Дата: 29.07.2021 Автор: Марина-Майя Говзман Фотограф: Аня Марченкова
1822
Помочь Фонду

Нижние Серги: три дня после трагедии

Кто помогает маленькому городу в Свердловской области восстановиться после наводнения

Помочь Фонду
В понедельник, 20 июля, вечером, в городе Нижние Серги под Екатеринбургом началось наводнение — из-за сильного ливня реки Серебрянка, Заставка и Средняя вышли из берегов, одна из них изменила русло и ринулась на город, размыла дорогу и смела всё на своём пути. Люди остались без воды и электричества, у многих размыло участки и сильно пострадали дома, у некоторых они разрушены совсем, некоторые жители отрезаны от помощи. Затопило часть завода НЛМК-Урал — крупное городское предприятие остановилось. На следующий день вода начала спадать, и в город прибыли волонтёры и гуманитарные грузы. Корреспондент «Если честно» побывала в Нижних Сергах и выяснила, что происходит в городе после трагедии, и кто сейчас помогает пострадавшим жителям. 

Две немолодые женщины сидят на стульях среди плохо различимой в сумерках груды брёвен, мусора, досок, вёдер, чьей-то посуды, грязной полуразвалившейся мебели, сваленной в кучу — что-то из этого прибило потоком воды, что-то успели вынести из своего дома. Женщины молчат, но едва подхожу, одна из них начинает возмущаться: «...хоть бы рубль дали, ничего не осталось, только репортёры ходят!». Она ещё недолго кричит, потом ей звонят по телефону, и следующие несколько минут она будет с кем-то громко говорить. Вторая женщина, тонкая, с короткой стрижкой, не может прийти в себя. У неё шок. Говорит, что дом старинный, ему больше ста семидесяти лет. В нём жили ещё её родители. Теперь весь первый этаж затоплен и в грязи, а двор превратился в руины — самые тяжёлые брёвна, обломки деревьев и доски принесло сюда.
Женщины около пострадавшего от воды дома/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

Перед домом из земли торчит сетка, там были клумбы. Глядя на эту сетку, женщина плачет. Всё, что было в доме, разбитое, изломанное и грязное, тоже лежит во дворе. В жилище можно попасть только через окно.

Нижние Серги погружаются в сумерки. Шумит техника и вода в маленькой речке Заставка, которая к лету обычно пересыхала, а в этом году стала потоком и снесла часть города.

Штаб в храме

Напротив автобусной станции в Нижних Сергах стоит Крестовоздвиженский храм — это первое строение, которое видно при въезде в город. Кирпичные стены храма снаружи укрывают леса — реконструкция длится восьмой год, но здесь регулярно проходят службы. Сейчас в нём организован штаб — волонтёры и благотворительные фонды из Екатеринбурга привозили питьевую воду и продуктовые наборы для нижнесергинцев, отсюда же местные добровольцы берут гуманитарный груз, пятилитровки и разносят людям. До некоторых идут вброд через реки — иначе не добраться.
Юлия/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

Нас встречает Юлия, координатор местных волонтёров. Пока мы говорим, ей несколько раз звонят — одних нужно встретить и провести, у других — принять гуманитарную помощь.

В Нижних Сергах у Юлии своё ателье. В день, когда начался дождь, она закрыла его на ключ и поехала домой, в Верхние Серги. О произошедшем уже прочла в интернете.

«Наутро я проехала по набережной, — рассказывает она, — увидела участки под слоем воды, смытую технику, куски зданий, крыши. Мне стало очень тяжело, я поняла, что не могу этого видеть и уехала отсюда. Спустя час поняла, что не могу просто так сидеть дома, вернулась и начала всех организовывать и собирать.

