Свои и чужие

Серёжа много лет жил в страхе оказаться ВИЧ-положительным, но не сдавал тест, потому что его могли узнать в больнице

«Чтобы жить»
Собрано: 55 320 руб. Нужно: 1 033 000 руб.
5%
Автор фото: Аня Марченкова
Автор статьи: Марина-Майя Говзман

Когда Серёже (имя изменено по просьбе героя) было восемь, в школу приехали соцработники и забрали его с братом в детский дом. Мать запивалась и детей почти не навещала. Будучи подростком, Серёжа осознал свою сексуальность и вместе с этим его начали преследовать стереотипы о том, что геи распространяют ВИЧ и инфекции, передающиеся половым путём (ИППП). В маленьком провинциальном городе, в окружении таких же, как он, детдомовских ребят не нашлось никого, кто мог бы его понять и помочь, объяснить и рассказать о безопасном сексе, о способах защиты, о важности контролировать свое состояние здоровья и регулярно обследоваться на ВИЧ. Такие люди появились три года назад, когда Серёжа случайно познакомился с сотрудниками проекта «Чтобы Жить», которые буквально вытянули его из ненавистного города и помогли справиться со страхами, окружившими парня.

Чужие

photo_zz-1.jpg


Звонит телефон. Серёжа (имя изменено по просьбе героя) неловко улыбается, прикрывает его ладонью, сбрасывает. Телефон звонит снова, на этот раз молодой человек берёт трубку, отходит. Из мобильного слышно бессвязное бормотание. Серёжа возвращается, говорит удивлённо: «Представляешь, мамин мужик звонил, с днём рождения поздравлял. Даже не мама позвонила, а он. Ну, пьяницы – они такие, – нервно смеётся. – День рождения-то у меня только через три дня».

Передо мной высокий худой юноша. У Серёжи большие ясные глаза, мраморная кожа, изящные черты лица. Он поспешно говорит, что расскажет обо всём, что я у него спрошу, но на деле оказывается закрытым, отвечает быстро и коротко.

Он говорит по одному предложению и замолкает. Я всякий раз жду, чтобы он продолжил, но парень молчит. Даже если его воспоминания сохранили яркость, он не хочет в них углубляться сейчас, когда его жизнь наконец-то начала налаживаться.

«Мать всегда много пила, не работала, жила за счёт своего мужчины и никакого участия не принимала в нашей с братом жизни. О нём она ещё как-то пыталась заботиться, обо мне – никогда: мы не общались, ей было неважно, где я, и что со мной происходит. Требовала, чтобы я называл её по имени и отчеству — только так. Отца я помню плохо: до моих пяти лет он был жив, потом, кажется, его убили. Дома всё время было невыносимо, я был готов бежать оттуда куда угодно, даже в приют.


В школе знали о нашей ситуации: мать не пришла ни на одно собрание, никогда не сдавала деньги. Она всё время пила, а выпив, начинала меня бить. Сначала я терпел, потом стал жаловаться учителям.

Однажды во время урока в класс заглянула завуч и вызвала меня к себе. Оказывается, в школу за мной и братом приехали соцработники. Сказали, что мы должны поехать с ними. Я понимал, что сейчас всё серьёзно, меня заберут, как я и хотел, и отправят в детский дом. В этот момент стало реально страшно: боялся, что в детдоме будет плохо, будут бить, будут наказывать, но уже тогда, в восемь лет, понимал, что даже этот вариант лучше, чем жить с этим человеком...язык не поворачивается называть её мамой».

Ни свой, ни чужой


Серёжа нервно поглядывает на телефон. Постукивает пальцем по столу. Часто моргает.

«Никто и никогда не говорил с нами на тему секса и сексуальной безопасности. Слово "гей" я слышал только в оскорбительном значении, поэтому когда понял, что мне нравятся парни, ощутил страх. Я пытался противиться этому, если возникало влечение к кому-то или желание отношений и физической близости, чувствовал отторжение от этих мыслей и не понимал, как на это реагировать.

Позже у меня были гомосексуальные контакты, но я ничего не афишировал, чтобы лишний раз никого не провоцировать. Уже того, что я любил носить яркие рубашки, было достаточно для издёвок и стычек.

Один сверстник как-то ко мне подошёл, говорит: "Ты чё, п****р [гомосексуал] что ли?", я ему отвечаю: "Ну, если и так, то что?"».

Ещё тогда Серёжа начал задумываться о том, чтобы сдать анализ на ВИЧ, но обращаться в государственные больницы было страшно – во-первых, небольшой город, где практически все знают друг друга в лицо, во-вторых, он боялся реакции врачей на его ориентацию.

Свои


Серёжа мечтал окончить школу и уехать в столицу, получить хорошее медицинское образование, чтобы никогда не вспоминать своё детство. Воспитатели решили по-другому: в семнадцать лет его привезли в Нижний Тагил, к местному ПТУ и оставили у его ступеней со словами: «Теперь это твой новый дом».

«Вокруг было серо, скучно и убого. Специальность, на которую меня определили, мне совершенно не подходила: я мечтал стать врачом, а меня отправили учиться на программиста. И среди всего этого не было никаких вариантов – куда уехать, как со всем этим быть».

