Дата: 18.07.2022 Автор: Екатерина Подчаша Фотограф: Татьяна Уфимцева
Помочь

Дом, который построила Надежда

Пока зоозащитники спорят с властями о том, сколько же голов должна вмещать государственная передержка, Надежда построила дом для ста семи собак

Помочь

На такси мы подъезжаем к одному из частных домов за Горным Щитом. Здесь находится самая большая передержка Благотворительного фонда «ЗООзащита». Собаки, заслышав незнакомцев, стучащих в ворота, начинают лаять на разные голоса: то высоко, то утробно, то с хрипотцой, то с визгом. Когда из дома появляется Надежда и строгим голосом приказывает: «Тихо», — гомон прекращается, чтобы через пару минут начаться снова.

Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана
Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана

На участке в двадцать соток сегодня проживает 107 собак. Каждую Надежда и её муж Евгений знают по имени и о каждой могут рассказать историю, зачастую триллерную. Более половины собак передержки когда-то были домашними, но в силу обстоятельств стали ненужными. Дымку, например, выгнал из дома сожитель её умершей хозяйки. Ачита нашли под Ачитом: из-за болезни он стал ненужным и его вывезли за город. Барона забрали из Полевского: его избивал хозяин, да так, что у пса деформировался череп и сломались кости таза. И как бы ни хотелось рассказать про всех питомцев передержки отдельно — это, увы, сделать не получится, поэтому мы расскажем только три истории.

Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана
Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана


Пёсотерапия

— Крепко держите свои телефоны и фотоаппарат. И сами держитесь! Что я могу ещё сказать?! Крепко стоим на ногах! — громко командует Надежда; улыбается, оглядывая нас с ног до головы, мол, что ж вы без сменной одежды приехали. Открывает калитку.

Как только мы оказываемся по ту сторону ограждения, на нас несётся стая из около пятидесяти собак. Подбегают без страха, даже не обнюхивают: некоторые тут же встают на задние лапы и тянутся к лицу облизать, другие — те, кому не хватило места — протискиваются снизу своих стоящих на задних лапах сородичей в поисках наших рук. Начинается настоящая борьба за поглаживания. Здесь уже волей-неволей начинаешь жалеть, что рук у тебя всего две и их катастрофически не хватает, чтобы погладить и почесать за ушком каждого пса. Устоять под натиском нам удаётся, потому что собаки везде, и они своими телами держат нас в вертикальном положении. На знакомство уходит более получаса, даже внезапно начавшийся ливень не отбил у собак желания пообщаться с незнакомыми, но щедрыми на ласку людьми.

Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана
Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана

Весь участок передержки зонирован на три части: в одной — в тёплом доме, так называемом, стационаре — живут собаки, которые сейчас проходят лечение, а зимой — те, кто лишён подшёрстка или облысел; во второй — несоциализированные содержатся в добротных вольерах. Мы же сейчас находимся в третьей: здесь по периметру стоят такие же тёплые вольеры, а посередине выкопан бассейн. Всё это своими руками строили Надежда и Евгений.

Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана
Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана

— Все собаки, зашедшие на мою территорию — мои. Они знают, драки у нас запрещены. Ведут себя дружелюбно, играют. Сами видите, контактные все, мы их социализируем, — рассказывает Надежда. — Фотографируйте скорее — купаются! Смотрите, купаются!

Сама Надежда бездомными собаками занимается с одиннадцати лет: тогда спасла от смерти щенков, выброшенных на свалку. С двенадцати лет она пошла работать, чтобы кормить своих собак. А два с половиной года назад они с мужем продали квартиру в Екатеринбурге, купили дом и устроили передержку. У семьи есть и свои, домашние, питомцы: три собаки и две кошки.

— Если мои собаки [находящиеся на передержке] обретают дом, я курирую их ненавязчиво, но всегда слежу за их жизнью. Я не последний человек для них, я первый. Любую из собак, которые сейчас живут здесь, можно и нужно забрать домой.

Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана
Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана


Прозрачная собака

На протяжении всего интервью за Надеждой хвостом ходит небольшая, ниже колена, со светлой шерстью собачка — Искорка.

Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана
Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана

— Год назад ночью я увидела пост про истощённую, голодную собаку в соцсетях. Да, ласкуша? — не погладить Искорку, когда та скромно жмётся к ногам, Надежда не может. — Дети подманивали её сосисками, а когда она подходила к ним, забивали её палками и камнями. Собаку у детей отобрали две женщины. Я всю ночь не спала. Наутро нашла автора поста, позвонила узнать, где сейчас собака. Оказалось, в Нижнем Тагиле. Поехала и забрала.

Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана
Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана

К Надежде Искорка попала «прозрачной»: настолько та была истощённой, залитой уже засохшей смолой и с обрубленным хвостом:

— Зад у неё весь был как панцирь, все выходы… Понимаете, да?.. Были запечатаны. Я её обрила, затем отмывала и выщипывала более месяца.