У нас пострадало четыре района. Основной крупный очаг — на реке Заставка, по улице Жукова. Там сейчас идут восстановительные работы, МЧС реставрируют русло реки: был такой сильный поток, что он размыл берег, смыл дороги и разломал дома. У людей погибли все огороды, их смыло. А где не было большого течения, просто пришла вода — эти места затоплены, весь урожай под слоем грязи».
На месте этой реки была дорога/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

В первый день Юлия вместе с нижнесергинскими волонтёрами обследовала участки, оценивала степень поражения по пятибальной шкале и к каждой пострадавшей семье отправляла либо людей с продуктами и водой, либо тех, кто мог помочь физически — выгребать грязь, расчищать участок от брёвен и мусора. Сейчас Нижние Серги разбиты на участки, за каждым закреплены свои волонтёры, которые собирают информацию с каждого дома.

«Есть люди, которых отрезала стихия, — говорит Юлия, — у них не было ни воды, ни электричества, до них было не добраться, но сейчас вода спала и можно хотя бы вброд. Первое время им никакой помощи не оказывали.

Я сама обследовала участки и развозила продукты и воду, общалась с людьми, оказывала психологическую помощь. Люди живут бедно, многие лишились огорода, кого-то нужно утешить, потому что они сильно подавлены. Люди живут на земле, для них остаться без картошки — это серьёзный удар».
Собака на размытой дороге/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

Юлия рассказывает, что звонят психологические службы и предлагают дистанционно помочь по телефону, но люди в деревнях не привыкли к такому. Им проще выговориться и выплакаться лично.

«Они чувствуют себя брошенными и рады нам. Сейчас все силы Администрации и государства уходят на устранение глобальных последствий — это правильно, чтобы не допустить второй волны катастрофы, но люди, оставшиеся без домов и огородов чувствуют, что к ним никакого внимания от государства нет».

К храму подходит мужчина, в его руках большая металлическая посуда с полевой кухни, которую развернули на улице Жукова — она сильнее всего пострадала. Туда мы с Юлией едем на машине, всю дорогу ей звонят волонтёры: «Колодцем пользуются? Там плохая вода. Скажи всем, что завтра в десять часов у магазина будет выдача питьевой воды».

Что случилось

Около шести вечера, 20 июля, в Нижних Сергах начался сильный ливень, который продолжался несколько часов. Вода прибывала, и буквально за полтора часа реки Серебрянка, Заставка и Средняя вышли из берегов — в восемь вечера начался потоп, от которого пострадал 231 дом, 3 дома полностью разрушило, смыло 4 моста. Чтобы обезопасить жителей, энергетики обесточили пострадавшие районы. В городе введён режим ЧС.
Разрушения/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

Нижние Серги в эти дни посетили глава МЧС, Евгений Зинчев и губернатор Свердловской области, Евгений Куйвашев — он пообещал пострадавшим жителям города компенсацию в 15 тысяч рублей. По поручению главы региона на месте работает министр общественной безопасности региона Александр Кудрявцев.

Сегодня в городе работает тяжёлая техника и спасатели МЧС, идёт реставрация русла Заставки и разбор завалов мусора и разрушенных зданий, спасатели расчищают дворы и проходы к домам, из разлившейся реки достают погребённые под водой машины, снегоходы и обломки снесённых гаражей.

Очень серьёзный человек

На центральной площади Нижних Серёг мы встречаемся со специалистом по благоустройству Александром Карповым — если не оборачиваться на вывернутый мост и изрытую землю, о трагедии здесь мало что напоминает: в середине амфитеатра подростки играют в баскетбол, гуляют дети.
Александр Карпов/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

Едва Александр поравнялся с нами, он официально представился: «Администрация Нижнесергинского городского поселения, отдел ЖКХ, благоустройства ГО и ЧС, Карпов Александр Андреевич, специалист».

