Дата: 20.06.2021 Автор: Марина-Майя Говзман Фотограф: Аня Марченкова
Помочь

Мама-птица

У Евгении две приёмные дочери. Вот уже три года она доказывает, что у них те же права на хорошее образование и комфортную жизнь, что и у других детей


Помочь

Евгения (все имена изменены по просьбе героини) сидит на диване в окружении дочерей. Младшая Света жмётся к ней, утыкается лицом в её щёку, Соня льнёт к маме с другой стороны. Евгения, одетая в строгое чёрное платье, обеими руками обнимающая дочерей, похожа на большую птицу, которая накрывает своих птенцов крыльями.

photo_deti-76.jpg
Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

«Вы вообще замужем?»

Света надувает губки, поправляет длинные русые волосы, одёргивает золотое платье и позирует на камеру – невозможная кокетка в свои семь лет. Соня старше сестры на три года. Она более серьёзная, но когда объектив наведён на неё, заламывает руки, запрокидывает голову и изображает манерную смущённую барышню. Обе девочки занимаются в театральной студии – педагоги говорят, у них есть способности. Это при том, что три года назад, когда Евгения только-только оформила на них опекунство, Соня не могла запомнить стихотворения сложнее, чем «Наша Таня громко плачет», а Света просто бегала кругами по сцене, не могла сосредоточиться и выслушать педагогов.

«Когда Света пошла в первый класс, у неё были проблемы с поведением, – рассказывает Евгения. – Школьный психолог позвала меня к себе и стала задавать странные вопросы: “А что, у Светы есть свой стол?” – ну да, у Светы есть свой стол, кровать и даже своя одежда. Чем она хуже кровного ребёнка? Потом психолог спрашивает: “А вы вообще замужем?” Я её слушаю и не понимаю: если она, психолог с высшим образованием, спрашивает такие вещи, что же у других людей в головах?

У людей много стереотипов. Меня спрашивают, сколько платят за приёмных детей, но никто не думает о том, что мне просто пришлось больше работать, поэтому наш доход увеличился. В Екатеринбурге, кстати, платят всего восемь тысяч на одного ребёнка. Обе девочки занимаются спортом и многие удивляются: "Зачем ты водишь их на платные занятия? Есть бесплатные — их выделяет государство". Но чем приёмные дети хуже?».

photo_deti-28.jpg
Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

В «Ассоциации замещающих семей», – организации, которая помогала Евгении до оформления опекунства и после, есть группа приёмных родителей, где женщина общалась с теми, кто принял в семью детей. Помогали не только люди со схожим опытом, но и профессиональные психологи: объясняли, почему девочкам трудно с учёбой и как помочь в их социализации.

Путь

В приют, где находились Света и Соня, Евгению привела личная беда: через болезнь Дианы — кровной дочери — и мамы. Ухаживать за матерью приходила медсестра из кабинета кардиолога: увидев Диану, она насторожилась и сказала срочно делать кардиограмму. Дальше – череда несчастий: у Евгении умирает мама, а у дочери находят порок сердца.

Евгения понижает голос до глухого шёпота: «Обычно порок сердца оперируют так: разрубают грудную клетку, потом ребёнок лежит привязанный к кровати, чтобы ничего не разошлось, и остаётся инвалидом на всю жизнь». Но Диане сделали операцию через крошечный прокол в ноге — девочка стала первым в России ребёнком, кому так прооперировали порок сердца до трёх лет.

«Устроить операцию для дочери нам помог благотворительный фонд, и у меня самой появилась потребность делать добро. Мы приехали в детский приют – после ремонта осталось много вещей и игрушек – там познакомились с девочками. Соне нужно было вот-вот идти в первый класс, Свете – в садик. Я понимала, что они взрослые, их двое – очень маленький шанс, что кто-то возьмёт сестёр».

photo_deti-37.jpg
Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

Короткое знакомство

Ровно через неделю после знакомства Евгении позвонили из приюта. Расклад был прост: либо они с мужем забирают девочек, либо их отправляют в детский дом, при котором они смогут учиться – документы уже готовы.

Диане было одиннадцать лет – после десяти лет ребёнок должен написать согласие о том, что не против появления приёмных братьев или сестёр. Девочка была не против – за Светой и Соней она отправилась вместе с родителями.

«Был жаркий летний день, – вспоминает Евгения. – Мы привезли девочек домой. Так называемый медовый месяц, когда стараются хорошо себя вести и приёмные родители, и дети у нас длился два часа. Потом девочки пошли вразнос: они всё хотели посмотреть и перевернуть».

Евгения ушла в отпуск и поехала с сёстрами в деревню, где быт для них более простой, чем дома: Света и Соня ели ягоды, катались на велосипеде, привыкали к приёмной маме, а Евгения – к ним.

photo_deti-86.jpg
Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

«У девочек была потребность в тактильном контакте. Я стала для них батарейкой: ложилась на диван, они ложились по обе стороны от меня, и так мы лежали минут сорок. Они были, как лялечки, которые ползают по тебе, им нужно твоё тепло. Потом я шла пить чай и есть, потому что чувствовала себя истощенной после такого контакта».

Девочки были очень запущенные. Света в семь лет не знала, что такое снег: она думала, он тёплый, потому что снег они видели только в окошке и зимой никогда не гуляли – не было тёплой одежды. Девочки не знали, где правая, где левая рука, не могли отгадать самую простую загадку. Соня умела считать только до трёх. Я знала, что помочь им могут только в очень хорошей школе».

