Дата: 19 Июн 2021 Фотограф: Архив Ассоциации замещающих семей Свердловской области
Помочь

С чем приходится сталкиваться приёмным родителям и как эти трудности решить?

Помочь

19 августа Фонд Ройзмана начал сотрудничество с Ассоциацией замещающих семей Свердловской области — организацией, которая с 2016 оказывает психологическую и социальную поддержку семьям, где растут приёмные дети. Глава Ассоциации Юлия Аюпова и директор по развитию Александра Мелях рассказали, с какими трудностями приходится справляться родителю, когда он растит ребёнка с опытом сиротства, и как с ними помогает разбираться Ассоциация замещающих семей Свердловской области.

Основной проект Ассоциации замещающих семей — Центр сопровождения приёмных семей «Найди семью». В рамках этой программы психологи Центра проводят групповые занятия для родителей приёмных детей, формируют сообщество, помогают поддерживать силы и находят пути решения проблем, с которыми не сталкивается обычно родитель кровного ребёнка. 

С осени Ассоциация запускает ещё одну программу — помощь подросткам с опытом сиротства. Это также будет группа, в которой игротехник и психолог будет вести работу и учить детей выстраивать отношения с родителями и сверстниками, управлять эмоциями и т.д. Для этого проекта Фонд Ройзмана открыл сбор

Кровные и приёмные дети — в чём разница? 

Архив Ассоциации замещающих семей Свердловской области

Юлия: «Кровный ребёнок и приёмный — разные. Когда женщина ждёт кровного ребёнка, она знакома с ним уже на этапе УЗИ. С каким бэкграундом придёт в семью приёмный — неизвестно. Даже органы опеки могут скрывать часть биографии детей: например, могут не сказать потенциальным родителям, что ребёнок подвергался не просто шоковому сексуальному изнасилованию в семье, а сексуально эксплуатировался. И он приходит с таким опытом в семью, которая к этому не готова, в которой есть младшие дети — они могут пострадать. А родители этого не знали.

Приёмные дети неврологически и психологически другие. Например, часто они не знают меры в еде. Дети с опытом сиротства могут есть до рвоты, а когда их стошнит, могут продолжать есть. Так они компенсируют пренебрежение их безопасностью и потребностями, которое было в кровной семье. 

Дети с опытом сиротства обладают "компетенциями", которых нет у детей из благополучных семей: выживать на улице, искать еду на помойке, прятаться от полиции и агрессивных взрослых. Моей  дочери четыре года и если оставить её одну на улице на 20 минут, то это будет травма, которую нужно будет долго прорабатывать у психологов». 

Проблемы

Архив Ассоциации замещающих семей Свердловской области

Александра: «Проблемы с детьми с опытом сиротства бывают разного качества: от "Она всё время хамит!" до полного несовпадения бэкграунда: например, ребёнок жил с бабушкой до 5-6 лет, и их семья зарабатывала продажей старых вещей с помоек. В новой семье ребёнок тоже начинает тащить домой мусор, не реагируя на запреты. Более того, так он может проявлять любовь к родителям. 

Ребенок с опытом сиротства проверяет своих родителей на прочность, чтобы убедиться, что им можно доверять и чувствовать себя в безопасности. Дети с опытом сиротства лучше других чувствуют болевые точки родителей и целятся именно туда. Если родитель не выносит хамства, ребенок может хамить именно ему. Родителям трудно с этим справиться без специальных знаний».  

Юлия: «Большинство семей начинают испытывать большие трудности на этапе вопросов гигиены: в кровной семье дети видят, что родители утром и вечером ходят в душ, чистят зубы. В кровной семье ребёнка не было таких потребностей, значит, они не формируются и у него». 

Александра: «У детей с опытом сиротства могут полностью отсутствовать познавательные, гигиенические или игровые навыки, но могут быть обширные сексуальные познания. Например, четырёхлетний мальчик может прийти к старшей сестре и сказать: "Покажи сиськи". Или может сказать маме "Я тебя трахать буду" — только матом. И не дай бог у мамы был опыт изнасилования — в этот момент её "снесёт". Папу "снесёт" за жену и дочь. А контекст такой, что родители думают: "Мы его, значит, из детдома взяли, пригрели, а тут вот так" — чтобы устоять в такой ситуации, нужно иметь достаточно силы и специальные компетенции». 

Тайна усыновления

Архив Ассоциации замещающих семей Свердловской области

Александра: «Я знаю несколько случаев, когда семья тщательно скрывала, что ребёнок приёмный: мама носила накладной живот, имитировала беременность, якобы для родов уезжала в другой город, приезжала с ребёночком и все жили так, как будто ребёночек родился в этой семье. В советские годы это была повсеместная норма».

Юлия: «Мы за то, чтобы тайна усыновления не хранилась в семье, потому что каждый человек имеет право на свою идентичность. У каждого из нас есть бабушка, тётя, сестра — и все они часть нашей идентичности. Да, её формирует много других факторов, но кровных родных тоже нужно иметь в виду». 

Александра: «От ребёнка опасно хранить тайну усыновления. Даже в благополучных приёмных семьях бывали случаи, когда у ребёнка, которому не говорили, что он — приёмный, развивалось психическое заболевание. Это происходило потому, что его имплицитная память, то есть та, которая не может быть описана словами, говорила ему: "Со мной было что-то другое". А родители рассказывают, что это не так. 