На вид ему немногим больше тридцати, в этой должности он всего два месяца. Говорит Александр строгим номенклатурным языком:

«На территории начался глобальный паводок, стихия сделала своё дело. В первые же часы глава Нижнесергинского городского поселения, Чекасин Андрей Михайлович возглавил ликвидацию последствий. На данной территории были сильнейшие заторы, была задействована техника, также откликнулась на помощь Администрация Нижних Серёг, Атига, Дружинино и Клиновой, Администрация Михайловска проигнорировала нас, район в первые сутки также не оказал помощь».
Пол в одном из домов. Сейчас в Нижних Сергах так выглядят многие дома — вместо пола там липкая грязь/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

Александр утверждает, что причиной стали только погодные условия, а образованию заторов под мостами способствовали местные жители:

«Они складировали в придомовых территориях строительные и отопительные материалы, такие как дрова. В дальнейшем, когда пошла большая вода, это стало смывать в русло реки и пошло под мосты, стало их забивать, что привело к разливу — затопило весь центр».

Александр приехал сюда в день потопа, около одиннадцати вечера и в таком же деловом костюме ходил по колено в воде. Сейчас, по его словам, важно как можно скорее расчистить и расширить русло реки, чтобы избежать повторения потопа.

«Течение в первые сутки было колоссальное, спасатели передвигались по тросам. Все работают в крайне тяжёлых условиях, машинисты спят по четыре-пять часов. У меня пошли третьи сутки без сна и отдыха, — говорит он. — Большую роль сыграл глава Нижних Серёг, Чекасин Андрей Михайлович, оперативно организовал штаб. Там, где не могла техника, сотрудники МЧС вручную разбирали завалы. Вчера был губернатор, сегодня был министр МЧС. На сегодняшний день здесь работа организована как надо».
Последствия паводков/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

Александр рассказывает, что в городе работают специально организованные комиссии, в состав которых вошли специалисты местной администрации, областного Минстроя и Управления капремонта. Они определяют размер ущерба, а Администрация города принимает заявления от граждан.

«Есть определённые нехватки тяжёлой техники, но теми силами, что у нас есть, мы ликвидируем все последствия. Чтобы восстановить русло понадобится около недели. Конечно, есть те, кто пытается жаловаться, но, как вы понимаете, на каждой территории есть своя оппозиция, я думаю мы достойно организовали работу по последствиям».

У Карпова тоже пострадал участок — затопило огород. Когда он говорит о нём и о том, что не обращал на это внимание, пока ездил по чужим участкам — в этот момент впервые за канцеляризмами можно обнаружить живого переживающего человека.

Отец Максим

Полевая кухня стоит напротив улицы Жукова. Сейчас здесь гудит тяжёлая техника, земля вспучена, вдоль домов шумит грязный мутный поток — новое русло реки Заставки — который смыл гаражи и дома, разбил машины.
Полевая кухня в Нижних Сергах/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

С отцом Максимом, настоятелем Крестовоздвиженского храма, здороваются местные жители. Нижние Серги хоть и имеют статус города, но, по словам мужчины, больше напоминают деревню — людей мало, все друг друга знают.

«Обычно полевая кухня тут только в день города и майские праздники, — рассказывает он. — В этом году её не было, но сейчас мы её развернули. Сегодня к нам пришли около трёхсот человек — накормили их кашей, напоили чаем.

В Нижних Сергах долго не было дождя, люди ждали, когда, наконец, польёт огороды и станет немного легче (последние две недели на Урале стояла жара: температура держалась на уровне +30-37 градусов — прим.ред.). В один момент пошёл дождь — он не шёл, просто стоял на одном месте и лил. Уже через пару часов с гор потекли реки воды, Заставка наполнилась, образовались заторы, вода стала разливаться, смыло мосты, поплыли гаражи — всё произошло в короткое время. У кого-то полностью вымыло фундамент дома, у кого-то дом просто рухнул», — говорит отец Максим.
Отец Максим/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

По словам отца Максима, завод НЛМК-Урал допустил нарушение: перекрыл для реки путь, поставив решётки, которые забило мусором, и река стала подниматься. Это усугубило последствия.

