Дата: 10.02.2022 Автор: Татьяна Уфимцева Фотограф: Мария Трапезникова
Помочь

Три красавицы

«Чтобы купить молоко в магазине, придётся потратить полторы тысячи рублей». У Шунаевых своё хозяйство: коровы, курицы, индюшки — без этого 15 членам семьи и 20 прихожанам просто никак. Чтобы прокормиться, глава семейства обратился за помощью в «Фонд Ройзмана»

Помочь

— Ещё раз напомните: как вас зовут? А то я и своих иногда уже забываю.

Женщина с большим округлым животом приглашает нас к столу, — она совсем скоро станет мамой в 14–ый раз.  

На кухне семьи Шунаевых стоит длинный деревянный стол. На нём две огромные кастрюли супа, котлеты из щуки, творог, сметана и сыр. А над столом аккуратно наклеена большая репродукция картины «Тайная вечеря». 

— Так, смотрите, тут все продукты домашние, вся молочка своя. Мы вообще сейчас ничего не покупаем, всё сами делаем. Пробуйте! 

На кухне появляется отец огромного семейства. Он худощав, с густой вьющейся бородой, волосами, собранными в маленький хвостик, в серой рясе до пят. Отец Олег — священник в местной церкви. А матушка Ольга — его жена — «хранительница домашнего очага». Вместе они воспитывают 13 детей, пятеро из которых — не родные.

Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана

— Мы переехали сюда [с. Грязновское Богдановичского района] четыре года назад из Нейво-Шайтанского посёлка Алапаевского района, — рассказывает Отец Олег. — Там была неспокойная обстановка. Одного священника, служившего до меня, жестоко убили под Рождество — страшная история. Здесь же, в Грязновском, всё спокойно: люди добрые и домик есть свой, и хозяйство.


Место в жизни

Сначала большая семья жила в квартире местной трёхэтажки, но кто-то из соседей был очень недоволен постоянным шумом от ребятни и написал заявление в прокуратуру. Тогда семье Шунаевых пришлось съехать. Так у них появился собственный дом. Завели кур, индюков и несколько коров, чтобы прокормить большое семейство, а заодно и всех нуждающихся.

Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана

— У нас сейчас всего семь коров, пока только две из них дойные. Вот эту мы зовём Тихоня, потому что она тихая и спокойная, есть ещё Кудряшка, Малышка. Коровам человеческие имена давать нельзя, это против православного понимания: люди есть люди, собаки — собаки. У всех должно быть место в этой жизни. Поэтому чтобы дать имя животному, нужно понять его характер, посмотреть, что он собой представляет. Или вот есть у нас коровка Путя, — когда начался коронавирус, нам Путин дал по десять тысяч рублей на ребёнка, мы все деньги сложили и купили себе корову, поэтому так и назвали её — Путя.

Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана

Из молока, что дают коровы, семья готовит множество продуктов: здесь и сыр, и творог, и ряженка, и, конечно же, простое свежее молоко, которое можно поставить на стол. Содержание большого хозяйства — дело не только непростое, но и недешёвое. На сегодняшний день помимо тринадцати детей, матушки Ольги и отца Олега в питании нуждаются ещё семь постояльцев церкви и посетители благотворительной столовой, в которой предусмотрено трёхразовое питание. В целом — это около тридцати человек в день. Летом семья выращивает свежие овощи и фрукты, покупают индюшат и кур, а зимой спасаются заготовками.

— Чтобы купить одно только молоко в магазине на тридцать человек, придётся потратить порядка полторы тысячи рублей за раз, в конечном итоге за месяц это вставало бы нам в крупную сумму денег, но с коровами и всем нашим хозяйством у нас таких проблем нет. А иногда ещё и местные жители села что-нибудь у нас покупают.

Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана

Тем временем со школы возвращается одна из старших дочерей:

— Вот, Саша. Тебе сколько лет?
— Пятнадцать.
— Уже?
— Ну, в феврале исполняется.
— Саша у нас сама доит коров, много что в них понимает, — хвалит отец. — Вместе с матерью делает мягкий сыр, творог. Она у нас сейчас заканчивает 9 класс, потом хочет пойти учится в сельскохозяйственный техникум в Екатеринбурге. Нам с матушкой, конечно, хотелось бы, чтобы она в старшей школе пока осталась, но как уж получится. Ведь учиться-то мы не хотим! Причём никто из детей. Если поработать ещё можно, то учиться никого не заставишь. 
— Мы даже спрашивали у детей, — подхватывает матушка, — на ночную службу пойдёшь или в школу? Все хором кричали: на службу! на службу!

Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана

Воспитание такого огромного семейства — процесс непростой. Детей нужно не просто накормить и вложить им в голову ценности, но и чему-то обучить. Отец Олег в этом плане рассуждает «генетически»: «У отца сапожника — сын сапожник, у отца крестьянина — сын крестьянин; то, чему научились сами, то и можем дать нашим детям». Поэтому мальчикам в семье Шунаевых пророчат продолжать путь отца — церковное служение. Но никто не напирает: родителям хотелось бы видеть кого-нибудь из своих детей и доктором, и работником сельского хозяйства, — отец Олег называет это своей второй линией после духовенства.

Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана

— Нам некоторые говорят: нужно развиваться, делать ферму, но мне этого не надо. Зачем? Мне Господь дал священство, этого достаточно; жена моя все свои силы тратит на семью. Мы фермой заниматься не будем. Наш уровень — это чтобы у нас стол был дома в достатке, наш круг, наши прихожане. В основном мы раздаём всё, что готовим, или уносим в благотворительную столовую. Кто-то может оставить нам деньги, но это больше как пожертвование, и мы не собираемся выходить на уровень зарабатывания денег с этой продукции. А вот наши дети… Если кто-то захочет в сельскохозяйственной структуре развиваться, мы только рады будем.

Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана


Трудотерапия в общине

В благотворительную столовую, о которой говорит отец Олег, может прийти любой желающий. Там есть два стола: для женщин и для мужчин. Вся еда точно такая же, как в доме Шунавых: молоко, сыры, творог, суп — всё из своих продуктов. Готовить помогают монахини из кельи. Одна из них, монахиня Ульяна, живёт с семьей Шунаевых уже больше десяти лет:

— У неё от наркотиков умер сын, — рассказывает священник, — а второй был алкоголиком, ему однажды по голове сзади ударили и случился инсульт — половину тела парализовало. После случившегося монахиня Ульяна приняла решение отдать свою жизнь служению Богу, они вместе с сыном-инвалидом живут с нами, занимаются готовкой еды. И сын её тоже пытается жить как может: печёт хлеб, делает закрутки, весь в мыле, в поту — ведь половина тела его больше не слушается, — но он старается.

Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана

Помимо монахини Ульяны в келье живут ещё шесть человек. Один из них мужчина крепкого телосложения средних лет. Его зовут Алексей, и несколько лет назад его буквально принесли на порог церкви к отцу Олегу. Мужчина был алкозависимым, забросил семью, работу и пил до потери памяти. Но здесь, в Грязновском, Алексею смогли помочь. Община, которую содержит отец Олег, занимается борьбой с алко- и наркозависимостью уже больше пятнадцати лет. Основа их лечения — это длительная изоляция от пагубной среды и трудотерапия.

Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана

— Как Господь Бог нам в Библии ещё сказал, — цитирует отец Олег, — «... а ты в поте лица твоего будешь есть хлеб», а женщине, раз она нарушила заповедь божью, Господь сказал: «в муках ты будешь детей рожать своих», поэтому сейчас нет ни одной женщины, которая бы родила безболезненно, но и мужчина должен трудиться. У нас лозунг такой: мужик должен сам себе заработать кусок хлеба, чтобы он сел за стол в трапезной и не ел нахаляву, а по-честному отработал. И ему тогда самому по кайфу становится, он начинает испытывать положительные эмоции, и у человека мозги на место встают.

Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана

Алексей уже давно завязал с алкоголем и теперь во всем помогает отцу Олегу: присматривает за детьми, служит в церкви и, как человек с профессиональным образованием ветеринара, следит за домашним скотом.

Раньше в коровнике у Шунаевых было только четыре коровы и молока, которое они давали, было недостаточно, чтобы прокормить всех нуждающихся: большую семью отца Олега, монахинь, прихожан в благотворительной столовой — около тридцати человек. Так появилась потребность в покупке, которую семья позволить себе не могла. Разрешить ситуацию помог «Фонд Ройзмана»:

— Вот эти три коровки монбельярд, — показывает отец Олег, — они породистые, и их не продают по одной, а только по тридцать сразу и очень дорого. У нас едва насобиралось денег на двух коровок. Заводчики пошли на уступки и сказали: «Продадим вам три коровы — ищите деньги». Тогда и обратились в «Фонд Ройзмана». Нам помогли — добавили недостающую сумму. Теперь стоят, вот, три красавицы — имена пока не дали, смотрим ещё на их характер.

Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана

Шунаевы стараются помогать всем и никому не отказывают, вот только последнее время продуктов не хватало, чтобы сыт был и дом, и община, и прихожане. Помощь пришлось просить самим. Мы в «Фонде Ройзмана» откликнулись на их заявку и добавили семье недостающую до покупки сумму. Теперь, имея ещё трёх кормилиц, отец Олег сможет думать не только о пропитании, но и заниматься восстановлением своей церкви, помощью алко- и наркозависимым и больше времени уделять своим детям.

«Фонд Ройзмана» поддерживает комплексное решение социальных проблем. Но часто людям нужна помощь «здесь и сейчас». Покупка коров может показаться маленькой и незначительной, но если приглядеться, то и одна корова может спасти и накормить тридцать человек. Мы в «Фонде Ройзмана» стараемся помочь всем, кому эта помощь действительно необходима. Пожалуйста, оформите регулярное пожертвование в нашу пользу на любую сумму. Для этого просто нажмите на кнопку «Помочь фонду» ниже и заполните форму пожертвования. Это быстро и безопасно для вас, а мы с вашей помощью сможем и дальше поддерживать нуждающихся. Вместе можем больше. Спасибо!

Спасибо, что дочитали до конца!

Благотворительные организации и социальные проекты решают важнейшие социальные проблемы, с которыми не может справиться государство. Они системно помогают людям, образуют общественный диалог на тему насущных проблем, будь то социальное сиротство, социально значимые заболевания или экстренная помощь пострадавшим от насилия людям или животным.

Вы можете поддержать описанное НКО, оформив ежемесячное пожертвование по форме ниже, чтобы сотрудники могли планировать работу, расширяться и просто продолжать поддерживать тех, кому это необходимо. Спасибо за ваше неравнодушие!



Назад

При оплате с помощью короткого номера

Отправьте SMS-сообщение на номер 3443 с ключевым словом «ЛЮДЯМ» и через пробел укажите цифрами сумму пожертвования в рублях.

Например: ЛЮДЯМ 100

В ответ вы получите SMS для подтверждения платежа. Подтверждение платежа может прийти с короткого номера, на который отправляли первоначальное SMS-сообщение, или с сервисного номера оператора связи.

Услуга доступна для абонентов МТС, Билайн, Мегафон, Tele2, Тинькофф Мобайл, Yota.
Допустимый размер платежа — от 1 до 15 000 рублей.
Стоимость отправки SMS на номер 3443 – бесплатно.Комиссия с абонента - 0%.

Уральский банк ПАО Сбербанк
БИК 046577674
к/с 30101810500000000674
р/с 40703810716540002434
ИНН/КПП 6685104760/668501001

Ф ТОЧКА БАНК КИВИ БАНК (АО)
БИК 044525797
к/с 30101810445250000797
р/с 40703810710050000610
ИНН/КПП 6685104760/668501001