Дата: 29.07.2021 Автор: Марина-Майя Говзман Фотограф: Аня Марченкова
4687
Помочь

Лабиринт без выхода

Евгению бил и насиловал муж, близкие ей не верили, но советовали терпеть. Спустя годы она вырвалась из этих отношений и теперь её главная поддержка — психологи, а не друзья

Помочь
«Он говорил: “Ты такая страшная, да кому ещё ты нужна с ребёнком, кроме меня? Если мы расстанемся, ты останешься одна. Ты никогда не найдёшь нормальную работу. Ты навсегда останешься со мной”. Он говорил это постоянно. Я верила, потому что когда тебе что-то твердят изо дня в день, сложно в это не верить. Он уничтожил меня и мою самооценку». 

Беззащитные

По данным отчёта Всемирного банка Women, Business and the Law за 2018 год, российские женщины остаются самыми незащищёнными от насилия: Россия набрала ноль баллов в области законодательства по защите прав женщин: в России не приняты законы о домашнем насилии, домогательствах на рабочем месте, а в Уголовном кодексе нет статьи о сексуальном насилии на работе. В итоге Россия заняла место рядом с Ираном, Йеменом, ОАЭ, Либерией.

Статистика жертв домашнего насилия продолжает расти в условиях пандемии, когда члены семей оказались заперты дома и находятся друг с другом большую часть дня: по данным мировых общественных организаций, количество случаев резко увеличилось только за первый месяц эпидемии. Число звонков на всероссийский телефон доверия выросло на 24% за март по отношению к февралю.

Под маской

История Евгении (все имена изменены в целях безопасности героини – прим.ред.), к сожалению, не уникальна. Она случилась задолго до карантина – больше семи лет назад, когда девушка встретила будущего мужа у друзей.

«Когда мы познакомились, – рассказывает она. – Я и близко не могла представить, чем всё обернётся. Он выглядел милым, приветливым, спокойным и воспитанным человеком. Многие думают, что насильники выглядят как асоциальные личности, с агрессивным и угрюмым выражением лица, по которому сразу же всё можно понять, но это совсем не так».
Дома/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

Илья девушке сразу понравился. Он красиво ухаживал: встречал её с работы, держа в руках охапку цветов, водил в кино и кафе. Говорил, что все женщины, что встречались ему до этого, были ужасны, только Евгения достойна его внимания.

Позже психологи общественной организации «Аистёнок» объяснили Евгении, что эти фразы должны были насторожить: если мужчина уже в начале отношений говорит, что все женщины плохие – это тревожный знак. Дальше таких знаков стало больше.
Из окна/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

«Мы встречались месяца три, – говорит Евгения. – Были дома, готовили ужин. Я сказала, что поеду навестить друга в больницу. В этот момент впервые у него вспыхнули злым огнём глаза, он резко воткнул нож в стол и сказал: “Так, ты куда собралась? Если я этого друга найду, я с ним разберусь”. Мне показалось это очень странным, но в остальном он был вежливый и милый, поэтому я этот эпизод пропустила».

Илья стал резко реагировать на любые звонки от мужчин, которые поступали Евгении – будь то приятель или коллега по работе. Дотошно выяснял, кто на другой линии и требовал положить трубку. Говорил: «Теперь у тебя есть я, никакого общения с мужчинами быть не должно».

«Не будет у тебя никого, кроме меня»

После свадьбы Илья сказал Евгении: «Ты понимаешь, что теперь у тебя есть только я и всё?». Девушка приняла эти слова за проявление сильной любви. А через два года Женя очнулась, и обнаружила, что её жизнь стала похожа на кошмар.

Всё началось со скандалов: крики на весь дом и истерики могли начаться из-за чего угодно и продолжаться всю ночь. Не туда посмотрела, не так улыбнулась, не то сказала – всё могло привести к ссоре: Илья резко менялся, у него наливались кровью глаза, на шее выступали жилы, он орал, не помня себя, его трясло от бешенства. Женя никуда не могла уйти: он не пускал её ни к родным, ни к друзьям. Всё это сопровождалось оскорблениями и словами о том, что она никому не будет нужна с ребёнком — у пары уже был сын Тёма.
Евгения/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

От морального насилия Илья перешёл к физическому: он заламывал Евгении руки, мог швырнуть её на кровать, засунуть в ванну и облить водой. Первое время после таких вспышек он наутро дарил цветы и раскаивался.

Когда Евгения рассказывала подругам, что происходит у неё дома, они советовали терпеть. Девушки не до конца верили, что Илья может быть таким агрессивным – уж очень он воспитанный человек с виду.

«Потом я узнала от специалистов, – говорит Евгения, – что такие люди агрессивные только с тобой наедине, когда вы вдвоём и никто не может защитить. В обществе они совсем другие».

