Дата: 28.07.2022 Автор: Ирина Гильфанова Фотограф: Ирина Гильфанова
Помочь

«Меня же не убили»

Бывший муж Алины знал, как ударить её, чтобы синяков не было видно посторонним людям. А она жалела его и каждый раз прощала, считая, что в их ссорах виноваты оба

Помочь

Алине [имя изменено по просьбе героини — прим. ред.] 25 лет. Она очень красива: большие карие глаза, длинные ресницы и прямые чёрные волосы. У неё уверенный и громкий голос. Даже про самые трудные времена в своей жизни она говорит спокойно: без эмоций, слёз, иногда с улыбкой. Алина сама признаётся, что у неё сложный и сильный характер. Но, живя с мужем-тираном, она вдруг почувствовала себя очень слабой.


«Его агрессия меня не коснётся»

Они стали жить вместе, когда Алине было 18 лет, а её парню Дмитрию [имя изменено по просьбе героини — прим. ред.] 24. Вскоре пара поженилась. В 19 лет девушка родила первого ребёнка Максима, а через два года второго Андрея [имена детей изменены по просьбе героини — прим. ред.]. Тогда Алина думала, что нашла своего человека, с которым готова пройти всю жизнь. Возможно, поэтому она не замечала, как постепенно муж переходил границы дозволенного.

— До того, как мы стали жить вместе, Дима был агрессивным к другим людям, но я думала, что меня это не коснётся. В начале отношений он меня оберегал от всех, умел заботиться. А потом всё поменялось.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

Отношения ухудшились после рождения Максима. Почти сразу же муж охладел к супруге, прямо говорил, как она ему неприятна, и оскорблял за несколько набранных килограммов во время беременности.

— Ты жирная, ты некрасивая, — Алина цитирует Дмитрия. — Эти слова меня как девушку просто убивали.

Рождение второго ребёнка ситуацию не спасло. Хотя к сыновьям Дмитрий относится с теплотой и заботой, и, по словам Алины, он хороший отец, к супруге неприязнь только нарастала.

— Первый раз он меня очень сильно толкнул во время какой-то ссоры. Я просто опешила, не поняла, что произошло. Мы только недавно поженились, старшему сыну было всего два месяца. Я должна была сразу с ним расстаться, но мне показалось, что это был первый и последний раз, поэтому и забыла. Зато он понял, что ему всё можно.

С тех пор почти каждая их стычка заканчивалась рукоприкладством — для Дмитрия это был эффективный способ закончить конфликт. Он не колотил жену, но мог сильно схватить её за руку, так, что оставались синяки. Бил не по лицу, а только по корпусу, чтобы не было видно. А потом говорил: «Извини». Этого не было достаточно для прощения, но Алина слишком отходчива, ни на кого не держит зла и всех жалеет. Жалела и бывшего мужа, ведь он «устал на работе, разозлился».

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана


Ударил раз, ударит снова

Близкие Алины знали о том, что происходит в их семье: подруги советовали уходить от такого тирана, а родители несколько раз пытались вразумить Дмитрия. Но перед другими людьми он всё отрицал, обвинял в их конфликтах только жену и утверждал, что никогда её не бил.

— Вам бывало страшно?
— Страха не было. Я ведь и сама могу сдачу дать, — Алина задумывается на мгновение. — Но однажды он поднял на меня руку прямо на улице — сильно ударил в лоб своей головой. Было очень больно.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

Сначала у девушки появилась шишка, а потом и синяк на всё лицо. Прощение снова было неизбежно, но после уговоров мамы она впервые пошла в полицию снимать побои. Однако заявление всё же не подала — опять стало жалко мужа.

— Не хотелось доставлять ему проблем на работе, — пожимает плечами Алина.
— А себя жалко не было?
— Было, но потом я задаюсь вопросом: а кого было жалко больше? Значит, его, — помолчав, она добавляет. — Я тогда не знала, что если человек ударил один раз, то он точно сделает это снова. Не зря говорят, что уходить надо сразу же, прощать никого нельзя после такого. Но я этого раньше не понимала. Казалось, меня же не убили.

Алина не понимала этого ещё с самого детства: когда её сильно колотил родной отец, она продолжала его любить. Мама тоже терпела побои от супруга, но ушла от него, когда дочери исполнилось десять лет. Сейчас Алина понимает, что практически повторила судьбу своей матери.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана


«Папа, не трогай маму!»

Рассказывая историю их семейной жизни, Алина несколько раз пытается понять, где она ошиблась, что упустила в отношениях с бывшим мужем. Может, он вымещал на ней злость, потому что она стала ему неинтересна? Или потому что все эти годы занималась детьми и домом, будучи беременной, продолжала учиться в университете, а не работала? Возможно, потому что они больше не проводили вместе досуг? Но всё это — тщетные попытки объяснить жестокое поведение своего супруга. Насилие над человеком ничем нельзя оправдать. 

— Я хотела уйти миллион раз. Без преувеличения — каждый день. Но было страшно из-за детей: переживала, что он их заберёт. Ещё у меня совсем не было денег: как обеспечить нас троих? И последнее — боязнь одиночества. Мне муж ещё говорил: «Кому ты нужна с двумя детьми?». Это неприятно слышать, потому что ты думаешь, что это правда.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

Однако уходить от Дмитрия нужно было не только ради себя, но и детей, которые каждый раз были свидетелями ссор родителей. Если Андрей был ещё слишком мал, чтобы реагировать на их стычки, то Максим переживал всё очень тяжело. В свои четыре года он растаскивал родителей, плакал, заступался за Алину: «Папа, не трогай маму!».

— Я знаю, что это была наша ошибка — ругаться при детях. Они этого не заслужили, — вздыхает девушка.