В очень хорошие школы места закончились несколько месяцев назад. Евгения ходила и в Управление образования, и на приём к мэру Екатеринбурга. Директор гимназии, куда она пыталась определить девочек, со словами «Ну, раз вы такая настойчивая, значит, у вас всё получится», определила Свету в первый класс. Позже в эту школу пошла и Соня.

«Это их история»

«Мама, мама! Ты видишь, во что Света оделась, ты это видишь?», – смеясь, в комнату вбегает Соня. Следом – Света в бальном платье. За три года в семье девочки многому научились, но процесс адаптации ещё идёт. Например, Света – с очаровательными локонами, одетая, как принцесса, не стесняясь взрослых, может ругнуться – Евгения краснеет, но девочку не отчитывает, а на пальцах объясняет, почему говорить так – неприлично.

photo_deti-95.jpg
Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

«Мы хотели их удочерить – говорит Евгения. – Но оформили опекунство, потому что девочки не хотят ничего менять: ни фамилию, ни имя. Они помнят свою маму, помнят даже адрес, где они жили. Это их история.

У нас в семье три фамилии: у меня со старшей дочерью одна, у мужа – другая, у девочек – третья. У всех девочек разные отчества. Везде на нас из-за этого смотрят странно».

Поначалу девочки много рассказывали о своей маме. Евгения не знала, что ответить на истории о том как сёстры голодали, Света кормила Соню водой с сахаром вместо смеси. Психологи из «Ассоциации замещающих семей» последовательно учили женщину реагировать так, чтобы не травмировать девочек ещё больше.

«Специалисты посоветовали проговаривать девочкам жизненный сценарий: вот они учатся, потом поступят в университет, потом могут жить отдельно. Они хотят получить образование, чтобы самим себя обеспечивать, потому что помнят бедность и голод».

photo_deti-90.jpg
Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

Имя для ангела

Девочки просили, чтобы их крестили. Евгения думает, их приобщили к вере, когда они были в приюте.

«Найти крёстных для приёмных детей – тоже проблема. Люди думают: вдруг эти дети вырастут не такими идеальными из-за генетики – страшно брать ответственность. Или мы с мужем от них откажемся, а им придётся девочек брать. Мы с большим трудом нашли двух женщин, но за день до крещения одна из них отказалась, и вторая взяла обеих. Это было очень трогательно.

У меня не было шанса назвать их при рождении, но я дала им церковные имена. Говорят, когда у тебя есть церковное имя, которое знаешь только ты, твои близкие и твой ангел, тебе уже зла причинить не могут».

* * *

«Это сейчас я такая прокачанная, – признаётся Евгения. – Могу и психолога в школе проконсультировать. Я не родилась такой. Всё это пришло путём работы, благодаря "Ассоциации замещающих семей" я училась понимать мотивы поведения девочек.

Меня удивляло, что они между собой не играют. Психолог объяснил, что они напоминают друг другу о пережитом травматичном опыте. Раз они голодали, им было не до игры, им было нужно бороться за выживание. Эта конкуренция есть и сейчас, но это должно пройти. Меня они до сих пор иногда проверяют: как вести себя плохо настолько, чтобы опять отдали в приют. Насколько я рассержусь, чтобы отказаться от них? Но я не выдаю реакцию, которой они ждут – этому меня тоже научили психологи».

«Ассоциация замещающих семей» помогла Евгении понять, что происходит с её дочерьми и найти к ним подход. Организация работает с приёмными родителями и детьми с опытом сиротства – учит выстраивать коммуникации одних с другими и прорабатывать психологические травмы. «Ассоциация замещающих семей» не финансируется государством и живёт за счёт вашей поддержки. Пожалуйста, подпишитесь на небольшое, но регулярное пожертвование в пользу «Ассоциации замещающих семей», чтобы дети имели возможность оставаться рядом с любящими и сильными духом родителями.

Спасибо, что дочитали до конца!

Благотворительные организации и социальные проекты решают важнейшие социальные проблемы, с которыми не может справиться государство. Они системно помогают людям, образуют общественный диалог на тему насущных проблем, будь то социальное сиротство, социально значимые заболевания или экстренная помощь пострадавшим от насилия людям или животным.

Вы можете поддержать описанное НКО, оформив ежемесячное пожертвование по форме ниже, чтобы сотрудники могли планировать работу, расширяться и просто продолжать поддерживать тех, кому это необходимо. Спасибо за ваше неравнодушие!



Назад

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения: ЛЮДЯМ 100

«ЛЮДЯМ» - идентификатор пожертвования нашего фонда, 100 — сумма пожертвования в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Для пожертвования конкретному проекту, укажите его название после суммы, поставив между ними пробел.

Услуга доступна для абонентов «Билайна», «Мегафона», «МТС» и «TELE2»

Комиссия с абонента — 7,5 %.
Пожертвование осуществляется на условиях публичной оферты


Уральский банк ПАО Сбербанк
БИК 046577674
к/с 30101810500000000674
р/с 40703810716540002434
ИНН/КПП 6685104760/668501001

Ф ТОЧКА БАНК КИВИ БАНК (АО)
БИК 044525797
к/с 30101810445250000797
р/с 40703810710050000610
ИНН/КПП 6685104760/668501001