Дата: 04.07.2022 Автор: Ирина Гильфанова Фотограф: Ирина Гильфанова
Помочь

Энергия картины

В 35 лет Павел перенёс одновременно инсульт и инфаркт. Его тело больше не справлялось с многолетним приёмом наркотиков и алкоголя. Но, оказавшись на грани, он смог кардинально изменить свою жизнь и открыть в себе талант художника

Помочь
Стены в художественной мастерской насыщенно зелёного и ярко-жёлтого цветов. На них — пара десятков картин. Эти работы и ещё несколько других совсем недавно висели на выставке Паши Яркого в Доме кино. Это была его шестая выставка с тех пор, как два года назад он стал художником.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

— В абстракции не надо напрягаться, это — расслабление, — говорит Павел, смотря на свои картины. — Абстракция — это когда ты видишь цвета и их сочетания. Мне картина может присниться ночью, а бывает, придумаю идею в магазине, но чаще я рисую без задумки.

Павел — бывший строитель. Отсюда — знание материалов, умение работать с разными фактурами и свой уникальный взгляд на искусство.

— Я пробую рисовать на всём: хостах, дорожном знаке, стенах, ДВП [древесноволокнистая плита — прим. авт]. Сам дорабатывал технологию и способы нанесения красок. Столько картин испортил!

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

У Павла есть свой уникальный рецепт красок: он смешивает клей ПВА, воду, акрил и какие-то секретные капли. Потом художник наливает этот состав на холст, наклоняет его в разные стороны, чтобы краска растекалась и формирует рисунок всем, что есть под рукой: феном, кистями, тряпкой, ножиком, ложкой или отвёрткой. Недавно он начал создавать объёмные картины из ткани: смоченную в специальном растворе органзу складками укладывает на холст и, будто играя на музыкальном инструменте, вытягивает её в разные стороны.

За два года своего творчества Паша Яркий нарисовал несколько десятков картин и продал большую их часть в разные города России, а также Мексику, Германию, Белоруссию, Египет.

— Когда покупают картины — это прикольно. Чувствую, что поделился своим взглядом. Я просто предоставляю людям возможность побывать в моём мире, и каждому по-разному заходит. Картина — это твоя энергия, и если она с человеком совпадёт, то всё — он влюблён.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

Павел никогда раньше не касался искусства, не учился рисовать, а его родители были музыкантами. Он и его семья всё ещё удивляются, почему в 2019 году в нём открылся талант к творчеству.


Точка взрыва

Мы садимся за большой стол, покрытый клеёнкой с разводами от красок. Павел берёт синий акрил и медленно выводит круги на холсте.

— Как я начал рисовать? До 2019 года я делал мелкие ремонты, часто занимался декоративной штукатуркой и лофт-бетоном. И мне просто надоело делать одно и то же, поэтому я начал экспериментировать, добавлять цвета и сделал у себя дома во всю стену небо с облаками. Потом нашёл в интернете несколько мастер-классов по созданию картин в технике флюид-арт [рисование жидким акрилом — прим. авт.] и стал своё что-то рисовать в перерывах от работы.

Павел откладывает свою кисть. Я делаю несколько мазков золотой краской рядом с синими кругами.

— Может, чёрного добавить к золотому? — предлагает художник.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

Окунаю кисть в чёрную краску, веду плавную линию. Павел просит немного отдохнуть от долгого разговора. Он всё ещё восстанавливается после инсульта и инфаркта, которые произошли семь лет назад. Боль иногда возвращается, но ненадолго. Мужчина спокойно пережидает эти моменты, пьёт воду, молчит.

Отёк мозга случился в августе 2015 года. Павел прибирался дома и вдруг резко потерял сознание. Очнулся уже в больнице: тело не двигалось, говорить не мог. Врачи долго не могли определить диагноз, в то время как Павел находился «между-между», как называла его состояние мама.

— Я был как овощ месяц. Мама приводила мне в палату батюшку, он исповедовал меня. Я уже был готов, что не выживу. Мне сложно говорить про это, — Павел переводит дух. — Когда каждый день в одеялах выносят, ты лежишь и думаешь: «Когда же тебя унесут?». Просыпаешься — ещё не унесли. Тогда я и начал ценить жизнь. Уже в больнице решил: всё, завязал.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

Он не особо верил, что выживет, но организм оказался сильнее, и через месяц мужчину выписали. Реабилитация шла около двух лет, а вместе с ней началась и другая жизнь — без наркотиков и алкоголя.

— Я помню всё, — продолжает Павел. — В первый раз принял в 1995 году, с 97–го стал периодически употреблять. Потом — капец. Миксы какие-то были. Это было очень тяжело. Я сам просил маму положить меня на лечение, но оно не помогало: месяц–два держался, а потом обратно. Организм просто не выдержал этой нагрузки, и в 35 лет вдруг бабахнуло: сразу и инфаркт, и инсульт. После больницы я был еле живой, но понял, что хочу жить.

