Дата: 04.08.2022 Автор: Ирина Гильфанова Фотограф: Семён Смирнов
Помочь

Вернуть своих детей

Бывший муж Марины несколько месяцев не давал ей общаться с их сыновьями. Чтобы вернуть детей себе, она организовала побег

Помочь

Марина [имя изменено по просьбе героини — прим. ред.] оказалась одна в новом городе без родных, знакомых и даже своих детей. Она с трудом платила за съёмное жильё и боялась, что бывший муж навсегда увезёт от неё сыновей. Марина знала, каково это — потерять родного ребёнка, и не могла допустить, чтобы это случилось с ней вновь. Тогда её единственной поддержкой стала организация «Аистёнок».


Двойняшки

Ухта — небольшой город в республике Коми. Население в 100 тысяч человек, длинные холодные зимы, безработица и маленькие перспективы на будущее. Там родилась и выросла Марина, встретила Сергея [имя изменено по просьбе героини — прим. ред.] и в 2012 году вышла за него замуж.

Они мечтали о детях, а Марина никак не могла забеременеть. Наконец, всё получилось, но сразу после родов новорождённого сына не стало — он умер, так и не сделав первый вдох. Марина с трудом переживала эту потерю, боялась вновь забеременеть — вдруг с ребёнком снова что-то произойдёт. Но через полтора года случилась вторая беременность и сразу — двойняшки, два мальчика. Марина очень беспокоилась за малышей, волновалась, ждала их и плакала от радости вместе с мужем, когда роды прошли хорошо.

Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана
Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана

Когда сыновьям Жене и Саше [имена детей изменены по просьбе героини — прим. ред.] было по четыре года, Сергей временно уехал в Красноярск на заработки. С этой поездки и начались проблемы в их семье.

— Когда муж уехал в Красноярск, у нас наступил непонятный разлад, мы стали реже общаться, — вспоминает Марина. — Он уже не хотел возвращаться в Ухту, поэтому мы продали нашу квартиру там, и я вместе с детьми отправилась в Красноярск. Думала, что получится наладить отношения, а он сказал «нет» и предложил расстаться. Я такого не ожидала.


«Вдруг я больше не увижу детей?»

Они развелись. Марине было трудно оставаться в Красноярске, где практически на её глазах муж строил новую жизнь с другой женщиной. Она решила всё изменить, переехать в другой город с детьми и начать заново. Но денег на такой отважный шаг не было, как и работы. В Ухту возвращаться тоже нельзя не только из-за низких зарплат и отсутствия жилья, но и родных, которые обвиняли девушку в расставании с Сергеем.  

— Родственники были против развода и считали, что я не пыталась сохранить брак. Они абсолютно от меня отстранились. Я осталась одна. Мне не к кому было обратиться. Это было труднее всего.

Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана
Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана

Забирать сыновей в никуда было неправильно. Марина договорилась с мужем о том, что на время оставит мальчиков у него, а сама будет обустраиваться в другом городе. Работу удалось найти в Екатеринбурге, зарплаты едва хватало на оплату жилья, но она твёрдо решила забрать Сашу и Женю к себе. Сергей в это время успел жениться, привести новую супругу домой и всё реже позволял сыновьям общаться с матерью.

— Он внезапно переменился и перестал брать трубки. Целых три месяца я ничего не знала о детях! — эмоционально рассказывает Марина. — Я звонила в детский сад, но даже воспитатели со мной не говорили, игнорировали.

Тогда я совсем испугалась, думала, что больше не увижу Сашу и Женю. Я не знала, что задумал бывший муж. А вдруг он их куда-то увёз, и я их больше не найду? Что тогда делать? У меня началась паника, было очень страшно, а рядом никого


Крайние меры

Пока Марина судорожно думала, как вернуть себе детей, появилась та самая поддержка, которой ей так не хватало. Клиентка на работе рассказала о благотворительной организации «Аистёнок», которая помогает семьям в трудной жизненной ситуации. Там ей сразу же предложили помощь.

