Дата: 23.06.2022 Автор: Ирина Гильфанова Фотограф: Семён Смирнов
Помочь

Полгода перемен

Из-за алкозависимости Виктория чуть не лишилась своей полуторагодовалой дочери, которую забрали сотрудники соцзащиты. Но, прожив несколько месяцев без своего ребёнка, она решила наконец измениться

Помочь

У 35–летней Виктории [имя изменено по просьбе героини — прим. авт.] есть на будущее одна идея, от которой она смеётся и весело щурит глаза. Через много лет она, уже старенькая бабушка, будет сидеть в кресле-качалке и рассказывать своим детям и внукам истории о прожитой бурной молодости. А в этой молодости было всё: зависимости, бедность, насилие, а ещё надежда, помощь и силы начать новую лучшую жизнь.


Безумный образ жизни

— Я буду в зелёной кофте с черепом на спине, — говорит Виктория по телефону за пять минут до встречи.

Мы находим друг друга в парке одного из старых районов Екатеринбурга в очень солнечный день. Здесь играет громкая музыка, толпы детей танцуют и весело хохочут. Мы проходим мимо и садимся на скамейку.

— Сегодня вечером я заберу Машу [имя ребёнка изменено по просьбе героини — прим. авт.] из садика, и мы пойдём гулять в этот парк, — оглядывается по сторонам Виктория. — Мы стали постоянно проводить время вместе.

Дочери Виктории Маше через три месяца исполнится пять лет. Но не всю свою жизнь она провела в семье: когда девочке было полтора года, органы социальной опеки забрали её от мамы.

Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана
Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана

— Я тот день никогда не забуду! — эмоционально рассказывает Виктория. — Когда ты вдрабадан пьяная, а приезжает социальная защита, и у тебя отбирают ребёнка. Я и не пыталась их остановить, потому что они бы вызвали полицию.

Виктория давно стояла на учёте в социальной защите, и о том, что дочку увезут, знала заранее. С вечера подготовила её вещи, положила подгузники, игрушки, но расставаться с ребёнком было очень трудно.

— Я вела безумный образ жизни, очень сильно выпивала, употребляла наркотики, — честно признаётся Виктория, глядя мне в глаза. Она повторит эту фразу во время нашего разговора ещё несколько раз то с усмешкой, то с грустью. И без паузы продолжит свою историю дальше.

Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана
Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана

— Когда Машу забрали, было такое ощущение, что у меня руки, ноги отрезали. Я сразу ушла в сильный запой. Было очень страшно, что я могу её больше не увидеть, что если не встану на путь исправления, меня навсегда лишат дочки.

Через несколько дней Виктория перестала пить и решила бороться за ребёнка. Товарищи в её окружении считали, что ничего у матери не получится, и с Машей можно попрощаться. А женщина твердила: «Ребёнок мой, и только мой! Я во что бы то ни стало его заберу! У неё есть мама, так почему она живёт в детском доме? Я её вынашивала девять месяцев под сердцем, родила, и теперь должна сама справляться с проблемами в своей жизни».

Задолго до рождения Маши Виктория вынашивала под сердцем ещё одного ребёнка — старшую дочь Алису [имя ребёнка изменено по просьбе героини — прим. авт.], которой сейчас 16 лет. Именно она обратилась в соцопеку за помощью со словами: «Мама выпивает, выгоняет нас из дома».

— Я благодарна Алисе за это, — признаётся Виктория. — Именно тогда я поняла, что кайф жизни — не в бутылке водки.

Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана
Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана


Разлука

Машу забрали сначала на обследование в поликлинику, где выяснили, что она здорова. Пока девочка лежала в больнице, Виктория несколько раз приезжала в учреждение с пакетами, набитыми памперсами и игрушками, оставляла их на вахте и возвращалась домой. Она даже не просила показать дочку, потому что знала — увидит её и не сможет спокойно уйти: снесёт здание, заберёт Машу, убежит. Но вскоре ребёнка увезли в детский дом в Ревде на несколько месяцев.

— В эти полгода я ненавидела чужих детей, — грустно говорит Виктория и крутит на пальцах пряди чёрных длинных волос, убранных в высокий хвост. — Я смотрела, как родители покупали своим деткам игрушки, чупа-чупсы, соки, а я не могла! Они на улице гуляли с ними, и у них всё было хорошо, а у меня нет! Но я всё-таки понимала, что я взрослый человек, а стабильности нет, неадекватный образ жизни — мне такое больше не надо. Поэтому я пошла лечиться.

Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана
Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана

В наркологической больнице Виктория пролежала под капельницей 20 дней. За это время она полюбила пить кофе на минеральной воде, получила справку о кодировании от алкоголизма и почувствовала себя другим человеком: «Меня только что “зашили”, и мозг по-другому работать начал — уже не тянуло к алкоголю».

Виктория поменяла номер телефона и вместе со старшей дочерью переехала в другой район — подальше от старой компании и дворов, где постоянно собирались выпивающие. Жила вместе со своей 90–летней бабушкой, которая поддерживала внучку словами: «Поможем тебе, вытянем, вернём Машу, что бы ни было».

Мы выходим из парка и гуляем по маленьким улочкам. Здесь два года назад бродила Виктория, срывая все объявления о работе. Она быстро устроилась в продуктовый магазин, выплачивала долги бабушки за квартиру и через два месяца поехала за Машей.

— Я не стала ждать, когда мне предложат забрать ребёнка. Купила билет на автобус до Ревды, пришла в комиссию по делам несовершеннолетних со справками о том, что работаю и закодирована от алкоголя. Все удивились моей серьёзности и разрешили забрать Машу.

13 сентября Виктория вернулась домой со своей двухлетней дочерью. «У меня день рождение был 20 сентября — вот такой подарок себе сделала», — смеётся женщина.

Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана
Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана


В поисках поддержки

Когда Маша вернулась в семью, Виктория стала искать для неё садик. Женщине нужно было выходить на работу, а с ребёнком сидеть некому: у бабушки сил на правнучку не хватало, мужчины рядом не было. В строке отец у Маши стоит прочерк, потому что, когда Виктория забеременела, мужчину посадили в тюрьму. Из мест заключения он выйдет через пару лет, вновь сойдётся с Викторией, но ненадолго: она уйдёт от него после первого избиения. С папой Алисы была похожая история.

— Да, у них есть отцы, но они только на бумажке, — говорит мать-одиночка. — Я никогда не буду жить с человеком, который поднимает на меня руку и оскорбляет моих детей.

Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана
Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана

Свою очередь в государственный садик Маше нужно было ждать два года, денег на частный у Виктории, конечно же, не было. На помощь пришёл инспектор социальной защиты, рассказав о свердловском общественном фонде «Новое время»*. Организация помогает детям, чьи родители больны ВИЧ-инфекцией, нарко- и алкозависимостью. У фонда есть группа присмотра, куда Машу устроили как раз на эти два года.  

— Мне рассказали, что «Новое время» и их сотрудники великолепные. Я сначала в это не поверила. Но это оказалось правдой. Наш воспитатель Наталья Сергеевна каждому ребёнку уделит внимание, позвонит, что-то посоветует, постоянно со мной общается и знает всю мою историю. Мне там так помогли: и одеждой, и занятиями у психолога. А ещё Маша начала потихоньку разговаривать, хотя до этого у неё был дефект речи. Сейчас, когда ребёнок ходит в обычный садик, я вижу большую разницу: воспитатель уделяет внимание только одной группе детей и даже не общается с родителями.

Маша поступила в государственный садик осенью 2021 года, но Виктория всё ещё поддерживает связь с «Новым временем». Раз в месяц вместе с дочкой она посещает их мероприятия в загородном доме, где собираются другие родители из неблагополучных семей.

— Такая поддержка нужна каждому второму человеку. Раньше я не знала, куда обратиться, а теперь за помощью могу подойти в «Новое время», и мне не откажут. А если бы этого не было, мне кажется, я бы до сих пор была проблемной женщиной.

Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана
Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана


Неидеальная мама

Прошло почти три года с тех пор, как Виктория вернула Машу домой. И всё это время молодая женщина вспоминает прошлый опыт и старается изо всех сил быть хорошей мамой, хоть это не всегда легко.

По словам директора фонда «Новое время» Ольги Гасан, неблагополучные родители зачастую сами не видели, как это — иметь счастливую семью, общаться с ребёнком, проводить время вместе, играть и не выпивать, не ругаться, не драться. Ведь в их детстве были только пьяные родители, пустой холодильник и ссоры.

— Мать у меня постоянно пьёт. Банки насобирает, сдаст и пойдёт бутылку купит. Я даже когда в школе была, говорила ей: «Мам, давай, я тебя закодирую», — вспоминает Виктория. — Но она не хотела, да и сейчас не хочет ничего менять.

Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана
Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана

Однажды Виктория просто ушла из дома: надоело, что мать постоянно пьёт, а деньги исчезают. Её первая дочь Алиса была маленькой и осталась со своим папой. Викторию искали три года, подали в розыск, её отец каждые шесть месяцев ездил на опознания тел. А она жила в другом районе Екатеринбурга и однажды так же внезапно вернулась домой сама —за уже подросшей дочкой. Та выбрала остаться с мамой.

— Я стараюсь для семьи всё делать, но понимаю, что я вообще не идеальная мать, — строго произносит Виктория, глядя прямо перед собой. — Недавно я сорвалась, запила, и нас снова поставили на учёт. Но я быстро вернулась на работу, и всё стало хорошо. Для меня дети — это стимул жить дальше и не вставать на старые грабли.

«Новое время» учит именно этому — не идти по судьбе родителей, по-настоящему заботиться о своих детях, независимо от финансового положения проводить время вместе весело и без выпивки. Да, этот путь не может быть простым, но шаг за шагом Виктория приближается к тихому семейному счастью.

Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана
Фотография Семёна Смирнова для Фонда Ройзмана

— Меня очень радует, что я встала на ноги, закрыла все долги. Как только у меня появляются деньги, я сразу оплачиваю счета за квартиру. А раньше всё было по-другому: сначала бутылка, потом всё остальное, если деньги оставались.

Год назад Виктория встретила мужчину, который поддерживает её и дочерей, помогает финансово и не поднимает на неё руку. С Машей Виктория постоянно гуляет, гоняет во дворе мяч, радуется маленьким букетикам, которые та собирает из цветочков с улицы, и больше всего улыбается от того, что любимое слово её ребёнка — «спасибо».

— 2022 — это мой год, я ведь родилась в Год тигра! — весело проговаривает Виктория. — И мне уже жутко повезло: я порвала с прошлой компанией, встретила хорошего мужчину. Есть ещё одна мечта — сделать себе передние зубы. Но с другой стороны, я лучше детям что-то куплю, ремонт сделаю в квартире, балкон застеклю. А зубы — это ерунда, займусь потом ими. Не в них счастье.
— А в чём?
— Что дети рядом. И работа. Завтра и послезавтра работаю — хоть от детей отдохну! — она смеётся. — Хотя скучать по ним сильно буду в эти два дня.

Региональный общественный фонд «Новое время» вот уже 20 лет бесплатно оказывает комплексную поддержку неблагополучным семьям. Их основная цель — помочь детям сохранить их физическое и психологическое здоровье и предоставить доступ к разнообразному досугу и отдыху. А также — научить самих родителей жить по-другому, выйти из зависимости и измениться ради семьи. Фонд существует на пожертвования неравнодушных людей. Пожалуйста, поддержите «Новое время» небольшой регулярной суммой по форме ниже. Спасибо!

* Организация «Новое время» была включена Минюстом в реестр иноагентов

Спасибо, что дочитали до конца!

Благотворительные организации и социальные проекты решают важнейшие социальные проблемы, с которыми не может справиться государство. Они системно помогают людям, образуют общественный диалог на тему насущных проблем, будь то социальное сиротство, социально значимые заболевания или экстренная помощь пострадавшим от насилия людям или животным.

Вы можете поддержать описанное НКО, оформив ежемесячное пожертвование по форме ниже, чтобы сотрудники могли планировать работу, расширяться и просто продолжать поддерживать тех, кому это необходимо. Спасибо за ваше неравнодушие!



Назад

При оплате с помощью короткого номера

Отправьте SMS-сообщение на номер 3443 с ключевым словом «ЛЮДЯМ» и через пробел укажите цифрами сумму пожертвования в рублях.

Например: ЛЮДЯМ 100

В ответ вы получите SMS для подтверждения платежа. Подтверждение платежа может прийти с короткого номера, на который отправляли первоначальное SMS-сообщение, или с сервисного номера оператора связи.

Услуга доступна для абонентов МТС, Билайн, Мегафон, Tele2, Тинькофф Мобайл, Yota.
Допустимый размер платежа — от 1 до 15 000 рублей.
Стоимость отправки SMS на номер 3443 – бесплатно.Комиссия с абонента - 0%.

Уральский банк ПАО Сбербанк
БИК 046577674
к/с 30101810500000000674
р/с 40703810716540002434
ИНН/КПП 6685104760/668501001

Ф ТОЧКА БАНК КИВИ БАНК (АО)
БИК 044525797
к/с 30101810445250000797
р/с 40703810710050000610
ИНН/КПП 6685104760/668501001