Дата: 18.08.2021 Автор: Екатерина Вяликова Фотограф: Мария Трапезникова
750
Помочь

Пять тысяч километров

История Ивана Васильевича должна была закончиться счастливо. Когда он узнал, что его через программу «Жди меня» ищет дочь, не стал дожидаться съёмок на канале, а сам отправился на встречу с ней из Москвы в Иркутск за пять тысяч километров

Помочь

Иван Васильевич не похож на типичного бездомного — высокий, крепкий, с подравненными бородой и усами, в чистой одежде — точно домашний человек, вышедший из соседнего дома покурить. Ему 59 лет. Сидим мы солнечным утром на крыльце частного приюта для бездомных «Дари добро». То и дело мужчина щупает левый карман своих спортивных брюк: там телефон, вдруг сейчас завибрирует — ему позвонят и вызовут в Москву на съёмку передачи «Жди меня». С 10 августа он ждёт вестей о своей дочери и, благо если она просто уехала отдыхать и поменяла на время номер телефона, и поэтому о ней ничего пока неизвестно. Но закрадываются и плохие мысли. Иван вытряхивает их из своей головы, как пепел с сигареты — быстро. А саму сигарету он курит долго и с удовольствием.

Иван Васильевич путается в датах и не помнит некоторых имён — это последствия операции на сердце, врач так и сказал: «Будете терять память». За это мужчина извиняется каждый раз, когда не может припомнить что-то в своей истории.

Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана


Как я стал существом

Бездомным Иван Васильевич оказался неожиданно. Сам он родом из города Шелехов, что в Иркутской области. Там окончил школу, не закончил высшее образование, работал начальником строительного участка, даже владел своим маленьким бизнесом и помогал людям с инвалидностью. Семейная жизнь тоже была неплохой: с женой Еленой они прожили более 20 лет и вырастили её сына.

— В 2010 году мне позвонила мама и сказала что болеет. «Приезжай». Она жила в Домодедово, в Московской области. Требовался уход, её болезнь была связана с мозгом. Женщина, с которой я жил, Елена... До сих пор она осталась в моём сердце, но дело не в этом, — обрывает себя на полуслове Иван и продолжает. — Меня отпустила, и я уехал помогать маме. У мамы были приступы, её клали в больницу, я ездил, кормил её утром, в обед и вечером — там недалеко была больничка.

Спустя пять лет мама умерла, а Иван так и остался жить в Подмосковье. Елена подала на развод, и их заочно развели.

Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана

Ещё через четыре года племянник Ивана предложил мужчине продать его недвижимость в Домодедово и купить частный дом во Владимирской области. Всё прошло быстро и тихо.

— Квартиру я продал сам, отдал карточку с деньгами племяннику. Они с женой провели вторую сделку. Я даже не знаю, сколько стоил их дом, не спрашивал. Пообещали меня прописать, но через четыре месяца меня попросили съехать, якобы я им мешаю.

Самого племянника в своё время Иван приютил после армии, как родного сына: десять лет молодой человек прожил у дяди в Иркутской области и ни в чём не нуждался.

— А здесь он воспользовался мной, и его жена тоже. Мне обидно очень. Сперва я смалодушничал: у них и дети маленькие были — три и пять лет. Вот как получилось! Я хочу нормально жить, а не существовать. Я стал существом! — последнюю фразу Иван заявляет внезапно громко, да так, что на нас оборачиваются другие жители приюта, вышедшие покурить на крыльцо. — Я не верю людям. У меня нет прописки уже два года. Власти помочь ничем не могут. Куда я только не ходил! Всё законно. Я сам продал квартиру.

Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана


Сорок два дома

— После этой ситуации вернуться в Иркутск у меня не было возможности, вернее, финансов.

Иван лукавит, последние два года он провёл в разъездах, пенсия и выплаты по инвалидности позволили ему побывать и в Красноярске, и в Тюмени, и в Анапе, и в Воркуте, и в Воронеже. Чаще Иван жил на вокзалах, а ещё, по подсчётам мужчины, он останавливался при тринадцати храмах, восьми скитах и в двадцать одном «Доме помощи».

Помимо потери памяти, операций на желчном пузыре и стентировании аорты у Ивана сахарный диабет и три послеоперационные грыжи: одна паховая и третья, пожизненная, группа инвалидности. Хирурги, к которым он обращался, грыжи эти оперировать не взялись. И, по словам Ивана, все многочисленные «дома», в которых он жил, боялись оставлять его у себя надолго — вдруг умрёт.

Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана


Внезапные вести

Благотворительная организация «Ночлежка» в Марьиной Роще стала тем самым двадцать первым домом. Здесь-то в начале июля Ивана и застала новость о том, что его разыскивает дочь.

— Ко мне подошёл сотрудник «Ночлежки» и сказал: «Вы не похожи на бездомного. Я подам вашу анкету в программу «Жди меня». Через некоторое время звонят с программы. Я не поверил. Да какое «Жди меня»! Оказалось, дочь ищет меня уже четыре года, с 2017–го. Единственное, что меня смущает: почему редакторы ничего не говорят о маме Полины? Конечно, я обрадовался. Мне помогли купить билеты на поезд до Иркутска».

