Мы вам (не) перезвоним

Три истории борьбы за право иметь любимое дело, рассказанные тремя особенными героями

Автор фото: Юлия Овчинникова
Автор статьи: Яна Брызгалова

С проблемой поиска подходящего места 23-летняя Лиля столкнулась после выпуска из крупного уральского университета. Сейчас она живет с родителями и волнистым попугаем Тишей и отчаянно ищет работу. Девушка получила красный диплом по специальности «Документоведение», а в автобусе ей до сих пор предлагают уступить место и спрашивают, в какой класс она перешла. У Лили детский церебральный паралич: до трёх лет она не могла ходить, но теперь девушка двигается свободно — благодаря огромным усилиям родителей.




Размещённое на интернет-площадках для поиска работы резюме не помогает Лиле.

«Вроде бы предложения есть, даже там, где не нужен опыт. Но чаще всего это странные конторы. Вот завтра, например, иду в коллекторское агентство... Но я не хочу там работать. Если что случится – я ведь крайняя останусь! Просто посмотрю, что там и как, — рассказывает Лиля. – Ещё постоянно звонят, зовут в колл-центры работать, менеджером по продажам…»

В лоб девушке никто и нигде не отказывает: все мягко и с улыбкой отвечают, что перезвонят, если кандидатура заинтересует руководителя. Только однажды Лиле прямо заявили, что лучше бы ей подыскать другое место – и то лишь в неофициальном разговоре по телефону. Это произошло, когда девушка хотела поступить в один из местных институтов на экономическую специальность. В телефонном разговоре ей заявили, что в «техническом вузе надо таскать коробки», а со своим диагнозом Лиля вряд ли это осилит. Однако документы на одно из бюджетных мест зарегистрировали: формально придраться не к чему.

Лиля считает, что российское общество постепенно начинает лучше относиться к людям с особыми потребностями. По словам девушки, когда она была маленькая, и дети и взрослые разве что не показывали на неё пальцем: «Бывало идёшь куда-нибудь, или сидишь где-то, а человек на тебя уставится и смотрит. И ты уже не знаешь, куда отвернуться, чтобы он тебя не смущал. Сейчас же всё чаще смотрят как на равную, и это очень радует», — объясняет Лиля.

Однако рынок труда до сих пор не адаптировался под тех, кому нужны особенные условия.  Если рассматривать вакансии, в которых стоит пометка «для людей с инвалидностью», то можно и вовсе не устраиваться, считает Лиля. «От того, что я там буду работать, денег больше не станет», — рассказывает она о предложениях для людей с инвалидностью. Им можно стать наборщиками текстов на дому, диспетчерами колл-центров… И зарплата – от 4 до 8,5 тысячи рублей в месяц. При этом, не имеет значения, есть ли у человека существенные проблемы со здоровьем: кроме неудобств с передвижением, у Лили их нет: она очень хочет работать по специальности, готова получать дополнительные навыки. Только вот доехать до офиса, расположенного на другом конце города, девушка сама не сможет.

Недавно научный руководитель Лили «сосватала» её в городскую администрацию: в департамент строительства и жилищного надзора. Девушка отправила туда резюме, однако всё ограничилось телефонными разговорами: в мэрии ей заявили, что рассмотрят её кандидатуру, но у них обязательна медкомиссия, а значит Лиля им, скорее всего, не подойдёт. Через некоторое время, правда, позвонили ещё раз: «Без медосмотра у нас только вакансия курьера!». От этой позиции девушка вежливо отказалась.

Похожая история (но со счастливым концом) произошла с ещё одной жительницей Екатеринбурга Анной (имя изменено по просьбе героини). В 2016 году девушка получила статус инвалида: после удаления щитовидной железы из-за рака Ане дали третью группу и возможность получать лекарственную терапию. «С тех пор я каждый год собираю целый пакет документов, доказывая свое право иметь группу», — рассказывает девушка. Тем не менее, кроме наблюдения у врача и получения препаратов девушке больше ничего не полагается.


Когда Анна узнала о болезни, она работала бухгалтером по начислению квартплаты, но из-за постоянных отлучек ко врачам ей пришлось уволиться. После операции девушка больше года жила только на пенсию и деньги с «халтур» — при официальном трудоустройстве ей открытым текстом говорили, что сотрудники с инвалидностью компании не нужны.

Аня перепробовала массу вариантов: сначала пыталась устроиться по своей специальности «реклама и связи с общественностью», а затем начала искать любое место, где не требовалось профильное образование. Практически во всех случаях беседа с будущим руководством шла гладко до того момента, как девушка сообщала о своей инвалидности. Однажды она умолчала об этом: когда Аню уже начали оформлять в штат, при передаче документов в Пенсионный фонд правда вылезла наружу. После этого девушку «попросили» подыскать другую работу.

