Хоспис в лицах: Книжникова Ольга Егоровна

Первый екатеринбургский хоспис
Собрано: 889 106 руб. Нужно: 12 489 667 руб.
7%
Автор фото: Маша Заневская
Автор статьи: Анастасия Ерахтина
Хоспис в лицах: Книжникова Ольга Егоровна

О семье и детских мечтах

Когда будущий врач и заведующая паллиативным отделением, Книжникова Ольга Егоровна, училась в старших классах, ей предлагали стать тренером по бальным  танцам. «На тот момент я не хотела кого-то учить, а просто хотела танцевать сама. Но поскольку бальные танцы – довольно дорогое удовольствие, я не смогла ими заниматься и  выбрала мед. Я пришла к этому очень быстро, не помню, чтобы я рассуждала в 11-м классе куда пойти, хотя в моей семье медиков нет. Мама говорит, что она – доктор от бога, но она не поехала учиться из деревни в своё время — побоялась. Родители живут далеко, на Севере. Сейчас я часто помогаю своей семье советами, когда есть возможность решить проблему, не обращаясь ко врачу в больницу — я могу проконсультироваться с коллегами».

О том, как началась работа в паллиативе. И продолжается

Ольга работает в отделении паллиативной помощи уже два года. Закончив академию по специальности врач-терапевт, она искала место работы в терапии. «У нас в городе не всегда можно найти удачное место. Мне сказали, что открылось паллиативное отделение. Тогда нам мало рассказывали о таком типе помощи. Учась в институте, студенты об этом знают только в общих чертах. Позже, в процессе работы, я поняла, что попала в нужное место — туда, куда должна была. Поэтому я до сих пор здесь, хотя планировала поработать три месяца и всё же уйти в терапию».


В основные обязанности врача входит лечение своих пациентов, облегчение их тягостных симптомов и, с недавних пор, организация работы отделения. Предыдущая заведующая отделением нашла другое место работы, Ольга долго исполняла её обязанности. «По разным причинам сменилось ещё несколько заведующих. В итоге меня назначили на должность. Поначалу было сложно, хотя изменилось не так много, а отношения «врач-медсестра» у нас очень уважительные в любом случае: каждая должность занимает свою нишу. Все соблюдают субординацию и ведут себя достойно. К тому же, за два года коллектив начал, наконец, складываться. Первый год были проблемы, но с течением времени сформировался основной костяк людей. Процентов 30 от всего коллектива работают здесь с момента открытия: руководство, врачи, часть санитарочек и медсестёр. У большинства людей здесь есть своя благая цель.

Опыта в других больницах у меня не было, кроме дежурств в терапевтических отделениях. Люди часто задают вопрос о том, зачем я работаю в паллиативе, мол, зачем тебе всё это видеть, смотреть, ты молодая, работа тяжелая. Но я понимаю, что я на своем месте: если по образованию я терапевт, то не обязательно мне работать терапевтом. В нашем отделении работает молодой коллектив и это очень хорошо: мы, пришедшие с учёбы, и не бывшие в других отделениях, имеем более правильное понимание о том, как к нашим пациентам относиться. У нас бывали врачи с тридцатилетним стажем, у них это не так получается».

Поддержка коллег

«Постоянно возникают моменты, которые «откладываются» внутри и не дают покоя. Иногда это доходит до предела и нужно эти переживания срочно выплеснуть. У каждого это происходит по-разному: кому-то нужно выговориться, кому-то поплакать, кто-то ходит к психологу. Помимо работы мы постоянно встречаемся, выезжаем на природу, отмечаем день медицинского работника вместе.


В ординаторской у нас играет музыка, горят свечи. Мы постоянно видим страшные и неприятные вещи, трогаем, нюхаем их. Все наши органы чувств должны получать и что-то хорошее: слышать приятную музыку, видеть что-то красивое. Каждый выбирает свой способ разрядки. У меня раз в два месяца бывает день, когда я просто «прорёвываюсь». Мне достаточно пары минут, потом я обнимусь с доктором, и меня отпускает.

Этот накопленный комок сложных и неприятных чувств может вылиться после ухода какого-то пациента, и это не обязательно будет тот, к которому я привыкла больше остальных. Просто подошло время, когда организм больше не выдерживает — для него это перебор».

О смерти и вере

«В паллиативной помощи не принято называть смерть смертью. Мы говорим, что человек ушёл. Смерть звучит странно и грубо. Человек же куда-то ушёл, в какой-то мир, что-то его дальше ожидает.