«Крайне редко бывает, что женщина, пережившая домашнее насилие, уходит после первого раза, – рассказывает Яна Владимировна, психолог Межрегиональной общественной организации “Аистёнок”. – Статистика показывает, что уходят после шестого-восьмого раза. Жертва прощает и надеется, что [насильник] исправится. А дальше начинается замкнутый круг. Должна наступить крайняя точка, когда женщина понимает, что она полностью истощена и больше не может».

Крайняя точка

Если первое время приступы агрессии были как вспышки, то со временем превратились в фон. Илья мог пихнуть Евгению локтём и ударить по голове, если они проходили мимо друг друга в квартире. Общение было только через оскорбления. Евгения будто вошла в штопор – она привыкла к тому, что происходит с ней и уже не могла остановиться и поверить, что бывает по-другому.

Когда Женя говорила Илье, что собирается от него уйти, он угрожал ножом: приставлял лезвие к её груди или животу, грозил отрубить пальцы, положа руку жены на доску, говорил, что она от него никуда не денется. Защитить Евгению было некому.

Однажды Женя пошла к подруге – на день рождения. Вернулась поздно. Едва она переступила порог дома, началась привычная ссора, которая кончилась кошмаром — в ту ночь Илья изнасиловал Евгению.
Евгения/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

«Он набросился на меня, затащил в ванну, уронил на пол, порвал на мне одежду, — вспоминает Евгения. — Я сопротивлялась, плакала и кричала, но ничего не могла с ним сделать. На следующий день мне хотелось умереть».

После очередного скандала Илья отправился к другу – выпить и прийти в себя. Евгения взяла сына, выбежала из дома, заказала такси и уехала. Подруги рассказали ей об организации «Аистёнок» — так Евгения оказалась в кризисной квартире организации, в месте, куда попадают женщины, сбежавшие от партнёров-насильников или по другим причинам оказавшиеся в опасности и без жилья.

Спасение

«Когда она попала к нам, – рассказывает Яна Владимировна, – Евгения была в тяжёлом состоянии: девушка долгое время находилась в состоянии постоянного стресса, испытывала все виды насилия – экономическое, психологическое, сексуальное, физическое – и уже настолько привыкла к этому, что считала такое обращение нормой».

Первый месяц в кризисной квартире «Аистёнка» Женя помнит плохо: она всё время плакала, не могла спать – казалось, сейчас за ней придёт Илья. Он действительно пытался её найти, но в кризисной квартире «Аистёнка» она была в безопасности.
Дома у Евгении/Фото: Аня Марченкова для «Если честно»

«Со мной постоянно работали психологи, – рассказывает Евгения. — Рассказывая им, как я жила, я поняла, в каком была аду. Они мне объяснили, что со мной происходит. Постепенно я начала понимать, что не схожу с ума. Специалисты начали возвращать меня к нормальной жизни. Я постоянно думаю о том, что нужно было уйти раньше – жаль сломленных лет. История так меня сломала, что спустя пару месяцев не встанешь в одно утро так, будто ничего не было. Чтобы почувствовать себя полноценным человеком, нужно время».

Развестись с мужем удалось без его присутствия. Первое время он то писал угрозы, то просил вернуться. Не верил, что Евгения может от него уйти. В «Аистёнке» девушке помогли не поддаваться на его уговоры. За время жизни в кризисной квартире она накопила денег и стала снимать квартиру с Тёмой и устроилась на работу. Пожалуйста, поддержите работу «Аистёнка» небольшим ежемесячным пожертвованием в конце этой страницы. Для многих женщин эта организация остаётся единственным спасением из ада, с которым не борется даже государство.

Спасибо, что дочитали до конца!

Благотворительные организации и социальные проекты решают важнейшие социальные проблемы, с которыми не может справиться государство. Они системно помогают людям, образуют общественный диалог на тему насущных проблем, будь то социальное сиротство, социально значимые заболевания или экстренная помощь пострадавшим от насилия людям или животным.

Вы можете поддержать описанное НКО, оформив ежемесячное пожертвование по форме ниже, чтобы сотрудники могли планировать работу, расширяться и просто продолжать поддерживать тех, кому это необходимо. Спасибо за ваше неравнодушие!



Назад

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения: ЛЮДЯМ 100

«ЛЮДЯМ» - идентификатор пожертвования нашего фонда, 100 — сумма пожертвования в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Для пожертвования конкретному проекту, укажите его название после суммы, поставив между ними пробел.

Услуга доступна для абонентов «Билайна», «Мегафона», «МТС» и «TELE2»

Комиссия с абонента — 7,5 %.
Пожертвование осуществляется на условиях публичной оферты


Уральский банк ПАО Сбербанк
БИК 046577674
к/с 30101810500000000674
р/с 40703810716540002434
ИНН/КПП 6685104760/668501001

Ф ТОЧКА БАНК КИВИ БАНК (АО)
БИК 044525797
к/с 30101810445250000797
р/с 40703810710050000610
ИНН/КПП 6685104760/668501001