«Мы сразу дали в соцсетях объявление, что готовы оказать помощь и со вчерашнего дня из храма стали разносить по людям продукты и воду, собирать информацию о пострадавших. Созвонились с Екатеринбургом, оттуда приехал поисковой отряд Лиза Алерт, приехала православная служба "Милосердие", "Народный фронт" с отрядами — вместе мы всех обошли. В течение нескольких дней будем прибирать вместе с людьми их участки, очищать постройки. Людям необходимо прийти в себя и успокоиться. Сегодня электричество дали, постепенно будут появляться газ и вода», — рассказывает отец Максим.

Пострадавшие

На улицу Жукова ведёт хлипкий, наскоро сколоченный мост из досок. Под ним бурлит поток грязной воды. Вдоль этого потока — комья земли, мусора и грязи, ходят люди, некоторые просто сидят около своих участков, точнее — около того, что от них осталось.
Сапоги/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

Проходит несколько человек в полицейской форме, как нам позже объяснят — охраняют дома от мародёров, правда, как скажет мне представитель Администрации города, Александр Карпов «ни одного случая зафиксировано не было». Тут же — отряды МЧС, говорить с журналистами они отказываются. Мимо нас проходит несколько человек в закрытых белых костюмах — будут проводить дезинфекцию: у многих людей размыло придомовую канализацию и санузлы.

Наталья

Когда на город обрушилась стихия, Наталья с мужем и тремя детьми несколько часов находились дома по пояс в воде — спасатели не могли к ним подобраться.
Наталья/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

«Я позвонила в МЧС, сказала, что у меня трое детей, и я не могу выбраться из дома — сказали ждать помощь. Когда мы поняли, что вода продолжает прибывать, муж, бывший спасатель, вынес детей к соседям — они живут выше, до них поток не добрался. Муж работал в МЧС, он знал каждый свой шаг, поэтому всё сделал грамотно. Мы остались ждать и не знали, снесёт наш дом или нет. Пожарная машина из-за воды проехать не могла, только в одиннадцать вечера пожарные добрались до нас: я взяла документы, собрала детскую одежду, больше мы ничего не успели забрать.

К утру оказалось, что наш друг пошёл в гараж отгонять свою машину. Зашёл, а выйти уже не смог, десять часов просидел внутри, пока не приехали спасатели. Его уже считали пропавшим без вести».
Раньше на этом месте был огород семьи Натальи/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

«Мэр города просто прошёл мимо, с народом даже не пообщался, — продолжает женщина. — Конечно, мы бы хотели, чтобы он разъяснил нам обстановку, какие предприняты меры, сколько это всё будет восстанавливаться».

Дом Натальи пострадал одним из первых, но уцелел. В доме был ремонт — вода унесла все стройматериалы и оставила внутри глубокий слой липкой грязи. От огорода — источника питания семьи, больше ничего не осталось. Спасатели помогли отгрести воду, сейчас здесь необходима техника. Наталья говорит, до бедствия они неоднократно обращались в Администрацию города:

«Мы обращались по поводу моста, который находился в аварийном состоянии — там не было никаких заграждений, с него не раз машины падали. Просили, чтобы речку укрепляли — по весне она всегда выходила из берегов. Нам всегда отвечали, что у города нет денег».
Вода/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

Муж Натальи сейчас помогает другим разбирать завалы. Ночевать они будут у её мамы, она тоже живёт в Нижних Сергах, но улицей выше — до неё стихия не добралась.

«Сейчас самое главное для нас — тяжёлая техника, которая поможет вынести крупный мусор и хлам, но пока неизвестно, куда всё это вывозить, хотелось бы знать место. В Администрацию мы написали заявление, описали, что у нас повреждено, но пока никакого ответа не было».

Таких историй здесь — каждая первая. У кого-то уцелел дом, но затоплен первый этаж, у кого-то безнадёжно пострадали машины и техника, практически все лишились участков и всех посадок на них.