С мамой Полины — так зовут дочь Ивана, — по словам мужчины, были лишь нечастые встречи. О том, что он стал отцом, Иван узнал спустя месяц после рождения дочери в 1999 году. Пришёл к ней домой и коротко спросил: «Помогать?», — женщина так же коротко ответила: «Нет», — и Иван ушёл навсегда из её жизни и жизни Полины.

В Екатеринбурге у Ивана была пересадка на поезд, но на вокзале ему стало плохо — прохожие вызвали скорую и мужчину увезли в больницу. Это уже было в середине июля. Вдобавок ко всему судебные приставы по ошибке арестовали банковский счёт Ивана.

— После выписки из больницы я позвонил редактору программы. Спасибо Олегу — положил мне деньги на телефон, — вновь Иван перескакивает с одной мысли на другую. Олег, к слову, тоже бездомный, живёт на екатеринбургском вокзале. — Она [редактор] сказала, что съёмка запланирована на 10 сентября, а пока они меня разместят здесь, в Екатеринбурге. Телефон дочки мне не дали, но заверили: «Всё идёт идеально».

Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана


Остаться живым

Контакты руководителя приюта «Дари добро» Ольги Бахтиной редакция «Жди меня» нашла в интернете. В тот же день Ольга разыскала Ивана на вокзале, принесла ему горячий обед и предложила место в приюте. Олег отказался, но взял номер телефона.

— Вот сидишь на вокзале в Екатеринбурге, да, неделю не ешь. Каково это? Я привык отдавать, а сам просить не умею. Олег всё это время меня кормил. Мне надо было обдумать всё, не мог же я с бухты-барахты поехать [в приют]? Тогда же мне нужно было просто поесть и остаться живым.

Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана

На следующее утро Иван набрал номер приюта, Ольга вызвала такси, и мужчина приехал. Здесь его обеспечили не только жильём и питанием, но и жизненно необходимыми лекарствами.

Так «Дари добро» стал двадцать вторым домом помощи для Ивана, и, по его словам, екатеринбургский приют — лучшее место, в котором он останавливался за последние два года.

Свою дочку Иван представляет высокой, стройной и красивой, а ещё  похожей на него. О Полине отец думает постоянно: какая она, на кого учится, кем работает, есть у него внуки? Но признаётся: мечтать и представлять страшно, вдруг всё не так, как ему напридумывалось. Но в мыслях о скорой встрече Иван отказать себе не может. В одном он уверен: у Полины «не глупая голова, как у меня. Отчество у неё "Иванова" — это точно. Кажется, редактор проговорился в телефонном разговоре и, по-моему, у дочки фамилия моя. Но я не уверен, может быть, мне так хочется думать». 

В Иркутске мужчина планирует остаться навсегда. Работать официально он не сможет, но сможет заниматься ремеслом — у него шестой разряд плотника, есть водительские права и все документы в порядке.

— Я не знаю, что я могу сказать Полине при встрече. Обниму, само-собой. А так — как пойдёт.

Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана
Фотография Марии Трапезниковой для Фонда Ройзмана


Постскриптум

Редакторы «Жди меня» несколько последних дней пытались связаться с Полиной, а когда дозвонились до девушки, она отказалась от съёмок в программе. На сайте телепроекта введённые данные Ивана и Полины в поисковой строке выдают «ничего не найдено по заданным параметрам». Накануне мужчине всё же сообщили номер дочери, но связаться с ней ему так и не удалось. 

Ольга Бахтина, директор приюта «Дари добро», сообщила: Иван в подавленном состоянии и больше не намерен ехать в Иркутск, а желает вернуться в Москву и жить на вокзале.

Частный приют для людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, «Дари добро» всегда готов оказать помощь тем, кому она необходима. Здесь не смотрят на бэкграунд постояльца, не критикуют и не осуждают, а просто помогают. Помогите, пожалуйста, и вы: по форме ниже вы можете оформить любое пожертвование в адрес приюта. Лучше, если оно будет ежемесячным, чтобы у постояльцев «Дари добро» всегда была горячая еда, кров и необходимые лекарства. Спасибо!

Спасибо, что дочитали до конца!

Благотворительные организации и социальные проекты решают важнейшие социальные проблемы, с которыми не может справиться государство. Они системно помогают людям, образуют общественный диалог на тему насущных проблем, будь то социальное сиротство, социально значимые заболевания или экстренная помощь пострадавшим от насилия людям или животным.

Вы можете поддержать описанное НКО, оформив ежемесячное пожертвование по форме ниже, чтобы сотрудники могли планировать работу, расширяться и просто продолжать поддерживать тех, кому это необходимо. Спасибо за ваше неравнодушие!



Назад

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения: ЛЮДЯМ 100

«ЛЮДЯМ» - идентификатор пожертвования нашего фонда, 100 — сумма пожертвования в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Для пожертвования конкретному проекту, укажите его название после суммы, поставив между ними пробел.

Услуга доступна для абонентов «Билайна», «Мегафона», «МТС» и «TELE2»

Комиссия с абонента — 7,5 %.
Пожертвование осуществляется на условиях публичной оферты


Уральский банк ПАО Сбербанк
БИК 046577674
к/с 30101810500000000674
р/с 40703810716540002434
ИНН/КПП 6685104760/668501001

Ф ТОЧКА БАНК КИВИ БАНК (АО)
БИК 044525797
к/с 30101810445250000797
р/с 40703810710050000610
ИНН/КПП 6685104760/668501001