«Мне сказали, что я буду жить без ноги. Просто потому что»

История о девушке, которая, кажется, может всё, её возлюбленном, который всем сердцем ей предан, и их 6-летнем сыне, который сделал фото для этого материала

Автор статьи: Анастасия Перкина
«Мне сказали, что я буду жить без ноги. Просто потому что»
В глубине одного из спальных районов Екатеринбурга, среди леса и старых домов, стоят две светлые новостройки – в одну из них нам и предстоит попасть. Всё вокруг в пасмурный день выглядит не слишком дружелюбно: чаща сосен не пропускает свет, бесхарактерные хрущёвки стоят рядами, на первом этаже соседнего общежития – магазин без витрины и толпой аборигенов у входа, обсуждающих новости жизни “на районе”. Новостройки огорожены забором, во дворе слоняется охранник, с площадки мамы начинают уводить детей домой.


Нам нужно на второй этаж. Там, в съёмной квартире, живёт семья: Юля, её шестилетний сын Дима и Максим – возлюбленный Юли и названый папа Димы, и мама Максима. Отчимом молодого человека дома называть не принято, как и биологического отца Димы – папой.
Едва открывается дверь, маленький Дима в полосатой как у родителей футболке хватается за цифровую мыльницу и начинает снимать нас, родителей и всё вокруг. За такое свойство родители со смехом зовут мальчика папарацци.


Несмотря на холод за окном, в квартире по-особенному тепло: на кухне закипает чайник, пахнет сушёными травами, Максим наливает чай, пока мы с Юлей в детской сетуем на погоду: “Я родилась на Кубани, привыкла к теплу, от холода устала уже. Но с детства, кстати, мечтала жить на Урале: папа мне рассказывал, что тут снежинки размером с ладонь, а я всё хотела их увидеть. И вот, зимой увидела”. С Кубани Юля попала на Урал по распределению: молодая девушка служит в армии связистом. На юге мест не нашлось, были только в Екатеринбурге и на Дальнем Востоке, но в отличие от последнего, про Урал Юля хотя бы знала, что тут большие снежинки. “Вообще-то я с детства хотела быть артисткой – играть на сцене, сниматься в кино, – смущённо говорит Юля – даже хотела поступать в Краснодарский театральный ВУЗ, но там были только платные места. В какой-то момент остро встал вопрос: где работать? И подруга посоветовала пойти в армию: там платят хорошо и есть разные льготы”. Сейчас Юля получает 25.000 рублей в месяц, из которых 17.500 уходит на оплату жилья без учёта коммунальных услуг. Максим не может работать по состоянию здоровья и потому, что у него нет российского гражданства: он и его мама – из маленького города под Донецком.


Максим зовёт на кухню – стол накрыт. Юля, с любовью и восхищением глядя на Максима, рассказывает, как он с Димой лихо справляются всегда с домашними делами. Над столом висят самодельные часы, детские рисунки и забавные фотографии – семейные селфи со смешными физиономиями. Мы долго усаживаемся за стол: всё не можем решить, как ребятам будет удобнее сидеть. В итоге, Юля занимает место у стены, а Максим –  рядом с ней и с удивлением смотрит на кухню под другим углом: за столом он всегда сидит с противоположной стороны. Максим и Юля – гармоничная и красивая пара: они смотрят друг на друга с заботой и трепетом, держатся за руки, будто готовы в любой момент вместе преодолевать любые трудности. Впрочем, именно это их объединило однажды.


Ещё живя на Украине, Максим помогал своему дяде чинить крышу и простудился. Лечился как обычно, но кашель и насморк переросли в пневмонию, которую не зафиксировали врачи, а дальше всё обернулось сепсисом, который превратился в остеомиелит – заболевание, при котором отмирает костный мозг, а затем и мягкие ткани. В 2014 году Максима отправили лечиться под Полтаву: молодой человек был уверен, что его ждёт некая операция, период реабилитации и здоровая привычная жизнь, но на осмотре врач ему сообщил, что левую ногу, где распространилась болезнь, нужно ампутировать по самый таз. “Я не могу описать, что почувствовал в тот момент. – вспоминает Максим – Вы просто представьте: мне чуть больше двадцати, я здоров, работаю, у меня планы, а мне говорят, что жить я буду без ноги. Просто потому что”. Позже, другие врачи скажут Максиму, что ногу можно было спасти, но будет уже поздно.

По возвращении после “лечения” в родное село под Донецком, вместо привычных улиц и знакомых дворов Максим увидел руины. И от родного дома не осталось ничего – только разруха и остатки вещей, которые не были украдены. Денег, которые требовались на восстановление, не было, Максим их заработать не мог, а помощи от мамы не хватало на всё. “Я завёл группу в “Одноклассниках” в надежде, что мне помогут: рассказал о себе, указал, куда можно переводить деньги. Люди начали помогать потихоньку, но главное для меня сделал один человек, который живёт в Германии: он собирает электрические коляски и отправляет их за свой счёт нуждающимся. Эта коляска сильно облегчила мне жизнь”.