Константин и Андрей

Ковш экскаватора поднимает из воды скелет машины — всюду резко запахло бензином. После машины поднимаются подряд два разбитых снегохода. Чудом в этой трагедии не пострадал никто из людей.
Константин рядом с пришедшим в негодность домом и разбитой машиной/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

У одного из домов сидят Константин и Андрей — два брата, которые потеряли в потопе и дом, и машину. Если Константин ещё может говорить, то его брат просто угрюмо сидит на земле, зажав в руках лопату.

Когда начался ливень, братья были не в городе, оказались здесь только к ночи — искали, как объехать или обойти, едва сумели добраться: вода к этому времени уже была везде.

«Когда мы приехали, тут уже текло, на мост напирали доски и брёвна — в итоге его снесло, мы не могли проехать», — рассказывает Константин.

Братья с трудом объехали начинающийся потоп, поставили машину у дома — её снесло на несколько метров, и сейчас она там, где раньше был задний двор: перевёрнута, частично врыта в землю, стёкла разбиты.

«Машине всё, хана, — Константин сплёвывает. — Она брата двоюродного, он недавно умер. Мамка его кредит платит, будем надеяться, что его хотя бы закроют. Честно — мы не знаем, что дальше будет». Дом, по словам Константина, придётся сносить — фундамент вымыло начисто.
Во дворе дома Константина и Андрея/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

За машиной — голые рёбра теплицы. Вокруг были грядки — смыло без следа. Константин говорит, земля стала выше на метр, и сейчас это слой грязи, брёвен и камней. Рядом лежат оборванные электропровода.

За нами раздаётся вой — у кого-то на участке стоит вольер с собакой. Во время потопа, говорит Константин, пёс плавал в клетке, только утром хозяин пришёл и покормил его. Когда я подхожу к решётке, пёс начинает громко скулить и бросается на неё всем телом.

«Жасмин»

Вдоль нового русла реки работает техника: строит переправы, чтобы можно было добраться до отрезанных домов. Главная задача — укрепить прежнее русло реки и вернуть её на место.

Перед одним из бульдозеров, который ровняет землю в месте новой переправы, стоят несколько людей — местные жители и пара мужчин в рубашках и деловых костюмах, резко контрастирующих с этой местностью. Один из них — Александр Слесарев, он возглавляет компанию «Жасмин», которая занимается дорожно-строительными работами. Своё имя, правда, он показывает на руке, там вытатуировано: «Саша».
Тяжёлая техника на улице Жукова/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

«А вы мне за ответ заплатите? — он приближается вплотную, — Чем я здесь занимаюсь, да курю стою. Что, говорите, мэр с людьми не разговаривает? Вот козёл! Да сегодня сюда сам министр МЧС прилетал и здесь ходил, Зинченко (глава федерального ведомства прилетел в город 22 июля на единственном вертолёте, который тушил лесной пожар в заповеднике «Денежкин Камень» — прим. авт.). Это наша организация, "Жасмин", знаете такую? Мы не только дороги строим, мы здесь и делаем, в основном, всё».

Местные волонтёры

По городу ходят подростки — своими силами помогают своим же. Перед нами в один из домов стучат несколько ребят, каждый из них несёт воду. Видя нас, они разбегаются, остаётся только одна девушка — Юля. Ей девятнадцать, она маленькая и стройная, держит в руках пятилитровку едва ли не в треть своего роста.
Юля/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

«Мой отчим работает в МЧС, он двое суток помогал здесь людям, — рассказывает она. — Вчера наша семья собирала вещи нуждающимся, сегодня с самого утра мы их отвезли, потом поехали разносить еду и воду. Мы с подругой обзвонили и собрали своих, кто тоже может помочь, и стали разносить продукты. Ходим к тем, кто отрезан, к ним пробраться только через воду.

Сегодня из Екатеринбурга приехала группа волонтёров, мы думали, они будут помогать разносить, но особой помощи они не оказали, просто привезли всё и уехали. Местным, конечно, проще, мы сумели пройти с коробками к тем, до кого никто не мог дойти, потому что знаем, что и как здесь расположено. Первый раз по тропам шли через лес, обратно решили, что пойдём через воду».

