Дата: 18.06.2021 Автор: Марина-Майя Говзман Фотограф: Аня Марченкова
Помочь

Мама Надя

Наде всего двадцать пять, а её мужу Паше — тридцать один. У пары восемь детей, и семья не думает останавливаться — их любви хватит ещё стольким же детям

Помочь

Дверь василькового цвета с прямоугольным стёклышком вверху. В стёклышке с обратной стороны появляются большие тёмные глаза. Настя открывает дверь и впускает нас внутрь. В прихожей стоит с десяток пар обуви, верхняя одежда висит на дверцах шкафов, на ручках, сложена на тумбе рядом – куртки одна на другой. В доме шумно: детский смех и вскрики, собачий лай, топот больших и маленьких ног. Через несколько секунд разноголосица распадается на отдельные фрагменты, из которых складывается ясная картина: восемь детей – младшие и старшие накрывают на стол, Надя и Паша в кухне заканчивают с ужином, Надина сестра с мужем пришли в гости, взяли с собой щенка Герду, на Герду со шкафа косится роскошный кот, ещё два спрятались. В этом доме от количества людей и зверей места будто становится больше. «Любовь приумножается»,   – скажет Надя, когда младших детей уложат спать, и мы выйдем на балкон.

photo_family-13.jpg
Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

Картина первая: передний план

За вытянутым столом сидит большая семья — Надя, Паша, восемь детей и Надина сестра с мужем. Наде двадцать пять, Паша старше её на шесть лет. У пары под опекой семеро детей и подростков и кровная дочка Полина –  она младшая.

Сейчас вместе с Надей и Пашей живут четырнадцатилетняя Кристина, двенадцатилетняя Настя, девятилетняя Ксюша, пятилетний Даня и трёхлетняя Поля. Старшие Влада, Серёжа и ещё одна Ксюша живут отдельно, но часто приходят в гости: Влада живёт на соседней улице и заглядывает каждый день. У каждого из них своя тяжёлая история, которую Надя с Пашей хранят в этих стенах. 

photo_family-10.jpg
Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

Младшая Ксюша с кокетливым срезом русых волос обхватывает Владу руками и припевает: «Надену платье – большое, красивое, пышное!». Кристина и Настя – две восточные красавицы расставляют перед сидящими тарелки, выносят большое блюдо, на котором дымятся сосиски и гречневая каша, появляется овощной салат, миска с конфетами и фруктами.  

– Хочу, чтобы мама на линейку пришла, увидела, какая я красивая!  – говорит Настя, шелестя фантиком от конфеты.

 –  Мы видим, какая ты красивая ежедневно,  – Надя отхлёбывает из кружки с чаем. На кружке написано: «best mum ever».   

photo_family-29.jpg
Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

Картина вторая: ретроспектива 

Был январь 2013 года. От благотворительной организации Надя начала ездить в семью, где мать попала в тюрьму и оставила со старенькой прабабушкой троих детей: Кристину, Настю и Ксюшу. Девушка приезжала, ухаживала за девочками, заплетала косы, готовила еду. 

«Был момент, который меня покорил,  – рассказывает она. – Я стригла девочкам ногти, и вдруг вижу, что Кристина и Настя уснули у меня на коленках с обеих сторон».

Через год из тюрьмы вернулась мама девочек, родила Даню и помощь Нади потребовалась ещё больше – женщина с детьми не справлялась, опека предупреждала, что их в любой момент могут отправить в детский дом. 

В это время Надя познакомилась с Пашей  – оба были волонтёрами в детском доме для детей с инвалидностью.

photo_family-23.jpg
Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

«Когда стало понятно, что завязываются отношения, я честно сказала Паше, что есть дети, к которым я приезжаю, и они могут попасть в детский дом. В таком случае я не смогу их не забрать. Мой идеальный мужчина ответил: “Тогда нужно пожениться”. И буквально через пару месяцев после знакомства мы поженились, сразу пошли на занятия в школу приёмных родителей и стали собирать документы».

Надя и Паша женаты уже пять лет. Детей им передали сразу же, минуя детский дом. Первое время вместе с ними жила и их прабабушка. Девочки и Даня сами попросили у Надежды называть её мамой. 

photo_family-55.jpg
Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

Картина третья, старшие. Влада  

На Владу, старшую Ксюшу и Серёжу Надя оформила опекунство, когда им было по семнадцать лет. Первой в семье появилась Влада. Сейчас ей двадцать один – младше Нади всего на четыре года. 

У неё острые черты лица, быстрый взгляд, она стреляет словами. Влада сидит во главе большого стола, по-свойски грызёт яблоко. Предлагаю ей поговорить отдельно в комнате – думаю, так девушке будет комфортнее, но куда там. Отказывается, говорит: «Я сейчас всем всё расскажу. Я – Влада, мне двадцать, в душе – тридцать».