Несмотря на всё, мальчики очень любили отца, и это тоже заставляло Алину сохранять семью.


Такая не одна 

Всё изменилось этой зимой, когда Алина узнала от подруги о некоммерческой организации «Семья детям», которая в том числе помогает матерям, оказавшимся в трудных жизненных ситуациях. Там девушку практически сразу пригласили на время бесплатно поселиться в кризисной квартире вместе с сыновьями. Это предложение перечеркнуло все страхи, которые останавливали её от того, чтобы покинуть мужа, — «спасательный круг» был брошен, осталось только за него ухватиться.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

— Всё решилось в течение одной недели, — говорит Алина. — Пока Дима был на работе, я собрала вещи, закрыла квартиру, выключила телефон, и мы ушли. Мне очень повезло, что я узнала о «Семье детям». Иначе просто некуда было пойти. Так бы я и жила с ним до сих пор.

В кризисной квартире они жили два месяца. Семье безвозмездно помогали продуктами, детским питанием, хозяйственными средствами и оказывали психологическую поддержку. Алина могла в любое время рассказать специалистам о своём состоянии, получить совет, пообщаться с другими женщинами, которые были в похожей ситуации.

— С моим характером было тяжело признать, что я, оказывается, слабый человек. Но слышать, что ты не одна такая, что многие через это проходят, очень помогает. 

Алина развелась с Дмитрием, оформила пособия на детей и наконец вернулась домой. Квартира, в которой они жили, принадлежала её бабушке, но до развода муж отказывался её покидать. Бывший супруг не ожидал, что девушка на такое осмелится, несколько раз пытался её вернуть, ломился в квартиру, устраивал «концерты» перед детьми, когда собирал свои вещи. Сыновья плакали, но девушка понимала, что так будет лучше.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана


Страница перевёрнута

За два месяца жизни в кризисной квартире Алина хваталась за любую работу. Сначала она мыла полы в подъездах и общежитиях за десять тысяч рублей, потом устроилась мерчендайзером и параллельно фотографом в салон красоты. 

— Когда мы развелись, было страшно, потому что назад дороги уже нет. Теперь надо надеяться только на себя. Но оказалось, что одной с двумя детьми можно выжить, найти время, силы и со всеми договориться.

Кроме работы, Алина стала вновь заниматься танцами, которым посвятила полжизни, чаще видеться с мамой, водить сыновей на кружки: Максима на футбол, а Андрея на танцы вместе с собой. Она полностью сосредоточилась на себе и детях, и самое главное — поменяла отношения с бывшим мужем.

Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана
Фотография Ирины Гильфановой для Фонда Ройзмана

— Я научилась ставить себя твёрдо, сделала так, чтобы он начал считаться с моим мнением, — улыбается Алина. — Эта страница перевёрнута. Нас связывают только дети. Они любят отца и в нём нуждаются, поэтому часто проводят время вместе. Но без наших ссор мальчики стали спокойнее. Они знают, почему мы теперь живём отдельно от папы. Максим мне сам говорит: «Так лучше, так мама и папа не ругаются». Меня его слова очень трогают.

Без помощи некоммерческой организации «Семья детям» у Алины не хватило бы духу уйти от мужа-тирана. Их поддержка стала для неё спасением, а кризисная квартира —  местом, где она может спокойно переждать «бурю», не бояться за сыновей, собраться с силами и поменять жизнь к лучшему. 

Такую же помощь за годы существования организации получили сотни семей из Свердловской области. Но чтобы и дальше поддерживать других мам с детьми, нужны деньги, а «Семья детям» существует только на частные пожертвования. 25 000 рублей в месяц хватит, чтобы обеспечить нуждающихся в кризисной квартире необходимыми продуктами, лекарствами, хозяйственными средствами, оплатить услуги ЖКХ и специалистов. Но эти средства требуются регулярно. Пожалуйста, оформите небольшое ежемесячное пожертвование по форме ниже, чтобы семьи смогли справиться со своими проблемами, защитить детей и стать счастливее. Спасибо!

Спасибо, что дочитали до конца!

Благотворительные организации и социальные проекты решают важнейшие социальные проблемы, с которыми не может справиться государство. Они системно помогают людям, образуют общественный диалог на тему насущных проблем, будь то социальное сиротство, социально значимые заболевания или экстренная помощь пострадавшим от насилия людям или животным.

Вы можете поддержать описанное НКО, оформив ежемесячное пожертвование по форме ниже, чтобы сотрудники могли планировать работу, расширяться и просто продолжать поддерживать тех, кому это необходимо. Спасибо за ваше неравнодушие!



Назад

При оплате с помощью короткого номера

Отправьте SMS-сообщение на номер 3443 с ключевым словом «ЛЮДЯМ» и через пробел укажите цифрами сумму пожертвования в рублях.

Например: ЛЮДЯМ 100

В ответ вы получите SMS для подтверждения платежа. Подтверждение платежа может прийти с короткого номера, на который отправляли первоначальное SMS-сообщение, или с сервисного номера оператора связи.

Услуга доступна для абонентов МТС, Билайн, Мегафон, Tele2, Тинькофф Мобайл, Yota.
Допустимый размер платежа — от 1 до 15 000 рублей.
Стоимость отправки SMS на номер 3443 – бесплатно.Комиссия с абонента - 0%.

Уральский банк ПАО Сбербанк
БИК 046577674
к/с 30101810500000000674
р/с 40703810716540002434
ИНН/КПП 6685104760/668501001

Ф ТОЧКА БАНК КИВИ БАНК (АО)
БИК 044525797
к/с 30101810445250000797
р/с 40703810710050000610
ИНН/КПП 6685104760/668501001