— У Марины был полный раздрай, — рассказывает о состоянии женщины психолог «Аистёнка» Яна Архипова. — Примерно месяц нам потребовался для стабилизации эмоционального состояния. 

Одновременно Марина начала общаться с юристом фонда Александрой Кузнецовой и разрабатывать план того, как заберёт сыновей к себе из Красноярска. Мирно решать вопрос Сергей явно не хотел, поэтому ей пришлось идти на крайние меры: без предупреждения увезти мальчиков к себе.

— Я долго продумывала план действий и запасные варианты. Нужно было всё сделать за один день, иначе бывший муж прибежит и отберёт сыновей.

Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана
Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана


Побег

Апрель. Раннее утро. Вокзал Красноярска. Марина выходит с поезда и быстрым шагом идёт по перрону, не замечая никого вокруг. Мимо проходят люди с чемоданами и тяжёлой кладью, у неё же на плече — одна небольшая сумочка. В этом городе она не задержится. 

Марина садится в такси. За окошком мелькают серые улицы, укутанные в шарфы люди. Погода ужасная. В Красноярске почти шторм: сильный снегопад идёт стеной, а порывистый ветер почти сбивает с ног. Поскорей бы уехать отсюда.

Такси останавливается. Марина выходит у небольшого яркого здания. Это детский сад, в котором сейчас играют в машинки её сыновья. Мальчики пока не знают, что за ними приехала мама, голос которой они не слышали несколько месяцев.

Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана
Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана

— Саша и Женя увидели меня и замерли, были и рады и немного напуганы, а я очень волновалась. Это был настоящий побег, — Марина тихо смеётся, но тогда ей было очень страшно.

Они обнялись. Мама объяснила мальчикам, что теперь те буду жить с ней в другом городе. Они тут же поехали на такси до ближайшего маленького городка, а там — на поезд до Екатеринбурга. Все их вещи остались в квартире отца.

Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана
Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана


«Ты ничего не нарушила»

— Я боялась. Если бы что-то не получилось, пришлось бы остаться в Красноярске, чтобы судиться с мужем насчёт детей. А там у меня вообще никого не было. В Екатеринбурге теперь был «Аистёнок», их поддержка для меня была важна, ведь хоть кто-то был на моей стороне.

Во время этого побега Александра Кузнецова всё время была на связи с Мариной и подсказывала, что делать дальше. Уже в дороге женщине названивали разъярённый бывший муж, воспитатели из садика и органы социальной опеки с требованием вернуться с детьми обратно. Юрист успокаивала Марину: «Ты ничего не нарушила и можешь дать им объяснение даже из Екатеринбурга».

Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана
Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана

— Оба родители имеют равные права на своих детей, — комментирует Александра Кузнецова. — Пока суд не определил их местожительство, они могут перемещаться с мамой или папой куда угодно. Но когда бывший муж Марины ограничивал общение сыновей с ней, это было злоупотреблением родительскими правами, что в суде расценивается как негативная характеристика. 

В Екатеринбурге Марина подала иск об определении местожительства детей и графика общения с родителями. После почти года разбирательств, суд оказался на стороне матери. Но о времени посещения мальчиков договориться не удалось, потому что Сергей категорически отказывался на любые условия, кроме проживания сыновей вместе с ним.

Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана
Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана


Будет только лучше

Мы сидим с Мариной во дворе рядом с центром «Аистёнок», где утром она с детьми занималась у психолога. Площадка, на которой играют Саша и Женя, залита жарким солнцем. Мальчики носятся друг за другом, поднимаются на горку и турники, вместе качаются на качелях и каждые пять минут подбегают к нам, чтобы обнять маму или что-то ей сказать.

