Любовь к ближнему

В отношениях с дочерью для Надежды главным всегда были принятие и поддержка. Когда дочь рассказала о своей гомосексуальности, Надежда сделала всё, чтобы помочь ей обрести себя

Ресурсный центр для ЛГБТ
Собрано: 51 430 руб. Нужно: 332 232 руб.
15%
Автор фото: Аня Матвеева
Автор статьи: Ирина Корнеевская

Надежда (имя изменено по просьбе героини) воспитывала дочь Лену в маленьком городе мусульманской республики, где общество осуждало всех, кто как-то выделялся из толпы. Запреты и требования всегда тяготили Надежду, но она смело отстаивала свободу быть собой и поддерживала в этом дочь. Лене было трудно со сверстниками — она отличалась от них. Когда девушка осознала свою гомосексуальность, Надежда, как и всегда, приняла позицию дочери, помогла ей обрести уверенность — и отпустила во взрослую жизнь.

Непринятие — принятие

Надежда с детства знает, каково это – чувствовать, что тебя не принимают. Рассказывая о детстве, Надежда постоянно проводит параллели с детством своей дочери Лены. Говоря о матери, переключается на рассказ о своих материнских чувствах. У Надежды много старых и не забытых обид. Живя среди ограничений и непонимания, Надежда старалась, чтобы в её с Леной маленькой семье всё было иначе.


«Я была бунтаркой! В школе девочкам нельзя было ходить в просвечивающих капроновых колготках, юбки должны были быть в пол. Я надевала короткую, по самую попу, чтобы, если видно — так уж всё.

Когда в школу пошел мой младший брат — у нас разница 6,5 лет — родители переключились на него, им стало не до меня. Я, конечно, была сыта, одета, обута, но внимания мне очень не хватало. Поэтому сама я не родила второго ребенка — у меня был пример, как бывает, когда в семье двое детей.

В моей юности родители натерпелись. Это были 90-е годы, мы творили что хотели: панки, хиппи, уходы из дома — мы с друзьями могли взять и рвануть куда-то на поезде.

Когда я была ребёнком, моя мама поднимала на меня руку. Я хорошо знаю, как сильно это ранит. Я родила Лену очень рано — и всегда оберегала её от собственной агрессии, старалась сдерживаться, потому что знаю: боль со временем забывается, но обида не забывается. Папа Лены в какой-то момент решил, что на свете есть женщины, с которыми он может добиться чего-то большего, и исчез.

В городе, где мы жили, я работала инженером в БТИ. Это другой регион России. Там  менталитет был таков: если женщина пришла на работу с декольте, длинными красными ногтями или в юбке выше колена — люди почему-то считали себя вправе делать замечания. Только лет в 38 я поняла, что не могу жить там, что меня угнетает этот город. Ощущение дискомфорта возникло раньше, но я не могла его сформулировать. И я решила вернуться в Екатеринбург».

Близость и страх

Надежда всегда понимала ценность близких отношений с родителями — которых ей самой так не хватало в детстве. Поэтому главным для неё в отношениях с Леной было полное принятие и поддержка — пусть даже какие-то интересы дочери не совсем понятны матери. Надежда с детства убеждала дочь: «ты не должна терпеть и делать то, чего ты не хочешь». В закрытой среде, где чтят традиции и не принимают иных, Лене, как раньше её маме, пришлось нелегко. И стало невыносимо и одиноко, когда Лена поняла, что она лесбиянка.


«Наши отношения были и остаются довольно откровенными. Когда Лена была маленькой, младшей школьницей, у нас были стандартные отношения родителя и ребенка. А когда она стала постарше, лет 17-18, мы стали ближе. Я поняла, что мне с моей дочерью интересно как с человеком. И я заметила, что мы думаем одинаково. Например, у нас есть друг семьи, убежденный холостяк, которого все — и дети, и взрослые — зовут «дядя Володя». И вот однажды мой мужчина сообщил, что дядя Володя «завёл себе женщину». Мой первый вопрос был: «тётю Володю?» И когда я рассказала об этом дочери, она задала тот же самый вопрос. Наша с Леной семья — мы вдвоем, не считая большого числа родственников, — всегда старалась раздвинуть привычные рамки, избегать стандартных решений. Все должны в 11 вечера ложиться спать, а мы могли купить пакетик чипсов и пойти гулять.