Среди наших сотрудников есть те, кто регулярно ходит в церковь, читает молитвы — таких здесь чуть меньше одной трети. Совсем атеистов я не вспомню. Таких, кто верит, что что-то есть, но не молится каждый день – большинство. К таким отношусь и я: мне иногда хочется просто посидеть в молельной комнате, я туда периодически захожу. Она, конечно, скорее существует для пациентов или их родственников, но сёстры милосердия общаются со всеми, кто хочет общаться».

О дружбе

«Часто между врачом и пациентом возникает дружеская связь. У меня однажды лежал мужчина, учёный, который не знал о своем диагнозе. Предыдущие врачи не до конца сказали ему правду о его состоянии. Он со мной активно обсуждал своё здоровье, потихоньку я пыталась привести разговор  к тому, чтобы он узнал правду. Но доктор-американец, с которым он общался по скайпу, успел выложить всё, как на духу. Пациент ушёл в депрессию. Он лежал у нас достаточно долго, дождался дочь из Америки. Ему привезли в комнату его птичек, дочь читала ему книги. Мы с ним общались до последнего. Он пил водичку практически из рук.

Таких пациентов много, без контакта работать практически невозможно. Привыкаешь ко всем. Бывает такое, что пациенты лежат до сорока дней, вместо средних 20-21. Если я вижу, что после 21-го дня болевой синдром не уходит, то мы обсуждаем этот вопрос с родственниками и оставляем пациента. К некоторым за день-два приходит осознание: они рассказывают о своей жизни, а потом за выходные тихо, спокойно уходят. Иногда от этого даже становится легко».


О правде

«Я считаю, что пациент должен знать правду о своём состоянии. Уход из жизни – такое же важное событие, как и рождение. Прежде чем уйти, человек должен пройти свой жизненный путь, успеть закончить свои дела: позвонить подруге и извиниться за ссору, например. Если  человек не знает о тяжести своего состояния, он не сделает этих вещей. По большей части я и с родственниками разговариваю о том, что постепенно, аккуратно необходимо всё объяснить. Но бывают и другие случаи, когда болезнь обрушилась на человека резко, хотя раньше он в принципе отвергал любую информацию об этом для себя — например, о раке. В таком случае мы принимаем решение не говорить ему об этом, но это редкие случаи. Практически все наши пациенты знают об онкологии. Хотя недавно у нас лежал мужчина, на которого это внезапно обрушилось — не так давно он ушёл. Во время последней операции ему вскрыли желудок и поняли, что удалить опухоль уже невозможно. Врачи просто зашили всё обратно. Пациенту не сказали о том, что опухоль не убрали, и родственники приняли решение не говорить ему об этом. И он тихо, спокойно ушёл».

За пределами отделения

«Я хожу на социальные танцы — это когда свободные молодые люди и девушки собираются на набережной или где-то ещё, и приглашают друг друга на танец. В основном, это сальса, бачата, зук. Это мне очень помогает. Я даже затащила туда однажды нашего психолога, Екатерину Александровну, она сейчас танцует бачату. Это вещь очень заразительная и полезная. Всем советую! Ещё периодически я хожу в походы, в августе как раз собираюсь. Два раза в год стабильно беру отпуск, иногда мне не хватает, и я беру пару дней за свой счет. Без этого здесь нельзя».

Очень важно, чтобы пациенты хосписа могли получать квалифицированную и внимательную помощь в любой момент. Благодаря вашей поддержке, такие врачи как Ольга Егоровна, могут работать в паллиативном отделении и помогать людям по-настоящему. Вы тоже можете это сделать, даже если у вас нет медицинского образования или такого мужества: для этого достаточно сделать небольшое пожертвование. Оно станет частью большого дела, над которым сотрудники паллиативного отделения трудятся каждый день. 



Помочь проекту

Через интернет

SMS с кодом

Через сбербанк

Банковской картой или электронными деньгами

Регулярные списания с вашей банковской карты или PayPal для поддержки проекта Первый екатеринбургский хоспис будут списываться пока не будет собрана вся требуемая сумма. После завершения сбора средств ваши автоматические пожертвования будут перенаправлены на следующий сбор в рамках такой же категории нуждающихся или на уставные цели фонда.

Единоразовое пожертвование в пользу проекта Первый екатеринбургский хоспис.

Я хочу пожертвовать: 100 руб.

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения: ЛЮДЯМ 100

«ЛЮДЯМ» - идентификатор пожертвования нашего фонда, 100 - сумма пожертвования в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Для пожертвования конкретному проекту, укажите его название после суммы, поставив между ними пробел.

Услуга доступна для абонентов: sms

Комиссия с абонента - 0%.
Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполните необходимые поля и оплатите ее в любом отделении банка.

Скачать квитанцию

Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Напомнить

Напоминать сделать пожертвование в другое время

Частота напоминания

Собрано: 889 106 руб.
Нужно собрать: 12 489 667 руб.