И она начинает говорить. Говорит, что плохо вела себя в детском доме, и воспитатели с ней ссорились. Рассказывает, что у неё есть младший брат, Богдан. Кровная мама живёт в Екатеринбурге, но они почти не общаются. «Живёт, тусуется, отдыхает. И со мной не делится»,  – пожимает плечами Влада.

photo_family-33.jpg
Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

Надя познакомилась с Владой в детском доме для талантливых детей – девушка играла на флейте. Она стала частым гостем в шумном доме. Друг к другу они привязались. Потом Владе стало негде жить, и Надя позвала её к себе. Сначала – просто так, без документов. Потом оформили опекунство. 

«Этим мы сказали ей: мы принимаем и любим тебя настолько, что готовы ко всем твоим косякам и хотим, чтобы ты была частью нашей жизни, — скажет позже Надя. — Если что-то случится, – например, Влада попадет в больницу — я могу подтвердить своё отношение к ней, будучи опекуном. 

Это была самая короткая опека в нашей жизни – через пару месяцев Влада стала совершеннолетней. Влада стала первой, кого я взяла из старших. Было немного шансов на успех, но всё сложилось, и по сей день я понимаю, что это было лучшим решением. Она привыкла к моему занудству: я переживаю, если она легко одета, всегда интересуюсь, поела ли она. Ей непросто было привыкнуть, что есть кто-то, кто её безумно любит, переживает и хочет знать, что она дома и в безопасности. 

У нас разница всего четыре года, и я сама получаю от неё много поддержки. С ней я могу расслабиться, прийти к ней со своими проблемами, плакать перед ней. С младшими такого позволить я себе не могу: с ними я – взрослая, они – дети». 

photo_family-59.jpg
Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

Серёжа

Серёжа берёт большую блестящую сливу и не успевает поднести ко рту, как неугомонный Даня вцепляется в неё с другой стороны зубами. Сидящая между ними Влада давится от смеха, Даня довольно жуёт ухваченный кусок и прижимается к Серёже. 

Надя рассказывает, что из-за строптивого характера в детстве ему «нарисовали» диагноз: «лёгкая умственная отсталость». Серёже пришлось учиться в коррекционной школе. 

«Этот диагноз закрывает дверь к нормальному образованию. Когда мы уже вдвоём с ним пришли на комиссию, специалисты не поверили, что документы с диагнозом – его. Они сказали, что никакой отсталости не было. 

Поэтому детям в детдоме плохо: ими там никто не интересуется. Я поставила себе цель – снять Серёжин диагноз. Для этого нужен был законный представитель, который будет ходить и представлять его интересы. Так два года назад мы стали его опекунами».

photo_family-45.jpg
Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

Ксюша

Старшая Ксюша  – девушка с короткой стрижкой, изящным лицом в веснушках и плавным разрезом глаз сидит на диване, подогнув под себя ноги. Она единственная не ест и мало говорит.

Ксюша познакомилась с Надей в лагере для детей из детдомов и кризисных семей. Надя работала там, а Ксюшу туда без ведома дочери отправила приёмная мама. Ксюша говорит тихо, с опущенным взглядом. Свою первую приёмную маму называет только по имени. Та отказалась от неё спустя десять лет – в прошлом году.

«Она не осознаёт, что делает. Для неё нормально бить за любую провинность: опоздал на десять минут – ночуй на улице, не захотела куда-то идти – “ты плохая, я тебя изобью”. Учителя видели, что у меня по всему телу синяки и гематомы, лицо исцарапано, но не вмешивались. Лена всем говорила, что со мной что-то не так: “Государственный ребёнок, детдомовский – они все такие”, поэтому люди думали, что проблемы со мной, а не с ней. 

photo_family-71.jpg
Аня Марченкова для Фонда Ройзмана


Я говорила ей: выслушай меня, она отвечала: “Я не буду тебя слушать”. Когда я говорила: мне больно – “Это ещё не больно”. Когда я рассказывала опеке, они советовали: “Потерпи, всего два года осталось”».

Ксюша на выходные уехала из родного города в Екатеринбург – приёмная мама подала в розыск, а потом написала отказную. Всё произошло быстро – и Ксюша оказалась в детском доме.  

«Это было ударом под дых. Я написала Наде, рассказала, что случилось, и она решила помочь. Детдом пошёл навстречу и помог быстро оформить документы. Я написала отказную от Лены. Только мой молодой человек и Надя – люди, с которыми я могу близко о чём-то поговорить».