«Прозрачными» Надежда называет практически всех своих собак. Независимо от того, были ли ранее её подопечные хозяйскими или бездомными — все они поступали в крайней степени истощения.


Бриллиант

Даймонд — самый настырный из всех собак. Он не отходит от меня, встаёт на задние лапы, тяжело дышит, высунув язык, и уверенно тянется с намерением вылизать лицо.

Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана
Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана

Его историю знает вся Свердловская область. Год назад СМИ писали о собаке, которую специально переехал на своём чёрном внедорожнике мужчина на заправке в Арамиле.  С тяжёлыми травмами пса отправили в клинику, он перенёс операцию — сейчас в его задних лапах стоят спицы. Теперь его зовут Даймонд.

Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана
Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана

— На видео с камер [видеонаблюдения на заправке] видно, что мужчина это сделал специально, — на последнем слове Надежда делает акцент. — Машина сворачивала налево, пёс лежал справа, и водитель повернул в сторону собаки, переехал её передним колесом и поехал дальше. Никакого наказания мужчина не понёс, а Даймонд после операции живёт у нас. Сара!

Надежда ругает такую же мелкую, как Искорку, собачку. Сара — провокатор, гоняет по участку Искорку, а та жмётся к ногам хозяйки ещё сильнее. Вот, Сара уже побежала лаять на других собак: и сидящих в вольере, и свободно гуляющих, провоцируя их на ответный лай и потасовку.

Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана
Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана

Евгений же появляется с большим ведром, внезапно большинству собак мы стали неинтересны и они вереницей пошли за хозяином. Евгений идёт по периметру, заходит в вольеры, насыпает в миски корм, и по мере того, как у каждой из собак в её миске оказывается еда, «хвост» за мужчиной уменьшается — перерыв на ужин.


Собака-истерика

Поплавок живёт отдельно от других собак, с ним мы знакомимся на обратном пути, когда возвращаемся в Екатеринбург.

Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана
Фотография Татьяны Уфимцевой для Фонда Ройзмана

— Поплавка мы выловили из пруда больше года назад. Он провалился под лёд и застудил лапы. Вылечили, позже рентген показал сросшиеся позвонки, воспаление и отит, — Надежда остановила машину, вышла, мы — за ней. — Это же огромный шикарный волк! Посмотрите! Но собака-истерика. Да, не подхожу я к тебе, не бойся, — Поплавок по-прежнему не доверяет людям, даже от Надежды прячется в конуру.

Мы же вызываем такси и едем в город очень грязные, но счастливые.

На момент публикации этого материала Поплавок уже обрёл любящую семью.

По подсчётам «ЗООзащиты», каждый день на питание её подопечных — а это 250 собак и 120 кошек — необходимо около 35 000 рублей, что складывается в 12 775 000 ежегодно. Жители передержки Горного Щита в день съедают 6 мешков корма по 16 килограммов каждый. Сегодня здесь нет «прозрачных» собак. Все они питаются хорошо два раза в день, и каждая из них заметна и обласкана. Но передержка — это всё же временный дом для 107 собак.  Пока её жители ждут своих хозяев, им необходимы уход и питание. И вы можете накормить хотя бы одну из них — сделайте, пожалуйста, небольшое пожертвование по форме ниже. Спасибо!

Спасибо, что дочитали до конца!

Благотворительные организации и социальные проекты решают важнейшие социальные проблемы, с которыми не может справиться государство. Они системно помогают людям, образуют общественный диалог на тему насущных проблем, будь то социальное сиротство, социально значимые заболевания или экстренная помощь пострадавшим от насилия людям или животным.

Вы можете поддержать описанное НКО, оформив ежемесячное пожертвование по форме ниже, чтобы сотрудники могли планировать работу, расширяться и просто продолжать поддерживать тех, кому это необходимо. Спасибо за ваше неравнодушие!



Назад

При оплате с помощью короткого номера

Отправьте SMS-сообщение на номер 3443 с ключевым словом «ЛЮДЯМ» и через пробел укажите цифрами сумму пожертвования в рублях.

Например: ЛЮДЯМ 100

В ответ вы получите SMS для подтверждения платежа. Подтверждение платежа может прийти с короткого номера, на который отправляли первоначальное SMS-сообщение, или с сервисного номера оператора связи.

Услуга доступна для абонентов МТС, Билайн, Мегафон, Tele2, Тинькофф Мобайл, Yota.
Допустимый размер платежа — от 1 до 15 000 рублей.
Стоимость отправки SMS на номер 3443 – бесплатно.Комиссия с абонента - 0%.

Уральский банк ПАО Сбербанк
БИК 046577674
к/с 30101810500000000674
р/с 40703810716540002434
ИНН/КПП 6685104760/668501001

Ф ТОЧКА БАНК КИВИ БАНК (АО)
БИК 044525797
к/с 30101810445250000797
р/с 40703810710050000610
ИНН/КПП 6685104760/668501001