Около трёх месяцев назад Ане удалось найти место администратора в приёмном отделении одной из городских больниц. Там всё наладилось: начальство идёт навстречу и отпускает девушку на осмотры и переосвидетельствования в онкоцентр. «Коллеги относятся ко мне нормально, поначалу постоянно предлагали какую-то помощь, сочувствие, но я прошу не акцентировать на этом внимание», — рассказывает Анна.

Аня и Лиля – зеркальные противоположности. Одна – бойкая, пробивная, готовая постоять за себя. Другая – мягкая и спокойная, предпочтёт не устраивать скандал, если что-то идет не так, как нужно. Их объединяет общая беда: куда деваться, если у тебя инвалидность, но ты хочешь и можешь быть как все?

С этой проблемой справился 28-летний Валентин, преподающий японский язык в Ельцин Центре. У мужчины, как и у Лили — детский церебральный паралич, из-за которого Валентин передвигается с помощью костылей.  Это совершенно не мешает ему жить и заниматься любимыми делами: японским, татуировками и пауэрлифтингом. С рисунками на теле Валентин занимает первые места на международных тату-конвенциях, а жим лёжа дважды принес ему титул чемпиона мира.

К своим годам Валентин успел наработать 10-летний преподавательский стаж: ещё во время учёбы в радиоколледже имени А.С. Попова молодого человека позвали трудиться лаборантом. Через некоторое время из студента он превратился в преподавателя, а затем — устроился в школу учителем информатики. Потом - ещё в одну, параллельно с первой, а затем — сисадмином в банке.  


В какой-то момент Валентин попрощался со всеми местами работы и уехал в Японию. Вернуться, правда, пришлось уже через год — ради решения бумажных вопросов. Уже два года молодой человек преподаёт язык группам студентов и вынашивает план окончательного переезда в любимую страну.

По мнению Валентина, проблема с трудоустройством людей с инвалидностью  заключается не в том, что работодатели не готовы брать особенных людей, а в головах самих кандидатов. «Знаю очень многих инвалидов, которые не очень уверены в том, что у них получится. Но если в голове хорошо — везде будет хорошо, оно притягивается», — объясняет он.

При этом проблемы, которые неотрывно сопутствуют особым потребностям здоровья, Валентин называет бытовыми мелочами, к которым легко привыкаешь. «Чаще всего это решается со временем: ты помаешься, а потом оно само проходит, встаёт туда, куда надо».

Дефицита в работе у преподавателя японского нет: на осень запланировано столько мероприятий, что мужчина готовится ночевать в учебном классе, поставив там раскладушку. При этом 4 дня на неделе заняты парами в Ельцин Центре, а оставшиеся 3 уходят на другую работу. Соответственно, выходных в плотном графике не предусмотрено.

«Я забыл, когда последний раз брал отпуск. Наверное, это было когда я работал в школе: летом, потому что вариантов не было — ты просто его берёшь в обязательном порядке, — рассказывает Валентин. — С того момента, как я вернулся из Японии — уже два года — я ни разу не отдыхал, и мне в таком режиме комфортно. Когда я копил деньги на поездку, я работал на трех работах одновременно, и вот там было жёстко. Сейчас — более менее».

По словам мужчины, преподавание японского языка — это дело, которому он посвятил себя и не собирается пока что-либо менять: «Это прекрасно, когда ты занимаешься тем, что тебе нравится, но ещё и получаешь за это деньги». И, говоря о любимом деле, он совсем не вспоминает свой недуг.


Помочь проекту

Через интернет

SMS с кодом

Через сбербанк

Банковской картой или электронными деньгами

Регулярные списания с вашей банковской карты или PayPal для поддержки проекта будут списываться пока не будет собрана вся требуемая сумма. После завершения сбора средств ваши автоматические пожертвования будут перенаправлены на следующий сбор в рамках такой же категории нуждающихся или на уставные цели фонда.

Единоразовое пожертвование в пользу проекта .

Я хочу пожертвовать: 100 руб.

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения: ЛЮДЯМ 100

«ЛЮДЯМ» - идентификатор пожертвования нашего фонда, 100 - сумма пожертвования в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Для пожертвования конкретному проекту, укажите его название после суммы, поставив между ними пробел.

Услуга доступна для абонентов: sms

Комиссия с абонента - 0%.
Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполните необходимые поля и оплатите ее в любом отделении банка.

Скачать квитанцию

Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Напомнить

Напоминать сделать пожертвование в другое время

Частота напоминания