких и широких окон, забитых толстой, спасающей от вандалов, фанерой. Между ними ритмично расположились зубцы декора с практически облезшей белой краской. То тут то там видно сколы потрескавшихся кирпичей.  
Фото: Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

Когда началась битва за школу, в город приехал Олег Букин, руководитель организации «Уральской хронотоп». Он пересекает тысячи километров Свердловской области в поисках памятников архитектуры, которые нуждаются в охране государства и уже внёс в реестр десятки зданий по всей округе. До Верхнего Тагила он добрался после звонков обеспокоенных горожан — им казалось, что школа доживает последние дни, и никакое возмущение местных жителей тут не поможет. 
Фото: Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

Олег с Ларисой Вениаминовной смеются как старые знакомые, отвлекаясь на воспоминания о первой встрече: 

— Я сам приехал. Зимой, как Ломоносов. Звонил куда-то из Верх-Нейвинска, спрашивал: как к вам доехать? Звонил куда-то, а получилось что вам. 

— Да-да, приехал в выходной, я музей открывала. Ходил в туфельках по сугробам, весь день мокрехонький у меня в кабинете просидел — выходной мне испортил. — Со смехом вспоминает Лариса Вениаминовна. 

Выходной был испорчен не просто так. Три года назад Олег приехал, чтобы изучить здание и инициировать проведение экспертизы, необходимой для того, чтобы оправдать заявку на включение его в реестр объектов культурного наследия. Такой статус позволил бы уберечь Земскую школу от сноса, а вместе с тем — прошлое маленького города.

«Будем ремонтировать»

Фото: Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

С той первой поездки Олег регулярно приезжал в Верхний Тагил в течение года. Фотографировал обваливающиеся стены и дырявую крышу, запрашивал в БТИ десятки планов школы, чтобы отследить изменения. Одновременно с этим эксперт, работающая в его организации, собирала архивные материалы, восстанавливала историю школьного образования и архитектуры в Верхнем Тагиле и описывала облик здания. Они с Олегом намерены были доказать, что оно может считаться памятником культурного наследия, и сносу не подлежит. 

Фото: Аня Марченкова для Фонда Ройзмана


В сентябре 2017 года, экспертиза, проведённая «Уральским хронотопом» прошла проверку Министерства культуры. Земская школа получила статус объекта культурного наследия — вновь став единственным таким зданием в городе. Лариса Вениаминовна весело смотрит на Олега, остановившегося в дверях кабинета, и произносит: «Мы здесь, в городе, мечтали, что сделаем в Земской школе историко-культурный центр, перенесём туда часть экспозиции, а из большой площадки между школой и зданием музея сделаем красивую прогулочную зону. Благодаря Олегу, власти ничего не могут сделать — только ремонтировать это здание, которое стало для меня очень дорогим за эти годы. Что ж, выдадут деньги — будем ремонтировать!»

По городам Свердловской области раскиданы здания-приметы времени. Заводоуправления и училища, господские дома и госпитали, почтовые станции и церкви складываются в историю старообрядческого, горно-заводского, золотопромышленного Урала. Чтобы сохранить её, здания приходится ограждать от сноса и разрушения, невнимания местных властей. Именно для того работает организация «Уральский хронотоп». Объезжая десятки городов, посёлков и деревень, Олег Букин отыскивает постройки, нуждающиеся в охранном статусе, подаёт заявление на внесение их в реестр объектов культурного наследия и проводит экспертизу — нанимая аккредитованного эксперта или сам (у него есть такие полномочия). Эта важная непростая работа требует затрат на работу с документами и в архивах, на разъезды в десятках направлений. Пожалуйста, оформите регулярное пожертвование для «Уральского хронотопа» по форме внизу этой страницы. Так вы поможете не разрушиться ещё одной части истории, которой и так осталось очень мало в современной России.

Спасибо, что дочитали до конца!

Благотворительные организации и социальные проекты решают важнейшие социальные проблемы, с которыми не может справиться государство. Они системно помогают людям, образуют общественный диалог на тему насущных проблем, будь то социальное сиротство, социально значимые заболевания или экстренная помощь пострадавшим от насилия людям или животным.

Вы можете поддержать описанное НКО, оформив ежемесячное пожертвование по форме ниже, чтобы сотрудники могли планировать работу, расширяться и просто продолжать поддерживать тех, кому это необходимо. Спасибо за ваше неравнодушие!



Назад

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения: ЛЮДЯМ 100

«ЛЮДЯМ» - идентификатор пожертвования нашего фонда, 100 — сумма пожертвования в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Для пожертвования конкретному проекту, укажите его название после суммы, поставив между ними пробел.

Услуга доступна для абонентов «Билайна», «Мегафона», «МТС» и «TELE2»

Комиссия с абонента — 7,5 %.
Пожертвование осуществляется на условиях публичной оферты


Уральский банк ПАО Сбербанк
БИК 046577674
к/с 30101810500000000674
р/с 40703810716540002434
ИНН/КПП 6685104760/668501001

Ф ТОЧКА БАНК КИВИ БАНК (АО)
БИК 044525797
к/с 30101810445250000797
р/с 40703810710050000610
ИНН/КПП 6685104760/668501001