Дикие аллеи

Рак последней стадии почти уничтожил веру Валентина Михайловича в жизнь, но он вернул её в Первом екатеринбургском хосписе.

Первый екатеринбургский хоспис
Собрано: 1 962 439 руб. Нужно: 6 063 578 руб.
32%
Автор фото: Аня Матвеева
Автор статьи: Марина Бушуева
Валентин Михайлович всегда был близок с природой. Он пронёс эту близость через десятилетия – изучал, писал, жил и работал на природе. И даже рак не разлучил его с деревьями, животными и землёй. 

Валентин Михайлович с трудом поднимается с кровати. На его тумбочке — большая стопка книг, на которых сидит куколка в атласном сарафане и ярком платке — оберег. Он берёт с собой одну из книг, захватывает палочку с деревянным любовно отёсанным наконечником, выходит в коридор паллиативного отделения и начинает рассказ. Говорит неразборчиво, скупо, но немного погодя его голос становится твёрже, а губы ширятся в насмешливой улыбке.

В сапогах по мрамору

Аня Матвеева для Фонда Ройзмана


Валентин Михайлович работал лесничим в заповедных лесах, в горах открывал месторождения, был «работягой» в шахтах. И всю жизнь писал. Раскрытая на его коленях книга — сборник рассказов, очерков и новелл, написанных им в последние 50 лет. С одного из разворотов тяжёлым, усталым и проницательным взглядом смотрит мужчина с густыми бровями и длинной бородой. Это — Василий Юрьевич Скалон, учитель Валентина Михайловича и дворянин из той ветви Скалонов, что жила в Пермской губернии. 

Валентин Михайлович учился на биолога-охотоведа, лесохозяйственника и геолога — в Иркутске, Ленинграде и Свердловске. Но именно в Иркутске ему особенно стала близка природа Сибири и Урала — как и его учителю Скалону. 

«Барон Скалон — благороднейший человек. Травили его страшно, работать он мог только в Сибири — открыл в Иркутском университете охотоведческий факультет, куда я и поступил. Он меня тащил из грязи в князи. Нет, ну представьте, я — парнишка семнадцати лет, отца на фронте потерял и тут в университет поступил. Шагаю в резиновых сапогах по мраморному полу. А рядом он — величина, которая светила мне всю жизнь». 

Сейчас Валентин Михайлович шагает в коричневых сандалиях по бетонному полу Первого екатеринбургского хосписа, ослабленный и истощённый болезнью, медленно, нетвёрдо. 

Поезд на Белгород

Аня Матвеева для Фонда Ройзмана



О том, как у него нашли рак, Валентин Михайлович рассказывает с громким смехом: «Нашли рак случайно. Я — человек сильный, прекрасно себя чувствовал. Поехал в Белгород к друзьям, поесть в августе виноградику. В поезде начались сильные боли, – моча не проходила – пришлось меня снять и отправить в больницу. Там меня встретил врач в шортах, с пузом и трёхэтажным матом. Он стальным тросиком — вжух! — прочистил канал мочеиспускательный и дальше в Белгород отправил. Месяц я у друзей прожил, хорошо было. Вернулся домой, обследовался, биопсию взяли. И всё. Рак мочевого пузыря последней стадии, неоперабельный. Всё — хана. Мне было тогда семьдесят шесть лет».

Аня Матвеева для Фонда Ройзмана


Сейчас Валентину Михайловичу восемьдесят два. Он — крепкий пожилой мужчина, с зачёсанными назад белыми густыми волосами, окладистой бородой и бронзовым лицом человека, который много времени работал на природе. В коридоре первого этажа Первого екатеринбургского хосписа он, осторожно ступая, подходит к редкому виду суккулента, который обычно не цветёт в неволе. И восхищённо указывает тростью на горящий алым цветок: «Это такая редкость. Невероятно».   

Нежданная помощь

С лечением Валентину Михайловичу помогла та самая природа, с которой он работал, о которой много знал и которую берёг всю жизнь. К его другу приезжал на долгие лесные прогулки профессор из онкоцентра Свердловской области. Друг дал Валентину Михайловичу телефон, и он переехал на время лечения к сыну. 

Аня Матвеева для Фонда Ройзмана


«Прошёл томографию. С ней было тяжело тогда. Очереди огромные, надо было ждать годами. Но сын оплатил приём. И аппаратура в онкоцентре была хорошая, швейцарская.

Перед операцией нужно было уничтожить всю микрофлору, чтобы внутри мочевого пузыря стерильно было. Опухоль, конечно, врачи не убрали, она гигантская была, но что-то обтесали. Ну ничего, хоть затормозили развитие болезни. Химиотерапию не делали, прожил пять лет на гормональных препаратах. Вот только сейчас мне и эти препараты не помогают». 