Художник берёт паузу, переводит дух, садится на небольшой диванчик в углу мастерской. На стене над ним висит большая картина под названием «Сингулярность». В её центре встречается множество ярких красок, которые волнами расплываются по хосту. Сингулярность, по мнению философов, — это единственность чего-либо; по мнению математиков — точка бесконечности, по мнению космологов — начальный момент Большого взрыва. Павлу ближе всего последнее определение. «Сингулярность — это точка взрыва», — говорит он.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана


«Паша, всё будет хорошо»

В 2017 году Павел больше не мог лежать дома, но и ни на одну работу его не брали. Перенесённые заболевания давали о себе знать постоянно: сильные боли, раз в неделю были приступы эпилепсии, левая рука почти не работала, и ходил он с трудом.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

Однажды Павел приехал в центр Екатеринбурга, чтобы купить подарок маме на день рождения. Это была пятница. Он проходил мимо администрации города и вспомнил о приёме Евгения Ройзмана, который в то время был мэром. Впервые решил зайти, подумав, что глава города поможет найти подработку, но всё оказалось иначе.

— Давай сначала разберёмся со здоровьем? — предложил Евгений Ройзман.

Мужчине быстро нашли хорошего невролога, выписали препараты для восстановления, помогли финансово и оплачивали лечение в течение полутора лет.

— Я такого не ожидал, — улыбается Павел. — Я шёл туда на безнадёге, думал только о работе, а не о лечении! Так открыто ко мне отнеслись, а я думал, что не может быть такого. И ещё запомнил на всю жизнь, как Евгений Вадимович мне жал руку и говорил: «Паша, всё будет хорошо». У меня тогда всё перевернулось.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

В тот же год Павел бросил последнюю вредную привычку — курение, стал ездить на велосипеде. Восстановившись благодаря лечению, он нашёл подработку — делал мелкий ремонт в квартирах. А потом начал писать картины. Свою первую творческую работу назвал «Борьба» и подарил её Евгению Ройзману в знак благодарности.

На противоположном конце мастерской Павла висит картина «Последний угол». В её левом верхнем самом тёмном углу — паутина, остальная часть полотна залита яркими красками.

— Паутину «ставят» наркоманы. Но я из этого угла вылез, дальше у меня началась яркая жизнь. И стал я Пашей Ярким. Это мой псевдоним, художники в городе меня так и называют.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана


Моменты счастья

Подаренную Павлом картину Евгений Ройзман выложил на своей странице в инстаграм, и у начинающего художника появились заказчики. А на следующий год Паша Яркий собрал свои 20 работ и организовал первую выставку.

— Меня захлеснула эта волна! Я стал постоянно рисовать. Творчество раскрыло мне, что, оказывается, человек свободен во всем. Свобода от другого мнения, от любых зависимостей. И самое главное — я начал жить другой жизнью. Вернее я вообще начал жить. Кому как, а мне, видимо, надо было через всё это пройти, окунуться в эту чачу, болото, потому что по-другому не понимал. А теперь мне шанс выпал: смотри, без всяких наркотиков, всё другое — и жизнь хороша, и жить легко! Я научился ловить кайф от жизни. Встаю с утра, солнышко светит, и мне так классно.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

У Паши Яркого есть ещё одна большая картина под названием «82 момента счастья». На полотне, покрытом текстурной пастой, вырезаны дырочки и в каждой нарисована маленькая звёздочка. Художник даже придумал к этой картине легенду: человек, который найдёт 82 звезды, точно будет счастлив.

В Фонд Ройзмана обращаются за помощью люди, оказавшиеся в самых сложных жизненных ситуациях, в моменты, когда больше не от кого ждать поддержки. Мы стараемся обеспечить нуждающихся тем, что им остро необходимо: психологическая поддержка, лечение, реабилитация, юридическая консультация и многое другое. Только благодаря вашей поддержке Фонд Ройзмана продолжит оказывать эту помощь. Пожалуйста, оформите пожертвование на любую сумму, чтобы мы продолжали подавать руку помощи там, где её особенно ждут.

Спасибо, что дочитали до конца!

Благотворительные организации и социальные проекты решают важнейшие социальные проблемы, с которыми не может справиться государство. Они системно помогают людям, образуют общественный диалог на тему насущных проблем, будь то социальное сиротство, социально значимые заболевания или экстренная помощь пострадавшим от насилия людям или животным.

Вы можете поддержать описанное НКО, оформив ежемесячное пожертвование по форме ниже, чтобы сотрудники могли планировать работу, расширяться и просто продолжать поддерживать тех, кому это необходимо. Спасибо за ваше неравнодушие!



Назад

При оплате с помощью короткого номера

Отправьте SMS-сообщение на номер 3443 с ключевым словом «ЛЮДЯМ» и через пробел укажите цифрами сумму пожертвования в рублях.

Например: ЛЮДЯМ 100

В ответ вы получите SMS для подтверждения платежа. Подтверждение платежа может прийти с короткого номера, на который отправляли первоначальное SMS-сообщение, или с сервисного номера оператора связи.

Услуга доступна для абонентов МТС, Билайн, Мегафон, Tele2, Тинькофф Мобайл, Yota.
Допустимый размер платежа — от 1 до 15 000 рублей.
Стоимость отправки SMS на номер 3443 – бесплатно.Комиссия с абонента - 0%.

Уральский банк ПАО Сбербанк
БИК 046577674
к/с 30101810500000000674
р/с 40703810716540002434
ИНН/КПП 6685104760/668501001

Ф ТОЧКА БАНК КИВИ БАНК (АО)
БИК 044525797
к/с 30101810445250000797
р/с 40703810710050000610
ИНН/КПП 6685104760/668501001