Мама рядом

Лилия почти справилась со сложной адаптацией приёмного сына Данила, но в тот момент, когда она забеременела, муж оставил её. Не сдаться помогли психологи организации «Семья детям».

Отделение помощи женщинам — проект организации «Семья детям»
Собрано: 14 900 руб. Нужно: 697 650 руб.
2%
Автор фото: Марина Балакина
Автор статьи: Гертруда Тиунова

«Когда закончится зима, у меня наступит день рождения!», — говорит белокурый мальчик в круглых очках Данил. Он показывает на фотографии, стоящие на комоде: «Здесь я был маленький и жил в доме ребёнка. А сейчас я большой. И с мамой!», – говорит он и вприпрыжку бежит к железной дороге, которую собрал вчера сам. Затем спохватывается: «А вы будете пить чай?», — спрашивает. — «Он вкусный, пойдёмте!».

В небольшой кухне, на подоконнике которой стоят стаканы с цветными карандашами, сидит Лилия, мама Данила. Одной рукой она наливает чай с молоком, другой — держит грудного Тимура. Пытается открыть упаковку с печеньем. На предложение помочь коротко улыбается и говорит, что привыкла со всем справляться сама. Около года назад её оставил муж — беременную, в квартире, купленной в ипотеку, и с Данилом, который только недавно привык жить в семье.

100003.jpg
Марина Балакина для Фонда Ройзмана


Непростое решение

Лилия с мужем мечтали о детях. Зачать не получалось, лечение отнимало много времени и сил — Лилия тяжело перенесла три операции, но безрезультатно: «Я не могла спокойно спать, всё время думала о том, что никогда не смогу иметь детей», — она старается говорить мягко и сдержанно, пока на её руках засыпает Тимур.

Тогда, три года назад, девушка задумалась о приёмном ребёнке. Смотрела в интернете истории оставленных детей, пролистывала социальную рекламу о сиротах. В какой-то момент она нашла школу приёмных родителей, начала ходить на занятия.

Там рассказывали, что у многих приёмных детей могут быть сложности с адаптацией к жизни в семье и общением со сверстниками, что часто диагнозы, которые можно найти в их картах, ставят «чтобы было». Объясняли, что со всеми трудностями можно справиться и учили, как именно. Лилия решилась, уговорила мужа: «Я показывала ему видео про брошенных детей. Мы вместе ходили на занятия школы. Однажды заметила в истории браузера, что он тоже искал ребёнка», — вспоминает Лилия и улыбается. Оставалось только познакомиться с будущим сыном.

100007.jpg
Марина Балакина для Фонда Ройзмана

Личное дело

В детском доме Лилию встретил врач с личным делом Данила. Мальчик никогда не жил в семье: четыре года он провёл в доме ребёнка, не умел разговаривать, его медицинская карта пестрела серьёзными диагнозами.

«Врач начал меня отговаривать. Говорил, что ребёнок никогда не будет нормальным. У него аутизм, порок сердца, врождённая пневмония, и вообще отец сидит в тюрьме», — вспоминает Лилия слова врача. Она не испугалась диагнозов, потому что с уроков школы приёмных родителей помнила: скорее всего, это преувеличение. Когда Данила привели, девушка почувствовала: «Это мой мальчик! И я без него не уеду». На следующей встрече Данил уже собирался домой к новым маме и папе.

Порой Лилия с сыном вспоминают день, когда поехали домой: за рулём сидел муж Лилии, за окном шумела сильная метель. На трассе они долго стояли в пробке, а Даня очень растерялся, не понимая, что происходит.

100012.jpg
Марина Балакина для Фонда Ройзмана

Не такой

Лилии пришлось уволиться с работы: она понимала, что за месяц отпуска, который ей предлагали, мальчик не сможет адаптироваться на новом месте и привыкнуть к родителям.

Данил плакал по ночам, был очень активным и совсем не мог разговаривать. У мальчика проявился дневной энурез — он просто не понимал, что хочет в туалет: в детском доме никто не учил его прислушиваться к своим ощущениям. Он не замечал простых вещей: что устал, что ему больно и холодно.

Лилия проводила с мальчиком всё время: «У меня был шок. Казалось, что мой ребёнок не такой, как остальные. Первые две недели меня рвало из-за стресса. Я сидела и хваталась за голову», — вспоминает она.

Данил никогда прежде не жил в семье, вокруг было очень много незнакомого: родители, сверстники, большая детская площадка. Другие мамы, завидев его, вышедшего на прогулку, уводили своих детей. Он был слишком быстрым и хаотичным, не умел проявлять доверие и ласку: один раз он с такой силой обнял своего друга, что чуть его не задушил.

Сейчас Лилия заботливо собирает мальчиков на прогулку: девушка достаёт из кладового помещения коляску, садит туда грудного Тимура. Рядом Данил, сжимающий в руках игрушечный самосвал — они выходят на заснеженную улицу, и Даня стремглав бежит на детскую площадку. «Вот так каждое утро мы гуляем, отводим Данила в сад», — говорит девушка.