До Юлиного дома вода не добралась — она живёт в той части города, где из берегов вышла другая река, Средняя. Там тоже есть разрушения, но не такие масштабные.

Волонтёры «Милосердия»

Анастасия и Ольга — добровольцы православной службы «Милосердие». В Нижние Серги приехали помогать с доставкой гуманитарного груза и оказывать психологическую поддержку в виде живого общения. Девушки выходят из местного магазина, где покупали продукты — они остаются здесь на ночь, чтобы завтра утром продолжить работу. У обеих раскрасневшиеся лица, они весь день ходили по городу, загар лёг по уровню медицинской маски.
Анастасия и Ольга/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

«Мне вчера в девятом часу вечера позвонил отец Максим и сказал, что по благословению отца Евгения, духовника "Милосердия", просит помощи добровольцев, — рассказывает Анастасия. — Я была в шоке: где я вечером найду добровольцев на утро? Нам сказали, что сегодня мы больше всего нужны: общаться с людьми, оказать первую помощь. В семь утра мы встретились с добровольцами и поехали сюда, нас было пятеро».

«У людей не было ни света, ни воды, — говорит Ольга. — Колонка была подключена к электричеству. Есть люди в очень печальном состоянии. Одна бабушка в бане мыла внуков, когда начался потоп. Они несколько часов не могли из этой бани выбраться, пока их не спасли. Она очень испугалась и долго плакала, пока мы с ней беседовали. Она открывала ящики на кухне и даже в верхних была вода. Недавно они сделали в доме ремонт — всё пришло в негодность, кусочки стен обвалились. Огород был их единственным спасением, а его смыло, и теплица уплыла к соседям».
Остатки разбитой машины/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

«Я говорила сегодня с женщиной, — добавляет Настя, — которая недавно овдовела, осталась одна и чтобы вернуться к жизни, начала делать ремонт, а тут новая беда».

Девушки рассказывают, что труднее всего сейчас приходится одиноким старикам и многодетным семьям, которые пока ещё отрезаны водой.

«Мы очень удивлены и не понимаем, где местные добровольцы из соседних маленьких деревень? Муниципалитеты и Администрация города говорят, что у них всё хорошо, у них всё есть, а в итоге из Екатеринбурга приезжаем мы и ходим к людям. Местный батюшка и соцработник развели руками: газель привезла продукты и уехала, а кто будет с народом общаться?».
Подтопленные гаражи/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

Весь день девушки обходили вверенную им часть Нижних Серёг, осматривали участки, составляли списки нуждающихся. Многие просили поставить на первое время ограждение, потому что на участки стали заходить чужие собаки и коровы. Добровольцы считают, что восстановление участков может затянуться.

«Первый страх у людей проходит, — говорит Ольга. — Есть те, кто потерял огород, а для них это трагедия, потому что собственный урожай был единственным средством к существованию. Но есть и те, кто отказывается от гуманитарного набора в пользу наиболее пострадавших».

Состояние на 24 июля

По данным ГУ МЧС по Свердловской области, на сегодняшний день, 24 июля, в городе установили два пешеходных моста по улице Жукова, которая пострадала больше всего. Также восстановили электричество и холодное водоснабжение.

Пострадавшим людям начали выплачивать материальную помощь. В городе организованы пункты выдачи питьевой воды и продуктовых наборов. «Фонд Ройзмана» передал в Нижние Серги 6500 литров питьевой воды пострадавшим семьям, её раздавали в отделении соцзащиты вместе с едой и одеждой.

Служба «Милосердие» приостановила сбор гуманитарных грузов, волонтёры из Екатеринбурга собирают продукты, воду и резиновые сапоги — последние нужны особенно. Координирует сбор волонтёр по имени Виктория, связаться с ней можно тут. Также в местной группе во «ВКонтакте» люди делятся адресами местных пунктов выдачи помощи и тем, что им сейчас необходимо.