Дата: 06.05.2021 Автор: Мария Трапезникова Фотограф: Полина Скомаровская
279
Помочь

Фундамент любви

Жизнь Натальи состоит из двух главных вещей: большой семьи и перекошенного, но любимого всем сердцем дома. Именно это помогло ей выстоять, когда она узнала, что у неё и её сына — ВИЧ

Помочь

Дорога до пункта назначения тяжёлая: проливной дождь бьет по стеклам, за окном — туман, кругом сплошная серость. Когда мы приближаемся к точке на карте, вокруг нас — поля с еще жёлтой травой и холмы, покрытые соснами, елями и берёзами. А в центре этой живописной русской природы стоит накренившаяся избушка. 

Мы сверяемся с картой. Да, приехали туда, куда надо. 

На входе лаем нас встречает большой алабай, калитка открывается, выходит низенькая женщина. Она, запахнувшись в куртку, зовёт нас внутрь, где уже кипит чайник. 

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

Меньше знаешь — крепче спишь

На пороге мы переобуваемся в протянутые тапочки и оглядываем жилище. Деревянный пристрой, узенький холодильник, низко посаженные окна, стол, стулья, на стенах много фотографий улыбающихся детей и взрослых, в середине печь. Действующая, говорит Наталья, на дровах. Дом выглядит старо, ненадёжно, но Наталья любит этот дом всем сердцем и не хочет никуда отсюда уезжать. «У меня вот отпуск начался, я его долго ждала, сейчас будем с сыновьями ремонтировать», — деловито сообщает Наталья. 

С любовью в голосе она говорит о двух главных вещах своей жизни — о большой семье и о доме. Именно они стали тем фундаментом, на котором она выстояла, когда узнала о диагнозе.

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

Когда Наталье исполнилось 25 лет, она уже была замужем и работала на стройке — работает там и сейчас. У неё было пятеро детей. Семья жила в Каменск-Уральском. Жили дружно, но, как водится, не без ругани. Причина была в постоянном пьянстве супруга Натальи. 

И вот однажды его положили в больницу с воспалением лёгких. Было подозрение на туберкулёз. Домой к Наталье приехали «чистильщики», как она называет санитаров, провели полную дезинфекцию, детям и ей назначили лечение. Оказалось, диагноз ложный, но правда была страшнее — у мужа Натальи обнаружили ВИЧ.

Наталье тоже пришлось сдавать анализ — оба раза оказались положительными. Вместо того, чтобы начинать терапию, Наталья махнула рукой: было не до этого, после нервотрёпки с ложным туберкулезом сил не осталось ни на что. «Меньше знаешь — крепче спишь», — так она думала. И пока супруг начал пропивать курс выписанных лекарств, периодически срываясь в алкогольные угары, она присмотрела домик посреди русской глуши. И так он ей понравился, что даже отсутствие фундамента, канализации и склад мусора в огороде не отбили желание его купить.

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

«Я схватилась за этот дом, потому что боялась, что мне осталось совсем чуть-чуть, а мои дети окажутся без крыши над головой», — рассказывает Наталья. Перекошенный дом с разбитыми окнами и мусором стал для неё маяком, шаткой надеждой на то, что будущее всё-таки есть. 

Когда семья переехала, у мужа Натальи умер брат — тоже ВИЧ-положительный. Вместе с ним супруг Натальи по молодости баловался наркотиками. Болен был давно, но узнал только в последний момент. 

«Я тогда жутко перепугалась. Пошла, встала на учет, объяснила врачам ситуацию. Всех детей проверила — ВИЧ-инфекция подтвердилась у младшего сына, ему тогда было три года. Истерика у меня была жуткая. Я настолько испугалась, что стала выбрасывать всё подряд: посуду, щётки зубные, бельё постельное», — вспоминает Наталья, сидя за столом и нервно перебирая край скатерти. Взгляд её оливковых глаз направлен куда-то вдаль, в русскую глушь. 

На помощь Наталье пришла общественная организация «Новое время», помогающая детям, чьи родители больны ВИЧ-инфекцией, наркоманией и алкоголизмом. С ней она познакомилась совершенно случайно, во время первого похода в больницу. Наталье объяснили, что ВИЧ-инфекция — это не страшно, что с этим можно жить, если вовремя начать лечение, рассказали, как передаётся ВИЧ. 

А потом Наталья ушла от мужа — не смогла терпеть его безответственность к своему диагнозу и алкоголизм. Вместе они прожили семь лет. Наталья общается с ним до сих пор, но уже давно махнула рукой — человека не переделать.

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

Палка о двух концах

Младшему сыну, Илье, Наталья рассказала о диагнозе не сразу — мальчику было тогда три года. О болезни матери и брата, а также откуда она взялась, знали только старшие дети. «Драки было не избежать», — вспоминает Наталья, когда я спрашиваю о том, как отреагировали на новость дети. 

«Дочка, которой было на тот момент 11 лет, отреагировала просто: мол, козёл он. А старший сын был зол: убью, говорит. Я говорила, что муж и сам тогда ничего не знал… Палка о двух концах, понимаете? Лучше ведь всё равно уже никому не сделаешь. Я долго на эти темы с ними разговаривала».

Рассказать новость Илье удалось только с помощью психологов организации «Новое время»: специалисты объяснили Наталье методику, посоветовали подождать, пока мальчик подрастёт и сам начнёт задавать вопросы. А до этого «дня икс» Илья с самого детства вместе со старшей сестрой посещал лагеря, организованные «Новым временем», праздники, которые устраивали прямо в детской поликлинике города. Другими словами, Илья с самого детства был частью этого мира, даже не зная, что болеет. Он исправно принимал терапию вместе с мамой, а потому его здоровью ничего не угрожало.