Сейчас Ксюша живёт с молодым человеком. Выйдя из детского дома, она стала прорабатывать нанесённые ей психологические травмы с психологом из «Ассоциации замещающих семей», которая помогает приёмным родителям и детям с опытом сиротства. Доверять людям девушке всё ещё тяжело. 

Картина четвёртая: разговор не за столом 

Мы с Надей выходим на балкон. На улице совсем стемнело, звёзд не видно из-за туч и отчётливо слышен ленивый осенний дождь.

«Когда у нас все дома, особо не поговоришь», – улыбается. 

«Как вы говорите с приёмными детьми об их детстве в другой семье?,  – спрашиваю.

«Мы никогда от них ничего не скрывали. Всем своим детям, в том числе взрослым, я говорю: если что-то случается, просто позвони мне. Я всегда буду на твоей стороне, мы всё сможем быстро решить. Часто кажется, что приёмных детей достаточно просто любить, и всё будет хорошо, но этого недостаточно: может быть слишком много трудностей и проблем, с которыми не справиться без поддержки психолога».

photo_family-25.jpg
Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

Картина пятая: выгорание

Надя работает консультантом и координатором в «Ассоциации замещающих семей» – занимается с семьями, которые приходят с трудностями: дети уходят из дома, не хотят учиться, плохо себя ведут. Её муж Паша работает там же — он координирует семинары и встречи в «Ассоциации». 

Два года назад Надя, у которой тогда уже было шестеро детей, пришла сюда как клиент и прошла специальный курс по профилактике выгорания – специалисты «Ассоциации» разработали его для приёмных родителей.

«Это невероятно крутой курс. Специалисты методично объясняли, что если я не научусь отдыхать и заботиться о себе, однажды не смогу взять нового ребёнка и вытянуть тех, что у меня уже есть. Благодаря работе с психотерапевтом из «Ассоциации» я знаю, откуда черпать ресурсы».

В организации есть психологи, которые работают с детьми. Кристина и Ксюша-старшая ходили туда. Ксюше помощь нужна была экстренно  – девушка с трудом переживала предательство близкого человека.

«Все дети травмированы, – объясняет Надя, – но кровных мы травмируем сами, а приёмных детей травмировали не мы: зачастую мы не знаем, как и где они жили. Когда человек травмирован, он неосознанно делает плохо тем, кто находится рядом».

photo_family-75.jpg
Аня Марченкова для Фонда Ройзмана

Картина шестая: эпилог

У «Ассоциации замещающих семей» есть проект — Центр сопровождения приёмных семей «Найди семью». Благодаря нему у Нади появились ресурсы и силы на воспитание детей — у неё был опыт, когда опускались руки и хотелось всё бросить, но психологи Центра помогли ей справиться с кризисным состоянием, научили бережно относиться к себе, отдыхать, чтобы всегда иметь ресурс для детей и для жизни вообще. 

«Ассоциация замещающих семей» помогает приёмным родителям и детям искать общий язык, прорабатывать психологические травмы и понимать друг друга. Организация занимается психолого-социальным сопровождением и запускает новую программу  – помощь подросткам с опытом сиротства, где молодых людей и девушек будут учить выстраивать отношения и управлять своими эмоциями. На эту программу «Фонд Ройзмана» открыл сбор. Пожалуйста, подпишитесь на небольшое, но регулярное пожертвование в пользу «Ассоциации». Вместе можем больше.


Спасибо, что дочитали до конца!

Благотворительные организации и социальные проекты решают важнейшие социальные проблемы, с которыми не может справиться государство. Они системно помогают людям, образуют общественный диалог на тему насущных проблем, будь то социальное сиротство, социально значимые заболевания или экстренная помощь пострадавшим от насилия людям или животным.

Вы можете поддержать описанное НКО, оформив ежемесячное пожертвование по форме ниже, чтобы сотрудники могли планировать работу, расширяться и просто продолжать поддерживать тех, кому это необходимо. Спасибо за ваше неравнодушие!



Назад

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения: ЛЮДЯМ 100

«ЛЮДЯМ» - идентификатор пожертвования нашего фонда, 100 — сумма пожертвования в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Для пожертвования конкретному проекту, укажите его название после суммы, поставив между ними пробел.

Услуга доступна для абонентов «Билайна», «Мегафона», «МТС» и «TELE2»

Комиссия с абонента — 7,5 %.
Пожертвование осуществляется на условиях публичной оферты


Уральский банк ПАО Сбербанк
БИК 046577674
к/с 30101810500000000674
р/с 40703810716540002434
ИНН/КПП 6685104760/668501001

Ф ТОЧКА БАНК КИВИ БАНК (АО)
БИК 044525797
к/с 30101810445250000797
р/с 40703810710050000610
ИНН/КПП 6685104760/668501001