О раке Валентин Михайлович рассказывает как о чём-то неизбежном и происходящим не с ним. Он сам словно дерево, подчинённое природным законам: «На первых этапах роста растения стремятся к взаимовыручке и поддержке. Затем, когда растение становится гуще и больше, а условия ухудшаются или улучшаются, оно продолжает расти, тянуться к солнцу или медленно погибает. Жизнь есть жизнь — она всегда в движении».

Боль

Аня Матвеева для Фонда Ройзмана


После операции Валентин Михайлович продолжил жить знакомой привольной жизнью рядом с природой. Пару месяцев назад у него случился сильнейший приступ боли — такой, что «хотелось на стены лезть». Сын забрал его в Екатеринбург, чтобы быть рядом. Боль продолжалась несколько недель, и в один день, когда она стала невыносимой, сын вызвал отцу скорую. С операторами пришлось ругаться: они не приезжали, говорили, что вызов был отменён. Когда фельдшеры наконец приехали, Валентина Михайловича забрали в районную больницу, где ординатор на просьбу выйти в приёмный покой и принять больного и заорала: «Мне некогда!».

«Два месяца я сходил с ума от боли. Ничего не ел — обессилел и похудел так, что ходить не мог. К еде отвращение было — не от боли, она со мной была всегда — просто жить не хотелось».

Жизнь человека

Аня Матвеева для Фонда Ройзмана


Из больницы Валентина Михайловича выписали и, когда он попал на приём к онкологу, узнал, что муж доктора, его осмотревшей, — геолог. На следующем приёме он передал через неё книгу своих очерков. А онколог поделилась с ним телефоном Первого екатеринбургского хосписа. 

В паллиативное отделение Валентину Михайловичу помог попасть сын:

«Меня сюда на носилках двадцать один день назад принесли. Ходить сам я уже не мог. И есть не хотел, отказывался. Думал скорее умереть. Когда мне покушать предлагали, я готов был по лицу ударить.

Через три недели пребывания в Первом екатеринбургском хосписе Валентину Михайловичу стали не нужны носилки. Тёплое отношение докторов и младшего персонала, подобранная специально для Валентина Михайловича схема обезболивания позволила ему вернуться к жизни. 

«Тут я впервые в жизни почувствовал себя человеком. И захотел жить.

Аня Матвеева для Фонда Ройзмана


Я бесконечно благодарен всем медсёстрам, техничечкам, санитарам. Посмотрите, сколько тут тяжёлых больных, как их много. Но не слышно криков, не видно злобы. Все быстро, профессионально. Врачи очень внимательные, очень предупредительные — стараются быть рядом. А еда... Сравнивать с обычными больницами невозможно. Она настолько хорошая, что я попросил родных ничего мне больше не привозить».

Валентин Михайлович выходит в сад. Он старается с привычной твёрдостью хозяина леса ступать по дорожкам диких аллей. Обращается к берёзе, к её серёжкам, склоняющимся до самой земли, к белеющему мощному стволу, и с восторгом называет вид. Это — плакучая берёза. Указывая на дерево тростью, он счастливо улыбается и следует дальше — к тополям, вязам и аккуратным соснам. К жизни природы – такой же хрупкой, как жизнь человека.

Аня Матвеева для Фонда Ройзмана



В Первом екатеринбургском хосписе облегчают сильнейшую боль тяжелобольных и умирающих людей. Тёплое отношение врачей, психолога, медсёстер и санитаров больницы смягчает и серьёзную эмоциональную боль. Постоянный уход и внимание, современное оборудование, своевременное и качественное питание, развлечения для всех пациентов — то, что помогает не сдаваться раньше времени и жить, несмотря на усталость от тяжёлых болезней. Пожертвуйте любую сумму для хосписа — на эти деньги отделение сможет оплатить питание, необходимые лежачим больным расходные материалы и обучение сотрудников Первого екатеринбургского хосписа. Лучше подписаться на регулярное пожертвование – оно может быть небольшим, но точно поможет многим. 

320

Помочь проекту

Через интернет

SMS с кодом

Через сбербанк

Банковской картой или электронными деньгами

Регулярные списания с вашей банковской карты или PayPal для поддержки проекта Первый екатеринбургский хоспис будут списываться пока не будет собрана вся требуемая сумма. После завершения сбора средств ваши автоматические пожертвования будут перенаправлены на следующий сбор в рамках такой же категории нуждающихся или на уставные цели фонда.

Единоразовое пожертвование в пользу проекта Первый екатеринбургский хоспис.

Я хочу пожертвовать: 100 руб.

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения: ЛЮДЯМ 100

«ЛЮДЯМ» - идентификатор пожертвования нашего фонда, 100 - сумма пожертвования в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Для пожертвования конкретному проекту, укажите его название после суммы, поставив между ними пробел.

Услуга доступна для абонентов: sms

Комиссия с абонента - 0%.
Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполните необходимые поля и оплатите ее в любом отделении банка.

Скачать квитанцию

Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Напомнить

Напоминать сделать пожертвование в другое время

Частота напоминания

Собрано: 1 962 439 руб.
Нужно собрать: 6 063 578 руб.