«Не трогай, тут же всё "это самое"!»

Как работа в Центре СПИДа выросла в самостоятельный проект помощи людям с ВИЧ и почему это важно

«Чтобы жить»
Собрано: 76 270 руб. Нужно: 1 033 000 руб.
7%
Автор фото: Аня Марченкова
Автор статьи: Марина-Майя Говзман
«Не трогай, тут же всё "это самое"!»

1 июня в Екатеринбурге открылся Низкопороговый центр профилактики и помощи людям, затронутым социально-значимыми заболеваниями. Сюда может прийти любой житель города и области, чтобы сдать экспресс тест на ВИЧ (ждать результат всего 15 минут), получить консультации по ИППП и другим заболеваниям. Для этого не нужно предъявлять документы или платить за приём специалиста. О том, почему создание такого центра важно, мы поговорили с Иваном Садыховым, его основателем и заместителем директора, координатором профилактических программ организации «Чтобы Жить».


Что такое «низкопороговый центр»

–  Низкопороговый – значит, легкодоступный, то есть любой может без труда им воспользоваться. Чтобы прийти в тот же екатеринбургский Центр СПИДа, нужно иметь при себе паспорт, полис, прописку или регистрацию. Чтобы воспользоваться нашими услугами, достаточно просто к нам прийти.


– Почему бы тогда сразу не назваться «бесплатный центр для…»

– «Низкопороговый»  – это общепринятое название. Конкретно мы – Центр профилактики и помощи людям, затронутым социально-значимыми заболеваниями — ВИЧ, ИППП, туберкулёз, гепатиты.

– Почему их принято называть социально-значимыми?

– Это общепринятая международная терминология. Эти заболевания распространены, у них тяжёлая форма, длительный процесс лечения и реабилитации, они влияют на численность населения.

– Кто эти люди, затронутые социально-значимыми заболеваниями?

– Это не только те, кто болеет сам. Это их родственники, друзья и знакомые. Я не знаю человека, который бы с этим не столкнулся. Если взять статистику, в Свердловской области выявлено сто тысяч ВИЧ-положительных людей – это только официальная статистика, неофициально их больше. Мы открылись три дня назад, к нам уже пришли первые люди на тестирование. Не поверишь, тест первого же человека показал положительный результат. Или, например, недавно к нам пришёл восемнадцатилетний парень, у него было три сексуальных контакта только с одной девушкой. И сразу ВИЧ. Он заразился половым путём – других рисков нет. То есть это касается абсолютно каждого. Наша задача разрушить рамки, чтобы люди могли спокойно говорить об этом.

– Как их можно разрушить?

– Люди ставят табу от недостатка информации. Вчера к нам пришла женщина с племянницей. Девочка увидела коробочки с таблетками и потянулась к ним. Женщина вскрикнула: «Ой, не трогай, тут же всё "это самое"!» Мы должны доносить до людей информацию, что  ВИЧ не передаётся в быту, что не нужно бояться людей, которые живут с ВИЧ-инфекцией, что общаться с ними – безопасно.

photo_ivan_sa-25.jpg



Шок проходит – что делать дальше

– Как на практике устроена работа низкопорогового центра? Человек приходит к вам, сдаёт тест, если отрицательный – уходит домой, а если положительный, что происходит дальше?

–  Буквально в день открытия у меня были ребята. У одного из них тест оказался положительным. Начинаю с ним говорить, но девяносто процентов из всего, что я ему сказал, он забудет: у него шоковое состояние, которое длится не меньше суток. Шок пройдёт, в лучшем случае, на следующий день. Я всегда оставляю свою визитку, говорю: не стесняйся, пиши, когда появятся вопросы. Если экспресс-тест оказался положительным, человек сдаёт дополнительные анализы – более специфичный и точный. Мы говорим человеку, что на все анализы он может пойти сам или вместе с нами.

– То есть миновать больницы в любом случае не удастся?

– Не удастся, но мы готовы сделать всё, чтобы посещение прошло максимально комфортно.

