Быть живым сейчас

До того, как люди становятся пациентами хосписа, они проживают жизнь, полную личных драм и переживаний. Это история Эльвиры

Первый екатеринбургский хоспис
Собрано: 1 011 961 руб. Нужно: 12 489 667 руб.
8%
Автор фото: Аня Марченкова
Автор статьи: Анастасия Ерахтина

В Первом екатеринбургском хосписе лежат удивительные люди: за каждым из них стоит сложная драма, связанная с борьбой с болезнью, её принятием. Но диагнозы пациентов паллиативного отделения — не то, что их определяет. Каждый из них, как и все мы, проживает жизнь, в которой много радостного, печального и сложного.

Эльвира — невысокая улыбчивая женщина с медными волосами. Она сидит на краю кровати, нервничая, скрестя ладони, вложив одну в другую. У неё идеальная осанка, тонкие руки и ноги, гордо на прямую шею посажена голова. Эльвире 76 лет, она — пациентка паллиативного отделения.


«17 лет назад мне убрали щитовидную железу. И очевидно предвестники болезни были уже тогда. Я порадовалась тогда, а оказывается… Посадили на гормоны. Все эти 17 лет сахар, манку, виноград я не ела. Дети ели, я – нет. В онкологию я больше не ездила, не знаю, было у меня там что-то или нет, но пила клевер, шиповник, боярышник. Следила за собой, лечила сосуды, делала флюорографию, проводила профилактику женских болезней.  И вдруг, через 17 лет, у меня появилось пятнышко. Его быстро облучили тогда. В 15-м году лежала в кардиоцентре, всё было хорошо. В 16-м тоже ничего не нашли. А в 17-м обнаружили очаг в лёгких. Ничего этого не было видно на тех аппаратах, на которых меня обследовали при диспансеризации. Но никого мучать я не стала. Хотя если бы это нашли раньше, сегодня вопрос о смерти не стоял бы».

По Эльвире сложно сказать, что она неизлечимо больна: женщина говорит уверенно, не прекращая улыбаться: «Я в молодости преподавала в училище, работала с подростками, на лыжах бегала, ходила в церковь с мамой. Стала ветераном труда, несмотря на то, что у меня первая группа инвалидности. Я не привыкла жалеть себя с самого детства, поэтому и сейчас этого не делаю. В моём детстве не было сосок, сахара. Мать оставляла меня одну. Покормит в 6 утра, потом чёрного хлебушка намнёт, в тряпочку положит, завяжет, мне даёт и уходит. А я орала сутками и всё это выплёвывала, выпихивала».


Бабушка Эльвиры была княжной, за что её репрессировали на Север, дедушка — потомственный помещик. Они встретились в ссылке в Вятке и никогда больше не расставались. От бабушки ей досталась вера: «Бабушка Аксинья говорила: "дети, я никогда никого не видела, но знаю, что образ Христа – это абстрактное облако без обычной формы и рода. «Отче наш» – знать как дважды два!". Я знала её и "Богородица Дева, радуйся". У мамы на кухоньке всегда висел образок, она нам говорила: "поешьте, перекреститесь"».

За веру семья подвергалась гонениям: «Нас, детей, в семье пятеро: три девочки, два мальчика. Мама крадучись, под тулупом, возила нас зимой в церковь за восемь километров, когда отец работал на машинно-тракторной станции. А когда родился четвёртый сын, папа сам привёз домой попа. Об этом узнали соседи и вскоре в газете появилась статья "Крестоносцы"». Шёпотом Эльвира добавляет: «"У Анатолия Никоноровича Киселёва 5 детей и на каждого по пятеро крестов" там было написано. А мы так рвались, строили нашу будущую Родину, я вам клянусь, я не пасую, не хвалюсь, нет, нет, я правда люблю Родину, люблю людей, люблю Христа, народ, детей. Всё, что было – я делилась, все что могла – я отдавала. И этим очень горда. Но столько отдавать своего здоровья не надо было.

