Дата: 22.07.2021 Автор: Индира Габбасова Фотограф: Полина Скомаровская
305
Помочь

Они только этого и ждут

Гаражи Свердловского автобусного движения (голубое здание с большими арочными окнами по адресу ул. Чапаева, 7а) наконец внесены в реестр исторических памятников культурного наследия. Всё это — только благодаря «Уральскому хронотопу»

Помочь

Олег Букин более десяти лет занимается выявлением исторических памятников. Ещё до основания общественной организации «Уральский хронотоп» он изучал региональные и федеральные архивы и составлял архитектурные экспертизы для включения зданий в реестр. «Сносят [здания] везде. Боюсь ездить в командировки, потому что по приезде страшно не досчитаться одного здания», — признаётся Олег Николаевич.

Сейчас у него три ипостаси. Он общественный деятель в сфере спасения архитектурных памятников, основатель организации «Уральский хронотоп» и аттестованный государственный эксперт. Все его амплуа об одном — о сохранении исторического наследия.  

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

Уникум

Гаражи «Автодвижение» — постройка эпохи, которую Олег Букин обозначил как протоконструктивизм. Это начало 20 века, когда уже существовал рациональный модерн и только формировался сам конструктивизм. Этот короткий исторический период отразил переход от классики к модерну. В Екатеринбурге построек эпохи протоконструктивизма очень мало. Например, Пассаж, исторический облик которого давно утрачен, или уже снесённая баня «Бодрость» на пересечении улиц Розы Люксембург и Куйбышева.

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

В 1920–е года среди инженеров установилась конкуренция, благодаря которой создавались значимые интересные проекты. И как раз в это время на Урале только начали появляться здания с элементами конструктивизма. В Екатеринбурге таких зданий было совсем не много, а до наших дней сохранилось гораздо меньше. Поэтому, как подчеркивает Олег Букин, постройка на Чапаева особенно ценна.

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

Помещение на Чапаева, 7 никогда не предназначалось для жилья. Изначально это пространство служило в качестве складских, хозяйственных блоков усадьбы Демидовых, в которых сейчас располагается Центральная библиотека им. А. И. Герцена (ул. Чапаева, 5). Уже после революции был создан проект Кохманского, Неймана и Агеева. Это стало настоящим историческим событием — появились первые гаражи общественного транспорта на территории Уральского региона такого масштаба. После 30–х годов в здании располагались различные заводы и предприятия. Сейчас в левой части постройки находится цех холдинга «Композит Групп», а в правой — сдаются в аренду офисы.

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

Гаражи состоят из двух частей или объёмов — правым (южным) и левым (северным). Правый объём был спроектирован инженером Валентином Валентиновичем Кохманским в 1926 году, левый — Иваном Фёдоровичем Нейманом и Дмитрием Михайловичем Агеевым. Строительство было завершено полностью в 1928–1929 годы. «О Кохманском практически ничего неизвестно. Поэтому это здание становится истинным воплощением мемориальной ценности», — объясняет эксперт. 

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

За время своего существования постройка подверглась изменениям, которые можно заметить на примере арочных оконных проёмов. По задумке авторов они были разделены мелкой расстекловкой, благодаря чему создавался контраст большого окна и маленьких деталей, подчеркивалась глубина образа. Подобное взаимодействие внутреннего пространства с внешним очень характерно для рационального модерна. Ещё в начале нулевых эта расстекловка существовала, но после была утрачена: «Ставить памятники под госохрану необходимо не только потому, что их могут снести, — а чтобы сохранить архитектурный облик. Потому что именно он — тот, который заложил архитектор, — в наибольшей степени релевантен». К счастью, ситуация обратимая: сохранились чертежи и фотографии, по которым возможно провести реставрацию фасадов, арочных, оконных и дверных проёмов и, тем самым, приблизить здание к его первоначальному облику. 

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

Два объëма Гаражей словно близнецы — обе части практически идентичны друг другу. Фасад каждой из них привлекает внимание центральным полуциркульным арочным оконным проёмом, который за счёт своего размера активно взаимодействуют с улицей. Например, левую часть Гаражей, сам оконный проëм, гармонично дополняют растущие напротив деревья, которые склоняются к окну. Оба проёма сопровождаются минималистичным белым архивольтом — наружным обрамлением, которое выделяет арку из плоскости стены. Но современность внесла коррективы во внешний облик архитектурного ансамбля. Главная проблема внешнего вида Гаражей сейчас — большое количество вывесок на правом объëме здания, которое накладывает отпечаток на общее впечатление от исторического памятника.