– И лично с человеком сходить можете?

– Да, если есть в этом необходимость. Если нет – просто рассказываем, как там всё устроено, и человек идёт самостоятельно.

– В чём разница между государственной больницей и Низкопороговым центром организации «Чтобы жить»?

– Государственная больница – это медицинское учреждение, её задача – лечить. Другой задачи нет. Люди, которые сталкиваются с таким заболеванием, понимают, что будут жить с ним всю жизнь, а их окружает большое количество информации и дезинформации. У врача физически нет времени всё разжёвывать. Он выписывает лечение, проводит манипуляции, а пласт социальной и психологической помощи там просто не оказывается или оказывается в недостаточном объеме.

– Много людей, увидев положительный результат, возвращаются к вам за помощью?

– Процентов 80. Мы оставляем им «открытую дверь». Если человек решил сейчас не принимать терапию, мы его не выгоняем, принимаем и поддерживаем. У нас есть психологи и специалисты, которые могут повлиять на это решение.

photo_ivan_sa-1.jpg


«Если у тебя нет ВИЧ, зачем ты этим занимаешься?»

– Твои друзья и родственники как-то комментируют работу в этой теме?

– Поначалу все спрашивают, нет ли у меня ВИЧ-инфекции и если нет, тогда зачем мне этим заниматься? Второй по популярности вопрос: сколько это приносит денег? И когда узнают, сколько, первый вопрос повторяется.

– И какой ответ?

– Потому что я круто это делаю. Я на своём месте, у меня всё отлично получается, я сам получаю удовольствие от того, что помогаю другим людям.

– Какими проектами ты занимался до «Чтобы жить»?

– Я работал в Центре СПИДа. Тогда запустилась областная целевая программа по профилактике ВИЧ-инфекции, Центр СПИДа много проектов запускал, я к ним подключался и работал руководителем телефона доверия и консультантом.

С командой ребят мы запустили первый в России мобильный пункт тестирования на ВИЧ. Это такие машинки, где абсолютно любой человек может прийти и сдать экспресс-тест. Мы запускали этот проект в 2009 году вообще с нуля – у нас была обычная газель, я ездил на вокзал, просил у проводников стол, чтобы его в эту газель поставить, потому что там даже стола не было. Через пару лет уже другие города взяли это на вооружение.

– Почему ты в итоге ушёл из  Центра СПИДа?

– Случился кризис, профилактические внебюджетные программы стали сокращать, их просто не осталось. Если честно, я работал на износ и выгорел. К восьми утра я шёл в Центр СПИДа, работал там до четырёх-пяти часов, потом шёл домой, спал несколько часов, вечером работал в ночном клубе администратором и ещё два-три раза в неделю брал ночные дежурства в больнице. Я просто очень устал, мне нужно было отдохнуть, и я уехал почти на год в Таиланд, несколько месяцев жил там в монастыре.

– Тогда как ты в эту тему вернулся?

– Я ушёл из Центра СПИДа, но не ушёл из темы. Меня на тот момент уже многие знали, узнавали, приходили и обращались. Ребята пришли ко мне с предложением, рассказали, что запускается проект по профилактике ВИЧ-инфекции среди МСМ (мужчин, практикующих секс с мужчинами — прим.ред.). На меня вышел Центр СПИДа, мне предложили вернуться.

Иван.jpg


Про страхи 

– У вашей организации есть аналоги в Свердловской области?

– Аналоги есть, но они заточены под определенные целевые группы. Есть крутые специалисты, которые, например, работают с потребителями наркотиков, вернувшимися из мест лишения свободы. Мы же предлагаем услуги для всех, у кого есть необходимость обратиться. У нас есть и ответвления: например, продолжается работа с МСМ.

– Почему именно с ними?

– С эпидемиологической точки зрения эта группа более уязвима. В общем числе ВИЧ-положительного населения геев всего один процент, но среди самих геев количество ВИЧ-положительных очень высокое. С 1999 по 2007 годы в рамках областной целевой программы на профилактику ВИЧ среди МСМ даже выделялись деньги. 