От того, что я постоянно кричала в детстве, моя челюсть деформировалась. А что значит молодой девушке иметь такой дефект! Я это понимала, я это ощущала, я в этом комплексе жила, хоть и слова тогда такого не было. Я была худенькая, всё было хозяйство на мне. Помню, что общалась я в основном с родными, работы много было, играть некогда, уличной жизни не было — некогда. Я была старушкой в свои молодые годы. И когда красивый мужчина в школе ко мне подошёл и положил руку на плечо, мне этого хватило. Воспитанная в старых традициях, я сказала: «Хочешь – дождись, не хочешь – не выйду замуж, ничего». И он это понял. Он трагически погиб после рождения дочери. Но я его любила и люблю. Я своим мужем очень гордилась».


После окончания института молодая Эльвира пошла преподавать в училище: «Когда я работала там, мне приходилось сталкиваться с разными ребятами. Например, была девочка из неблагополучной семьи, мама неработающая, папа пьющий, отсидевший. А девочка хорошая, но дикая. И моя задача была, как мне казалось, показать – как надо. И ей хотелось жить так же, хотя на самом деле она не такая. И когда она, например, могла украсть какую-нибудь помаду, я показывала, что так нельзя. Учила убирать мусор, строить отношения с ребятами, тратила массу времени. Уже тогда были психологические центры, а мы брали слишком много на себя, подход нужно было искать другой. Педагогических знаний тоже было мало. И порой бывали кражи, убийства, суициды, детки гибли. Но когда началась наркота, я бороться перестала, сказала, что это уже не мой уровень. Так вот мы, не умея, рвали свои сердца, сражалась без профессиональной поддержки. Так и испортила здоровье».

Сегодня Эльвира получает всю необходимую терапию в Первом екатеринбургском хосписе. Ей снимают боль, которую приносит рак, она общается с другими пациентами, проводит много времени на мастер-классах, с которыми приходят волонтёры.


«Я хочу сказать спасибо месту, в котором я сейчас нахожусь, людям, что создали это его, лично Евгению Вадимовичу и его коллегам. Я жива, меня поддерживают здесь. У нас постоянно проходят разные уроки, вот я делаю куколок — недавно маленького космонавтика смастерила. Даже есть астрологические точки, всё с умыслом. Это нас отвлекает, размагничивает. С помощью моторики мы живём. Недавно приезжали фольклорные группы, чтобы спеть для нас, привезли поделки от детишек из специализированных школ. Это очень радостно и приятно. Мы ведь тоже такими были когда-то».


Первому Екатеринбургскому хоспису нужна ваша помощь. Каждый день профессиональные врачи здесь делают жизни паллиативных пациентов лучше и качественнее. Тут унимают физическую боль, поддерживают морально, позволяют родным быть рядом. Пожалуйста, подпишитесь на небольшое, но регулярное пожертвование. В двадцать первом веке люди не должны мучиться от боли. 








320

Помочь проекту

Через интернет

SMS с кодом

Через сбербанк

Банковской картой или электронными деньгами

Регулярные списания с вашей банковской карты или PayPal для поддержки проекта Первый екатеринбургский хоспис будут списываться пока не будет собрана вся требуемая сумма. После завершения сбора средств ваши автоматические пожертвования будут перенаправлены на следующий сбор в рамках такой же категории нуждающихся или на уставные цели фонда.

Единоразовое пожертвование в пользу проекта Первый екатеринбургский хоспис.

Я хочу пожертвовать: 100 руб.

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения: ЛЮДЯМ 100

«ЛЮДЯМ» - идентификатор пожертвования нашего фонда, 100 - сумма пожертвования в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Для пожертвования конкретному проекту, укажите его название после суммы, поставив между ними пробел.

Услуга доступна для абонентов: sms

Комиссия с абонента - 0%.
Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполните необходимые поля и оплатите ее в любом отделении банка.

Скачать квитанцию

Пожертвование осуществляется на условаях публичной оферты

Напомнить

Напоминать сделать пожертвование в другое время

Частота напоминания

Собрано: 1 011 961 руб.
Нужно собрать: 12 489 667 руб.