Однажды на эту группу наткнулась Юля, которая тогда ещё жила на юге России. Так ребята познакомились: не зная ничего друг о друге, они начали болтать в Сети обо всём, прерываясь только на сон. Когда стало понятно, что и Максим, и Юля готовы не расставаться друг с другом и вне соцсетей, ребята приняли решение ехать вместе в Екатеринбург, где девушке предстояло служить в армии. Максим и его мама взяли из дома пару тарелок, какие-то вещи, и отправились в Россию. В аэропорту их встречала Юля и маленький Дима, который сразу признал в Максиме папу. А Максим в Диме – сына.


Дальше началась волокита с документами: Максиму и его маме нужно оформить гражданство, так как без него невозможно ни устроиться на работу, ни получить бесплатные услуги в больницах  – ничего. Тысячу раз приходилось заверять и переводить разные бумаги, которые потом оказывались ненужными, но деньги на перевод или печать от нотариуса уже нельзя было вернуть. Бесконечные инстанции, госпошлины, документы, платные анализы на СПИД и ВИЧ, без которых не дадут гражданство, экзамен по русскому языку – всё это пройдено на несколько раз и никакого результата пока нет. Сейчас семье по части юридического сопровождения помогает Фонд Ройзмана, чтобы избежать подготовки лишних документов и трат на них – без паспорта Максим не может получить никакую медицинскую помощь, которая ему срочно нужна, а мама Максима – устроиться на квалифицированную работу. После долгих безуспешных поисков пришлось согласиться на уборку в одном из соседних магазинов за 4 тысячи рублей в месяц. Максим до болезни работал на стройке, помогал в поле, но сейчас его здоровье не позволяет ему физически трудиться. “У меня есть маленькая мечта – делать разные мелочи из кожи: чехлы, кошельки, визитницы, но это слишком дорогой материал, и инструменты тоже стоят денег: одно шило только рублей 200 может стоить. Мне Юля как-то подарила пару инструментов, я опробовал их на кусочке дермантина – очень понравилось”.


Ребята, держась за руки, говорят об общей мечте: пройти легендарный 30-километровый маршрут от Кавказского биосферного заповедника до Дагомыса – к морю. Рядом – Дима, который пускает мыльные пузыри для родителей, приносит рисунки из комнаты, где в виде сердечек изображены мама и папа, катается на спинке папиной коляски, фотографирует и снимает ребят на видео сразу на два телефона. “Хочется уже начать жить нормальной жизнью. Получить гражданство для Максима и мамы, сделать все операции, спасти вторую ногу и поставить протез на левую” – говорит Юля. “Нормальная” жизнь, в представлении Максима и Юли – это свой небольшой уютный дом, дети, которые будут растут в любви, короткие вылазки за город в лес по выходным и возможность не спеша ходить по земле без страха оступиться. И будто бы нет ничего невозможного в этом, но Максим внезапно вспоминает историю, когда он утром потягивался в постели и сломал ногу – именно такие опасности, которые подстерегают в каждый момент, не дают сделать шаг в сторону того человеческого счастья, которое ищет каждый из нас.

Дома у Юли и Максима всё заставлено поделками, всюду висят Димины рисунки, стоят иконы, которые Юля вышивала бисером. Среди Диминых игрушек есть и самодельные: арбалет из бамбуковых палочек, костюм робота из картонной коробки – всё это мальчик делал при помощи папы. В спальне Юля показывает нам маленькие открытки, которые сделал сын: на одной из них написано: “Верь” – она стоит на подставке для фотографий за стеклом.


Помочь фонду

Через интернет

SMS с кодом

Через сбербанк

Банковской картой или электронными деньгами

Регулярные списания с вашей банковской карты или PayPal для поддержки нашего фонда будут списываться пока не будет собрана вся требуемая сумма. После завершения сбора средств ваши автоматические пожертвования будут перенаправлены на следующий сбор в рамках такой же категории нуждающихся или на уставные цели фонда.

Единоразовое пожертвование в пользу нашего фонда.

Я хочу пожертвовать: 100 руб.

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения: ЛЮДЯМ 100

«ЛЮДЯМ» - идентификатор пожертвования нашего фонда, 100 - сумма пожертвования в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Для пожертвования конкретному проекту, укажите его название после суммы, поставив между ними пробел.

Услуга доступна для абонентов: sms

Комиссия с абонента - 0%.
Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполните необходимые поля и оплатите ее в любом отделении банка.

Скачать квитанцию

Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Напомнить

Напоминать сделать пожертвование в другое время

Частота напоминания