– А лесбиянки?

– Они с эпидемиологической точки зрения не представляют опасности.

– К вам, в основном, приходят мужчины? А девушки?

– Приходят, но меньше. Не знаю, с чем это связано. Вот сейчас мы запускаем женскую группу: к нам обратилась девушка, она живёт с ВИЧ, инфицировалась половым путем, ни с одной из групп риска не связана, у неё трое детей. Она не знает, где получить поддержку и хочет запустить группу взаимопомощи. Что-то вроде кружка по интересам, где можно сказать: «Девочки, есть мастер по маникюру, которому можно сказать, что у тебя ВИЧ, и он не упадёт в обморок». 

– Разве нужно обязательно сообщать, что у тебя ВИЧ?

– С точки зрения закона и санитарных правил, об этом не нужно говорить, потому что и медицинский работник, и любой мастер бьюти-индустрии должен относиться к каждому клиенту как к потенциально инфицированному опасными заболеваниями, то есть независимо от того, сообщил человек или нет, нужно обрабатывать инструменты тщательно.

– ВИЧ же на воздухе практически не живёт?

– Никто не отменял гепатит С, который может годами жить. Мы, к слову, поддерживаем людей, которые живут с гепатитом, помогаем получить лечение, потому что в государстве с этим проблемы: в год всего семь-восемь человек на область могут вылечить бесплатно – такая квота.  

– Как на партнёрство с вашей организацией реагируют другие проекты и люди в целом?

– Если честно, это можно увидеть даже по сбору средств в вашем Фонде (Фонде Ройзмана — прим. ред.). Ну, не готовы люди давать деньги на борьбу с ВИЧ-инфекцией и потребности ВИЧ-положительных. Но просто поставьте себя на место человека: у тебя нашли неизлечимое заболевание, от которого ты можешь умереть. Ты бежишь к врачу, а он говорит: «Вот тебе таблетка». Ладно, если человек начинает пить таблетку, а чаще всего не начинает, мол, зачем, у меня ничего не болит. При ВИЧ же ничего не болит, когда начинает болеть, уже поздно лечить. Человек начал пить терапию, полегчало – бросил. В этот момент должны подключаться немедицинские специалисты. В государственной больнице есть психологи, их целых два, а в Центр СПИДа каждый день приходит около сотни человек. Эти психологи консультируют тех, кто начинает лечение, чтобы люди не бросали терапию. Или тех, кто бросил, консультируют, чтобы они снова начали. Но чтобы получить консультацию, нужны документы: паспорт, полис, прописка. Запись за неделю. Мы даём практически то же самое, только без документов и долгого ожидания.

Плюс в государственные больницы люди боятся прийти, чтобы не встретить знакомых. Одного клиента я два года уговаривал просто прийти туда и сдать анализ. А к нам можно просто прийти и пообщаться в непринужденной обстановке, здесь общественный центр – мало ли, зачем ты сюда пришёл.

Ещё словосочетание «встать на учёт» всех пугает. Видимо со времён СССР сохранилась ассоциация: «встать на учёт» – это когда тебе на лбу печать шлепнут и сразу весь город узнает, что у тебя ВИЧ. На самом деле там нужно просто показать свой паспорт и всё.

Люди боятся, что их статус узнают. Недавно пришёл молодой человек, говорит, что живёт в общежитии и не может там хранить свои таблетки для лечения ВИЧ, попросил оставить у нас в офисе. Вон, видите, коробку? Он приходит каждую неделю, отсыпает себе в пакетик и уходит. Таблетница гремит, а пакетик не гремит. 

– Кроме такой поддержки, что ещё человек может получить от вас?