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана


Катастрофически мало 

За время своего существования «Уральский хронотоп» и лично Олег Букин добились того, чтобы около десяти объектов культурного наследия Урала были поставлены под госохрану. Например, «Дом-улитка» по адресу ул. Малышева, 2е, а также объекты в Верх-Нейвинском, в Верхнем Тагиле, на Ивановском кладбище. Над одним памятником «бьются» не менее полугода — это включение объекта в реестр выявленных памятников, непосредственно сама экспертиза, которая доказывает, что здание действительно является памятником, рассмотрение экспертизы соответствующими инстанциями и вынесение окончательного решения.

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

Спасение архитектурных памятников — не та сфера общественной деятельности, где ситуация обратима. И если окончательное решение отрицательное — здание пойдёт под снос. В практике Олега Букина такое случалось: «Иногда мне кажется, что я уже нарастил достаточно толстую кожу, чтобы каждый раз не сокрушаться, но всякий раз видеть утрату очень тяжело. Если ты любишь что-то и если ты это теряешь, то при потере ты испытываешь такие же чувства, как любишь, только с отрицательным значением». Глядя на фасады Гаражей Свердловского автодвижения, Олег Николаевич смеётся: «Если я не поставил бы их на госохрану, я спился бы, хотя не пью». 

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

Олег Букин работает с архивами с 2009 года. С 2014 года — каждый день. В своей деятельности он профессионал и работу делает долго и скрупулёзно. Составление экспертизы занимает полтора-два месяца, в течение 45 рабочих дней соответствующие инстанции её проверяют. Для того, чтобы составить полное описание объекта, недостаточно только изучить архивы. Необходимо изучить его лично со всех сторон, снаружи, изнутри, а также привлечь геодезиста — чтобы определить координаты. Но главной и очень важной составляющей экспертизы становится логичность повествования и объективная обоснованность приводимых выводов — при малейшей неточности государство режет экспертизу на корню. «Это очень изнурительная работа. Это мастерская, в которой ты стоишь и по́том обливаешься. И если ты ошибёшься в одном месте, они завернут это всё. А они только этого и ждут», — вздыхает Олег, многозначительно взмахивая руками вверх.

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

Главные проблемы в сфере его профессиональной деятельности — незаинтересованность государства и исчерпание человеческих ресурсов. Нехватка времени, сил, финансов не позволяет сделать больше: «Десять лет назад я сказал бы, что делаю большое дело. А теперь думаю, как это катастрофически мало».

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

Сейчас в планах Олега до конца лета провести четыре экспертизы, среди которых постройки в Турьинске и Кушве: «Это сибирская архитектура, или сибирское барокко, что совсем не похоже на уральскую архитектуру». Для этого ему необходимо привлечь экспертов из других регионов. Общественник уже провёл предварительные переговоры с ними, а также выяснил, что госэкспертиза по выбранным объектам не планируется. Вы можете поддержать «Уральский хронотоп», оформив ежемесячное или разовое пожертвование по форме ниже. Все деньги пойдут на новые экспертизы зданий, доказывающие их историческую и архитектурную ценность. Так, вы можете помочь сохранить культурное наследие. Спасибо!

Спасибо, что дочитали до конца!

Благотворительные организации и социальные проекты решают важнейшие социальные проблемы, с которыми не может справиться государство. Они системно помогают людям, образуют общественный диалог на тему насущных проблем, будь то социальное сиротство, социально значимые заболевания или экстренная помощь пострадавшим от насилия людям или животным.

Вы можете поддержать описанное НКО, оформив ежемесячное пожертвование по форме ниже, чтобы сотрудники могли планировать работу, расширяться и просто продолжать поддерживать тех, кому это необходимо. Спасибо за ваше неравнодушие!



Назад

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения: ЛЮДЯМ 100

«ЛЮДЯМ» - идентификатор пожертвования нашего фонда, 100 — сумма пожертвования в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Для пожертвования конкретному проекту, укажите его название после суммы, поставив между ними пробел.

Услуга доступна для абонентов «Билайна», «Мегафона», «МТС» и «TELE2»

Комиссия с абонента — 7,5 %.
Пожертвование осуществляется на условиях публичной оферты


Уральский банк ПАО Сбербанк
БИК 046577674
к/с 30101810500000000674
р/с 40703810716540002434
ИНН/КПП 6685104760/668501001

Ф ТОЧКА БАНК КИВИ БАНК (АО)
БИК 044525797
к/с 30101810445250000797
р/с 40703810710050000610
ИНН/КПП 6685104760/668501001