Принято считать, что ребёнок ничего не понимает, не помнит, но я знаю случай, когда ребёнок, которого забрали в приёмную семью в двухлетнем возрасте, однажды прибежал к маме и закричал: "Мама, мама, а когда мы в лес пойдём? Зачем? Так веники надо собирать!". Оказалось, что кровная семья, где жил ребёнок до двух лет, зарабатывала тем, что продавала самодельные веники».  

Юлия: «Здесь важно подчеркнуть, что нет исследований, которые доказывают прямую корреляцию между хранением тайны усыновления и сумасшествием ребёнка. Это экспертный опыт. А исследование и провести невозможно, потому что отследить это пока нельзя».

Рубрика «Мнение»

Архив Ассоциации замещающих семей Свердловской области

Юлия: «Главное требование окружающих к приёмным родителям — "Вы за него деньги получаете — вот и воспитывайте как положено". Суть точки зрения такая, что люди растят кровных детей без государственных денег и как-то справляются. Но проблема в том, что деньги там не великие и те уходят в основном на лечение детей: из кровных семей и детдомов они обычно попадают к приёмным родителям с болезнями. 

Приёмная семья будет огребать от воспитателей из детского сада, от учителей школ. У нас есть кейсы, когда приёмный ребёнок приходил в детский сад и жесточайшим образом избивал детей, привязывал их к стулу — такого там не видел никто. 

В школе у ребёнка с опытом сиротства начнутся проблемы с поведением, учёбой — у таких детей часто вырабатывается больше кортизола, — гормона стресса — который обладает высокой нейротоксичностью и влияет на височные доли мозга, которые отвечают за обучаемость. Такие дети могут стравливать детей, воровать. И должно пройти много времени, чтобы он научился положительным паттернам из приёмной семьи. А пока это не случится, всё это будет прилетать приёмным родителям». 

Александра: «У нас есть кейс, когда интеллигентной маме нескольких кровных и приёмных детей директор школы заявил, что её некровные дети — мерило того, какая она мать, а её кровные — просто "подарочные". И это была травма для неё. Более того, ей важно, чтобы у детей было хорошее образование, а у приёмных детей с этим были трудности». 

Юлия: «В нашей стране многие думают, что имеют право дать совет или задать «особо помогающий» вопрос или "помочь" упрёком. Часто это фраза: "Вы знали, на что идёте". Но родители не знали: одно дело быть информированным, а другое — пережить опыт». 

Александра: «В России нетолерантны к инаковости. Если за границей ваш ребёнок будет кричать в транспорте, первое, что сделают окружающие — спросят, какая вам помощь нужна. У нас что будут делать? Орать и шикать, давать советы. "Другим" всегда было сложно у нас: ещё в СССР были специальные учреждения для людей с разными инвалидностями — они всегда жили в изоляции. Приёмные дети — тоже "другие"».  

Как справиться

Архив Ассоциации замещающих семей Свердловской области

Юлия: «Главная ценность Ассоциации замещающих семей — контакт и доверие с подопечными семьями. Мы принимаем их, проживаем проблемы с ними и никогда не стыдим. Мы поддерживаем и учим справляться с травматичным опытом ребёнка, со своими реакциями. 

Это долгая работа. Мы можем все нужные компетенции просто на листочке распечатать и повесить на стенку. Но дело не в этих знаниях даже, а в том, что родители приходят к нам, и мы говорим, что то, что с ними происходит — нормально, а если они повели себя "не так", то это не значит, что они плохие. Мы выдерживаем их, а им проще выдерживать своих детей».  

Александра: «Множество современных родителей — "битые". И бывает такое, что эти родители приходят красные, как раки, и говорят: "Я не знал(а), что делать, я его побил(а)". Когда с родителем, когда он был ребёнком, не справлялись, его били. А детей из детдомов бесполезно бить». 

Юлия: «Поддержки со стороны, которая нужна взрослым, нет. И они получают её здесь — в Центре сопровождения приёмных семей. На групповых занятиях мамы обсуждают здесь проблемы, но не осуждают и не учат друг друга. На всякий случай у нас есть правила, где это запрещено.

В Екатеринбурге несколько организаций занимаются консультированием приёмных семей, а полным психолого-социальным сопровождением — только наша организация. Мы сформировали сообщество мам, для которых наши занятия — потребность». 




Спасибо, что дочитали до конца!

Благотворительные организации и социальные проекты решают важнейшие социальные проблемы, с которыми не может справиться государство. Они системно помогают людям, образуют общественный диалог на тему насущных проблем, будь то социальное сиротство, социально значимые заболевания или экстренная помощь пострадавшим от насилия людям или животным.

Вы можете поддержать описанное НКО, оформив ежемесячное пожертвование по форме ниже, чтобы сотрудники могли планировать работу, расширяться и просто продолжать поддерживать тех, кому это необходимо. Спасибо за ваше неравнодушие!



Назад

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения: ЛЮДЯМ 100

«ЛЮДЯМ» - идентификатор пожертвования нашего фонда, 100 — сумма пожертвования в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Для пожертвования конкретному проекту, укажите его название после суммы, поставив между ними пробел.

Услуга доступна для абонентов «Билайна», «Мегафона», «МТС» и «TELE2»

Комиссия с абонента — 7,5 %.
Пожертвование осуществляется на условиях публичной оферты


Уральский банк ПАО Сбербанк
БИК 046577674
к/с 30101810500000000674
р/с 40703810716540002434
ИНН/КПП 6685104760/668501001

Ф ТОЧКА БАНК КИВИ БАНК (АО)
БИК 044525797
к/с 30101810445250000797
р/с 40703810710050000610
ИНН/КПП 6685104760/668501001