– От нас он может получать консультации в режиме онлайн. Ответы на любые вопросы, которые касаются заболеваний, социальное сопровождение. Например, человек устраивается на работу и боится, что будут спрашивать о его ВИЧ-статусе — мы консультируем, как вести себя. Ещё мы можем быть площадкой для социальных ивентов. Недавно, например, одна девушка проводила у нас тренинг для пожилых людей. 

photo_ivan_sa-15.jpg

«Когда люди объединены одной проблемой, различия размываются»

– Что вы планируете сделать в ближайшем будущем в рамках проекта Низкопорогового центра? Что вы уже можете предложить?

– Сейчас мы готовы сделать бесплатный тест на ВИЧ, предоставить консультации по профилактике ИППП, социальное сопровождение. Скоро запустим группы поддержки, информационно-профилактические семинары, работу с медицинскими специалистами, досуговые мероприятия.

Сами ребята хотят запустить тут игротеку – мы считаем это способом профилактики. Сейчас у нас голые стены, которые мы будем оформлять плакатами. Это очень круто, когда на одной стене висит и плакат для наркопотребителя, и плакат для мужчины, практикующего секс с мужчиной. Когда люди понимают, что они все объединены одной проблемой, различия размываются, людей это очень сближает.

Также я собираюсь искать волонтёров для проведения исследования совместно с Городским центром медицинской профилактики.  Это будет исследование среди медработников Екатеринбурга, которые работают в поликлиниках, об их отношении к людям, живущим с ВИЧ и представителям разных целевых групп. Мы это делаем, чтобы проанализировать и понять, на что стоит обратить внимание при сотрудничестве с медицинскими работниками: как бороться с их опасениями или с тем, что к каким-то категориям риска они относятся негативно.

– Это исследование продиктовано какими-то реалиями?

– Да, к нам часто приходят ребята, которые говорят, что в поликлинике боятся сказать, что они геи, хотя это имеет очень большое значение при диагностике заболеваний.

– За время существования организации вы уже делали какие-то исследования?

– Да, по заказу Роспотребнадзора совместно с фондом «Открытый институт здоровья» исследование среди групп повышенного риска ВИЧ-инфекций. Среди мужчин, практикующих секс с мужчинами, наркопотребителей и секс-работниц.

– Хорошо, допустим, вы проведёте исследование, оно покажет, что всё плохо. Что вы будете делать?

– Значит, будем готовить мероприятия для медработников таким образом, чтобы объяснить врачам, почему целевые группы и ВИЧ не так страшны, как им кажется.

Организация «Чтобы Жить» уже помогла принять диагноз и начать жизненно необходимую терапию десяткам девушек и молодых людей – о некоторых из них мы писали. Создание Низкопорогового центра – важное событие не только для ВИЧ-положительных людей и их близких, но и для любого, кто хочет пройти экспресс-тест и задать любой, даже самый наивный вопрос. И организация, и созданный ею центр существуют на ваши пожертвования. Пожалуйста, подпишитесь на небольшую сумму в пользу «Чтобы Жить», чтобы эти проекты развивались, а врачи, психологи и консультанты, которые с ними сотрудничают, могли помогать дальше.

948

Помочь проекту

Через интернет

SMS с кодом

Через сбербанк

Банковской картой или электронными деньгами

Регулярные списания с вашей банковской карты или PayPal для поддержки проекта «Чтобы жить» будут списываться пока не будет собрана вся требуемая сумма. После завершения сбора средств ваши автоматические пожертвования будут перенаправлены на следующий сбор в рамках такой же категории нуждающихся или на уставные цели фонда.

Единоразовое пожертвование в пользу проекта «Чтобы жить» .

Я хочу пожертвовать: 100 руб.

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения: ЛЮДЯМ 100

«ЛЮДЯМ» - идентификатор пожертвования нашего фонда, 100 - сумма пожертвования в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Для пожертвования конкретному проекту, укажите его название после суммы, поставив между ними пробел.

Услуга доступна для абонентов: sms

Комиссия с абонента - 0%.
Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполните необходимые поля и оплатите ее в любом отделении банка.

Скачать квитанцию

Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Напомнить

Напоминать сделать пожертвование в другое время

Частота напоминания

Собрано: 76 270 руб.
Нужно собрать: 1 033 000 руб.