Вокруг был новый ненавистный город, люди, которые не могли и не хотели его понимать, бессмысленная учёба. С однокурсниками Серёжа не общался. Страх себя и своих желаний никуда не ушёл, к нему примешивался страх перед сдачей анализа на ВИЧ, о котором молодой человек тоже ничего не знал, и полное отсутствие информации о сексуальной жизни.

На первом курсе он приехал в гости к тёте в Екатеринбург. Когда сидел в интернете, случайно увидел информацию о социальном проекте «Чтобы Жить» и решил сдать тест на ВИЧ.

«На тот момент я почти ничего не знал про ВИЧ или ИППП. Есть стереотип, что геи переносят разные заболевания, поэтому я не хотел и боялся сдавать кровь в государственных больницах: вдруг врачи узнают про мою ориентацию, расскажут об этом всем и сами будут неадекватно реагировать? Был страх оказаться ВИЧ-положительным. Я не знал, что в Екатеринбурге есть места, где максимально подробно рассказывают про ВИЧ, помогают анонимно сдать анализ и рассказывают обо всех мерах профилактики».


Серёжа познакомился с Иваном Садыховым  — сотрудником проекта  «Чтобы Жить» и консультантом по вопросам профилактики ВИЧ инфекции и ИППП. Сдал экспресс-тест и с облегчением увидел отрицательный результат. С сотрудниками проекта Серёжа много говорил о безопасном сексе и профилактике ИППП.

Однажды Серёжа рассказал Ивану, что ему невыносимо находиться в Нижнем Тагиле, учиться на текущей специальности, и уже давно он мечтает стать врачом. Вместе они стали искать и проверять разные варианты и остановились на медицинском колледже в Екатеринбурге. Серёжа подал документы, не спал всю ночь перед появлением списков поступивших и наутро увидел в них свою фамилию. Через несколько дней ребята из социального проекта уже помогали ему с переездом.

Сейчас Серёжа учится на третьем курсе медицинского колледжа и планирует поступать в медицинскую академию. Хочет стать нефрологом и лечить почки. В том, как он об этом говорит, ещё встречаются отголоски былых страхов быть непринятым и отвергнутым в обществе:

«В белом халате я защищён и могу делать добро. Так люди увидят, что я нормальный человек».

Он никогда не приезжает в родной город – у мамы нет желания выходить на связь, а с братом они никогда не были близки. Про Нижний Тагил он хочет забыть как можно скорее. Оба города, по словам Серёжи, сливаются в один депрессивный период. Он до сих пор приходит в офис социального проекта «Чтобы Жить» – поговорить с Иваном, встретить ребят, с которыми успел подружиться. Здесь, в Екатеринбурге у него появились первые отношения.

photo_zhit'-10.jpg


«Я принял себя и хочу, чтобы другие люди тоже принимали себя и не боялись, – говорит Серёжа. –  Хочу, чтобы у людей было место, где их примут такими, какие они есть, смогут проконсультировать в вопросах здоровья и его сохранении, если необходимо, всегда поддержат. В государственных больницах всегда есть страх столкнуться с кем-то в коридоре, быть узнанным. Благодаря проекту есть место, где информация о тебе не уйдет дальше консультации со специалистом».

С помощью сотрудников проекта «Чтобы Жить» Серёжа поборол неприятие себя, справился со страхами. Но ещё недавно он, как и многие другие, боялся сходить в диспансер и сдать анализ на ВИЧ — опасался, что встретит знакомых. К сожалению, людей со страхами, как у Серёжи, в России много, потому что быть геем — почти незаконно, иметь положительный ВИЧ статус — позорно. Поэтому городам необходимы безопасные пространства, чтобы люди могли сдать анализы на ВИЧ или ИППП, не опасаясь, что их кто-то может узнать в очереди в диспансере. Социальный проект  «Чтобы Жить» ставит своей целью создание Низкопорогового центра, где каждый сможет бесплатно сдать анализы на ВИЧ, ИППП и другие социально значимые заболевания, не боясь реакции посторонних. Пожалуйста, подпишитесь на регулярное пожертвование, чтобы это стало возможным.


948

Помочь проекту

Через интернет

SMS с кодом

Через сбербанк

Банковской картой или электронными деньгами

Регулярные списания с вашей банковской карты или PayPal для поддержки проекта «Чтобы жить» будут списываться пока не будет собрана вся требуемая сумма. После завершения сбора средств ваши автоматические пожертвования будут перенаправлены на следующий сбор в рамках такой же категории нуждающихся или на уставные цели фонда.

Единоразовое пожертвование в пользу проекта «Чтобы жить» .

Я хочу пожертвовать: 100 руб.

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения: ЛЮДЯМ 100

«ЛЮДЯМ» - идентификатор пожертвования нашего фонда, 100 - сумма пожертвования в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Для пожертвования конкретному проекту, укажите его название после суммы, поставив между ними пробел.

Услуга доступна для абонентов: sms

Комиссия с абонента - 0%.
Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполните необходимые поля и оплатите ее в любом отделении банка.

Скачать квитанцию

Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Напомнить

Напоминать сделать пожертвование в другое время

Частота напоминания

Собрано: 55 320 руб.
Нужно собрать: 1 033 000 руб.