В школе Лене было очень тяжело. Она такой ёжик: своё пузико никому не покажет. А если ей что-то не нравится, не станет молчать, будет говорить напрямую. Лена выглядела необычно: она была крупнее, чем другие девочки, у неё были экстремальные стрижки, она красила волосы в яркие-яркие цвета. Она пыталась выделиться, но это противоречит убеждениям мусульман. Может, она что-то не то говорила, не так выглядела. У Лены не было друзей, которые могли бы её поддержать.


Лена рассказывала мне, что в городе, где мы жили, когда она работала в отделе по продаже аксессуаров к мобильным телефонам, люди приходили на неё поглазеть: молодая девочка с яркими волосами, ещё и в татуировках — быть такого не может, да она позорит весь город. В Екатеринбурге не важно, какие у тебя волосы — синие, зеленые. Я смотрю на очень разных девушек и юношей, и мне прикольно от того, что они могут самовыражаться и им за это ничего не будет. В моём детстве за обесцвеченную чёлку мальчиков били.

Однажды Лена скинула мне ссылку на сайт Ресурсного центра для ЛГБТ. Там собирается ЛГБТ-коммьюнити, они проводят разные встречи, праздники, free-маркеты. Я не знала, что здесь есть такое пространство — никогда этим не интересовалась. Тогда я уже почти год жила в Екатеринбурге, а Лена ещё готовилась переехать. Новые знакомые из Ресурсного центра рассказали Лене, что там уютно, безопасно, спокойно. Что принимают всех, не смотрят на внешность, татуировки, пол и убеждения.


Лене в том городе не хватало общения с ровесниками, людьми близкими по духу. Я во всём её поддерживала, но мама всех не заменит. И главное — я волновалась за её безопасность: любой пьяный мужчина в этом городе мог «проучить» её за необычную внешность: схватить за волосы и подрезать их, полоснуть по татуировкам. Я долго держала это волнение в себе, потому что у меня не было физической возможности сразу перевезти Лену: в Екатеринбурге я первое время жила на квартире у родственников. И как только год назад мы с моим мужчиной — теперь уже мужем — стали жить вместе, Лена переехала к нам.

Уже потом я узнала о действительно критических ситуациях, которые случались с Леной. Однажды ровесники затащили её в подвал и побили — подробностей Лена мне не рассказала. Наверное, к лучшему, что Лена не рассказала мне об этом сразу, иначе я бы точно тех ребят покалечила».

Поддержка и уверенность

Сейчас Лене 24 года. Она снимает квартиру в Екатеринбурге, работает в сфере мобильной связи и занимается волонтёрством В Ресурсном центре для ЛГБТ.


«Я узнала, что моя дочь лесбиянка, когда она ещё жила в другом городе, а я уже вернулась в Екатеринбург. Лена позвонила мне и сказала: "Мама, ты знаешь, я влюбилась в девушку, у нас с ней всё было". И я сказала: "Мне очень жаль, что я в этот момент не могу быть рядом с тобой". Для девушки первый секс — это значимое событие, которое должно быть запоминающимся. Мы могли бы устроить маленький праздник: сходили бы поесть роллов, попить кофеёчек. Я восприняла эту новость совершенно спокойно. Она осталась моей дочерью — такой же дочерью. Это абсолютно ни на что не повлияло. Я была рада, что у неё был секс, что она почувствовала новые эмоции, это же прекрасно — влюбленность, бабочки в животе.

Мы раньше в разговорах затрагивали эту тему. Я всегда относилась к ЛГБТ спокойно и считаю, что вмешательство в личную жизнь — это недопустимо. Психологически я была готова к тому, что у моей дочери когда-нибудь случится первый секс. Как и любая мать, я просто хотела, чтобы он был безопасным: чтобы он не был насильственным, чтобы её не обидели, чтобы это не повлияло на её здоровье.


К тому же, я настолько пока не готова к внукам, что в какой-то момент подумала: если её партнерша — девушка, то внуков не будет! Ура! Я спокойно отношусь к чужим детям, могу даже поиграть с ними часик-полтора, и наверняка, если появится родная кровиночка — внук или внучка, моё мнение может измениться. Но пока психологически я не готова. Лена недавно сказала мне: "Мама, ты, наверное, единственный чайлдфри, который родил ребенка".