— Я в «Аистёнке» на Новый год у ёлочки фоткался с легом и вкусняшками, — выразительно рассказывает Саша и тут же возвращается к брату. — Женя, лови!
— Сейчас мальчики довольны, но когда мы приехали, они были дезориентированы, — ласково смотрит на детей Марина. — Всё-таки они долго жили без меня, им не хватало любви — несколько месяцев без мамы для ребёнка это много. Со временем благодаря занятиям в группе дневного пребывания «Аистёнка» и у психолога они привыкли, стали спокойнее, знают, что мы с папой больше жить вместе не будем, но общаться они могут. Всё стало хорошо.

Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана
Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана

Когда Марина привезла ребят в Екатеринбург, они четыре месяца бесплатно проживали в кризисной квартире от «Аистёнка». Первое время зарплаты женщины не хватало на съём собственного жилья. Потом она оформила пособия на детей, отправила их в государственный садик и смогла переехать. «Аистёнок» до сих пор помогает продуктовым набором, одеждой для детей и даже мебелью (недавно они обустраивали детскую комнату). Марина продолжает периодически посещать групповые занятия и личные консультации с психологом, где работает над самооценкой, уверенным поведением, осознанием, что она способна жить одна и воспитывать детей.

Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана
Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана

— Мне помогли восстановиться и начать жизнь с чистого листа правильно, не совершая ошибок прошлого. Работаешь над собой, по-другому начинаешь мыслить, и всё меняется. Я стала смелее, сильнее, научилась смотреть в будущее с позитивом. Такое ощущение, что я уже больше ничего не боюсь в этой жизни, — Марина улыбается и обнимает своих сыновей.
— Моя мама приехала в Красноярск, забрала меня, и я сюда приехал, — улыбается Саша, прижимаясь к Марине. — Я был в садике, покушал, пока играл, за мной мамочка пришла. А когда мы ехали сюда, мама купила мне кружку, и в кружке была игрушка.
— Когда это было? — громко встревает Женя. — Сашу забрала, а меня нет?

Мы смеёмся.

Благотворительная организация «Аистёнок» много лет становится опорой и поддержкой для женщин и семей, оказавшихся в трудных жизненных обстоятельствах. Марине организация не только помогла с жильём и продуктами, но и стала тем «плечом», о которое можно опереться в непростое время, почувствовать себя смелее и решиться на отважный шаг ради своих сыновей. Пожалуйста, поддержите «Аистёнок» регулярным или разовым пожертвованием по форме ниже, чтобы организация продолжала помогать матерям и детям, которым больше некуда обратиться.

Спасибо, что дочитали до конца!

Благотворительные организации и социальные проекты решают важнейшие социальные проблемы, с которыми не может справиться государство. Они системно помогают людям, образуют общественный диалог на тему насущных проблем, будь то социальное сиротство, социально значимые заболевания или экстренная помощь пострадавшим от насилия людям или животным.

Вы можете поддержать описанное НКО, оформив ежемесячное пожертвование по форме ниже, чтобы сотрудники могли планировать работу, расширяться и просто продолжать поддерживать тех, кому это необходимо. Спасибо за ваше неравнодушие!



Назад

При оплате с помощью короткого номера

Отправьте SMS-сообщение на номер 3443 с ключевым словом «ЛЮДЯМ» и через пробел укажите цифрами сумму пожертвования в рублях.

Например: ЛЮДЯМ 100

В ответ вы получите SMS для подтверждения платежа. Подтверждение платежа может прийти с короткого номера, на который отправляли первоначальное SMS-сообщение, или с сервисного номера оператора связи.

Услуга доступна для абонентов МТС, Билайн, Мегафон, Tele2, Тинькофф Мобайл, Yota.
Допустимый размер платежа — от 1 до 15 000 рублей.
Стоимость отправки SMS на номер 3443 – бесплатно.Комиссия с абонента - 0%.

Уральский банк ПАО Сбербанк
БИК 046577674
к/с 30101810500000000674
р/с 40703810716540002434
ИНН/КПП 6685104760/668501001

Ф ТОЧКА БАНК КИВИ БАНК (АО)
БИК 044525797
к/с 30101810445250000797
р/с 40703810710050000610
ИНН/КПП 6685104760/668501001