100011.jpg
Марина Балакина для Фонда Ройзмана

Перемены

В сентябре Лилия отдала Данила в коррекционный детский сад — он очень быстро развивался. Благодаря занятиям с мамой, мальчик начал разговаривать, формулировать длинные предложения, научился общаться с другими детьми. А после большого обследования у него сняли все серьёзные диагнозы, поставленные в детском доме. Сохранилась лишь небольшая задержка в развитии и синдром дефицита внимания и гиперактивность (СДВГ). Чтобы научить сына перенаправлять энергию, Лилия отдала его на занятия плаванием, а в детском саду была такая обстановка, которая помогала мальчику адаптироваться к социальному миру.

За месяц до этого муж оставил девушку: после того, как она забеременела, благодаря бесплатной процедуре ЭКО, он сказал: «Мне не нужен этот ребёнок». Со слезами на глазах Лилия вспоминает о том, какой долгожданной и радостной была для неё эта новость. Муж ушёл, оставив Лилию беременную, с Данилом, в квартире, купленной в ипотеку.

Данил тяжело переживал уход отца, постоянно плакал и спрашивал: «Почему не приходит папа? Потому что вы поругались?». В садике начали жаловаться, что ребёнок изменился, начал проявлять агрессию.

«Данил не мог понять, почему мы переехали, почему исчез отец. Я не знала, что делать, как объяснить сыну, что папа больше не приедет. Мне самой было больно», — говорит Лилия и оглядывается на Данила. Он, взбежав на горку, только что скатился с неё, проехал на коленях пару метров по льду и разбил вдребезги большой самосвал. С волнением она подходит к сыну, затем продолжает: «Тогда я позвонила в организацию «Семья детям» и попросила помощи».

100002.jpg
Марина Балакина для Фонда Ройзмана

Плакать вместе

В организации Лилия начала заниматься с психологом, знакомым по школе приёмных родителей. Сначала ей необходимы были встречи, которые длились по многу часов. Когда стало легче, они со специалистами работали уже по часу. Лилия проговаривала каждую деталь своего состояния, описывала все бытовые и эмоциональные проблемы: «На встречах я признавалась в непреодолимом чувстве вины — перед мужем, перед сыном. Даня всё время плакал, мне самой хотелось от этого плакать. Психолог говорил: “Значит, сидите и плачьте вместе!”», — вспоминает Лилия.

Следуя советам психолога, девушка старалась не обманывать ребёнка и всё ему объясняла, контролировала свои эмоции. Она избавлялась от постоянного чувства вины и понимала, что не может не справиться — у неё на руках Данил, скоро родится Тимур: «Я стала жёстче. В такой ситуации это было важно». Она продала ипотечную квартиру, что была в нескольких часах езды от садика Данила, и купила новую, поближе.

На работу Лилия выйти не могла. С продуктами ей помогала другая благотворительная организация. Но она стала чувствовать себя устойчивее и знала, что сможет найти выход. Близкие не оставляли её: с выплатой ипотеки начали помогать родители, брат — с переездами и автомобилем.

100009.jpg
Марина Балакина для Фонда Ройзмана

Мама

Этим летом Лилия ездила с Даней и Тимуром в деревню к родителям. В Башкирии у Данила была терапия: он купался в речке, отдыхал в лесу, гулял с друзьями. За лето ему стало намного легче. Вопросов об отце стало меньше. В детском садике всё наладилось: сейчас у него и там, и во дворе много друзей.

Бывает, что мальчик вспоминает отрывками, как жил в доме ребёнка и рассказывает: «А ты знаешь, мама, я там плакал, мне так было плохо». Сейчас же Данил бегает по снегу, размахивает руками и хохочет. В коляске что-то говорит на своём младенческом Тимур. Лилия, нежно улыбаясь, наблюдает за мальчиками. Скоро братья пойдут домой — в теплую небольшую квартиру: к игрушечной железной дороге, чаю с молоком и маме, которой хватает любви и сил, чтобы справиться со всеми трудностям и быть рядом.

Благодаря организации «Семья детям», Лилия смогла обрести силы на то, чтобы справиться со сложной ситуацией, помочь пережить его уязвимому Данилу и позволить появиться на свет маленькому Тимуру. Пожалуйста, подпишитесь на ежемесячное пожертвование в пользу «Семья детям». Так вы поможете приёмным детям расти рядом с сильными, счастливыми и принимающими взрослыми.

1256

Помочь проекту

Через интернет

SMS с кодом

Через сбербанк

Банковской картой или электронными деньгами

Регулярные списания с вашей банковской карты или PayPal для поддержки проекта Отделение помощи женщинам — проект организации «Семья детям» будут списываться пока не будет собрана вся требуемая сумма. После завершения сбора средств ваши автоматические пожертвования будут перенаправлены на следующий сбор в рамках такой же категории нуждающихся или на уставные цели фонда.

Единоразовое пожертвование в пользу проекта Отделение помощи женщинам — проект организации «Семья детям».

Я хочу пожертвовать: 100 руб.

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения: ЛЮДЯМ 100

«ЛЮДЯМ» - идентификатор пожертвования нашего фонда, 100 - сумма пожертвования в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Для пожертвования конкретному проекту, укажите его название после суммы, поставив между ними пробел.

Услуга доступна для абонентов: sms

Комиссия с абонента - 0%.
Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполните необходимые поля и оплатите ее в любом отделении банка.

Скачать квитанцию

Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Напомнить

Напоминать сделать пожертвование в другое время

Частота напоминания

Собрано: 14 900 руб.
Нужно собрать: 697 650 руб.