Год назад Лена переехала к нам с мужем, мы встретили Новый год, и на следующее утро Лена с новой подругой Алёной поехали в Ресурсный центр. Когда она вернулась домой, у нее было столько эмоций! Её так тепло приняли, там было столько ребят и девушек. Лена пригласила меня на собрание родительского клуба в Ресурсном. Мне и самой было интересно. Я пришла в Ресурсный центр, познакомилась с админами, убедилась в дружественности обстановки — и после этого стала отпускать сюда дочь со спокойной душой – повторю в стотысячный раз: мне важна её безопасность.


Мне нравится здесь. Ребята могут прийти и представиться тем местоимением, именем, которым они бы хотели, чтобы их называли. Для меня это сначала было диковато, а потом я привыкла. Лена просит называть её Генри — это сокращенное от Генриетты.

Родителей на встречи приходит мало — очень мало. Очень часто я оказываюсь единственным родителем на встрече. Многие ребята из Ресурсного центра для ЛГБТ говорили Генри: "Тебе так повезло". Когда на встрече я рассказывала, как отреагировала на то, что мой ребенок гомосексуален, многие ребята и девушки были удивлены, потому что их родители тяжело воспринимали их каминг-аут. Со многими из них не разговаривали, запирали дома, не воспринимали это всерьёз — говорили "перебесишься", "не было у тебя еще мужика хорошего".

Была одна мама, которая приходила в Ресурсный центр для ЛГБТ к психологу. Она тогда только узнала — ребёнок признался ей, что гомосексуален. Ей было очень тяжело это принять. Она сидела и плакала.

Я прекрасно понимаю, что не все родители готовы относиться к ребенку так, как я отношусь. Многие думают, что моё отношение — от безразличия. Но это не безразличие — это доверие. Я в любой момент приду на помощь дочери, но лезть в её жизнь не буду.


В Ресурсном центре много людей, которых можно назвать белыми воронами в обществе — им трудно, потому что общество их не принимает. В памяти большого количества людей еще очень свежи девяностые, нулевые годы, когда быть геем означало позор. Ресурсный центр для каждого из этих ребят стал необходимым дружелюбным и безопасным пространством. Здесь можно просто играть в настолки, о чем-то болтать, смотреть фильмы и обсуждать их.

Мне не сразу было всё понятно о ЛГБТ: например, приходилось тихонечко просить Генри объяснить мне, кто такие трансгендеры. Здесь много разных людей, у которых есть свои причины на то, чтобы считать себя человеком другого пола или создавать семью с человеком одного с ним пола. Я не могу сказать, что понимаю здесь всех ребят. Но если они считают, что им так лучше, я не вправе осуждать их».

За последний год Ресурсный центр для ЛГБТ изменил многое в жизни Надежды и Генри. Девушка нашла в новом для себя городе сообщество единомышленников — людей, которые её понимают и принимают. А Надежда, которая все эти годы была единственной поддержкой для дочери, убедилась, что дочь можно, наконец, отпустить в большой мир и быть уверенной в её безопасности. Семей, подобных этой, немного — поэтому в Ресурсном центре для ЛГБТ есть психологическая служба, готовая поддержать людей, которые подверглись агрессии и унижению за свою ориентацию дома, на улице, в школе, университете или на работе. Пожалуйста, сделайте небольшое пожертвование — это поддержит работу Ресурсного центра для ЛГБТ и поможет ещё кому-то принять себя и обрести друзей, которые тебя понимают.


956

Помочь проекту

Через интернет

SMS с кодом

Через сбербанк

Банковской картой или электронными деньгами

Регулярные списания с вашей банковской карты или PayPal для поддержки проекта Ресурсный центр для ЛГБТ будут списываться пока не будет собрана вся требуемая сумма. После завершения сбора средств ваши автоматические пожертвования будут перенаправлены на следующий сбор в рамках такой же категории нуждающихся или на уставные цели фонда.

Единоразовое пожертвование в пользу проекта Ресурсный центр для ЛГБТ.

Я хочу пожертвовать: 100 руб.

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения: ЛЮДЯМ 100

«ЛЮДЯМ» - идентификатор пожертвования нашего фонда, 100 - сумма пожертвования в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Для пожертвования конкретному проекту, укажите его название после суммы, поставив между ними пробел.

Услуга доступна для абонентов: sms

Комиссия с абонента - 0%.
Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполните необходимые поля и оплатите ее в любом отделении банка.

Скачать квитанцию

Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Напомнить

Напоминать сделать пожертвование в другое время

Частота напоминания

Собрано: 51 430 руб.
Нужно собрать: 332 232 руб.