«Это был такой ритуал: каждый день, утром и вечером, мы пили лекарство. Оно, знаете, такое противное на вкус… Но что делать? Приходилось пить. Надо. Поэтому после ложки препарата я давала Илье столовую ложку сгущенки. У нас дома специально для него были закуплены несколько банок», — рассказывает Наталья. Она смотрит куда-то вдаль, на бескрайние жёлтые поля, её оливковые глаза как будто инопланетные. За всё время нашего разговора зрачки не сужались, не расширялись, даже когда Наталья плакала. Они были неподвижными.

Илья вопросов не задавал, воспринимая всё как должное. Рядом все время была большая любящая семья.

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

Труднее оказалось рассказать новость родителям и подругам. И если мама приняла диагноз спокойно, то последним Наталья не говорила ничего до последнего. Боялась. И на то были свои причины. Сейчас Наталья рассказывает это с лёгкой усмешкой, но в голосе всё равно слышится неприятный осадок, маленькая обида. 

«Еще до переезда мы жили с детьми и мужем в коммуналке, в Каменск-Уральском. Рядом с нами жила девочка, соседка. И вот как-то раз, когда муж мой опять загулял, она спрашивает, мол, чего ты его уже не бросишь. Я ей тогда всё рассказала и добавила: а с кем мне спать тогда? Я же ведь ещё молодая, хочется! Не поверите, на утро она собрала вещи и съехала! Я поняла, что люди от таких, как мы, шарахаются. И поэтому уже здесь, когда переехала, очень долго ничего подругам не рассказывала».

Время расставило всё на свои места — спустя несколько лет рассказать об инфекции пришлось. Подруги Натальи приняли диагноз спокойно — две из них работали тогда медсёстрами и знали, что такое ВИЧ-инфекция. До сих пор они поддерживают Наталью и её детей во всем. 

Помогать там, где все друг друга знают

В 2012 году Наталья с помощью организации «Новое время» открыла у себя в городе клуб «Умка», который помогает матерям с ВИЧ-инфекцией. В небольшом помещении на первом этаже двухэтажной «сталинки» вот уже девять лет сотрудники оказывают помощь ВИЧ-инфицированным женщинам и их детям, делают экспресс-тесты, отправляют к специалистам, которые могут назначить подходящую терапию, развозят продукты и лекарства в отдалённые поселки и деревни. «Умка» существует под опекой администрации города и работает на безвозмездной основе. А в 2018 году центр выиграл президентский грант на полтора миллиона рублей. 

В «Умке» работают и получают зарплату шесть сотрудников: два психолога — взрослый и детский, два соцработника, юрист и педагог. Еще 10-15 человек приходят в центр в качестве волонтёров, все они проходят специальную подготовку, где им рассказывают, как этично и корректно общаться с ВИЧ-инфицированными.

Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана
Фотография Полины Скомаровской для Фонда Ройзмана

«Город у нас очень маленький, все друг друга знают, тем более в ближайших деревнях. Многие боятся даже заходить к нам в центр и делать тест. Иногда приходится их шантажировать», — рассказывает Наталья. Она искренне смеётся — ситуация и правда абсурдная. А дело происходит так: Наталья привозит семье набор продуктов и личной гигиены, а взамен просит сдать тест. Только так люди, которые ужасно боятся узнать свой диагноз, соглашаются.  

Организация «Новое время» была с Натальей на протяжении многих лет. Она научила Наталью не бояться, принять себя — а потом стало легче принимать окружающий мир. «Не знаю, что бы я без них делала, они дали мне очень многое», — делится Наталья, и на её губах появляется улыбка, полная любви.  

Цель Фонда «Новое время» — сохранить жизнь и здоровье детей, обеспечить им доступ к службам помощи. Сотрудники фонда посещают сложные семьи, помогают родителям или другим значимым взрослым справляться с трудностями. Предлагают бесплатные группы присмотра и развития, дополнительное питание, места для отдыха и досуга. Детям, имеющим проблемы со здоровьем, Фонд «Новое время» помогает регулярно наблюдаться у врачей и получать правильное лечение. Фонд работает благодаря частным пожертвованиям, к которым можете присоединиться и вы. Оформите ежемесячное или разовое пожертвование в форме ниже, чтобы и у детей, и у взрослых был шанс начать новую благополучную жизнь. Спасибо!

Спасибо, что дочитали до конца!

Благотворительные организации и социальные проекты решают важнейшие социальные проблемы, с которыми не может справиться государство. Они системно помогают людям, образуют общественный диалог на тему насущных проблем, будь то социальное сиротство, социально значимые заболевания или экстренная помощь пострадавшим от насилия людям или животным.

Вы можете поддержать описанное НКО, оформив ежемесячное пожертвование по форме ниже, чтобы сотрудники могли планировать работу, расширяться и просто продолжать поддерживать тех, кому это необходимо. Спасибо за ваше неравнодушие!



Назад

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения: ЛЮДЯМ 100

«ЛЮДЯМ» - идентификатор пожертвования нашего фонда, 100 — сумма пожертвования в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Для пожертвования конкретному проекту, укажите его название после суммы, поставив между ними пробел.

Услуга доступна для абонентов «Билайна», «Мегафона», «МТС» и «TELE2»

Комиссия с абонента — 7,5 %.
Пожертвование осуществляется на условиях публичной оферты


Уральский банк ПАО Сбербанк
БИК 046577674
к/с 30101810500000000674
р/с 40703810716540002434
ИНН/КПП 6685104760/668501001

Ф ТОЧКА БАНК КИВИ БАНК (АО)
БИК 044525797
к/с 30101810445250000797
р/с 40703810710050000610
ИНН/КПП 6685104760/668501001